АРХИВ

ХРОНИКА ОБЪЯВЛЕННОГО УБИЙСТВА

За несколько месяцев до очередной годовщины убийства академика Зии Буньятова вышла в свет книга воспоминаний его супруги, повествующие о нелегком жизненном пути последнего в Азербайджане Героя Советского Союза. Совершенно случайно автор этих строк стал свидетелем споров вокруг сигнального экземпляра воспоминаний Таиры ханум Буньятовой в издательстве "Азербайджан". На обложке книги был изображен Зия Буньятов в бронзе, попирающий змею. Один из руководителей издательства вызвал к себе сотрудников и не скрывал возмущения: "Уберите отсюда эту анаконду! Как вы могли оставить ее на обложке? Вы понимаете, на что намекаете?". Змеюку пришлось замазать. Так же, как все это время замазывали и само дело о убийстве академика.

Долгое время это дело было нераскрытым. Ежегодно в этот день на экранах азербайджанского телевидения появлялись кадры из выступления президента в день похорон, где глава государства с мрачным, весьма озабоченным и задумчивым выражением лица обещал, что убийца одного из самых выдающихся людей нашей страны будет обязательно найден.

А мне вспоминается выражение лица другого человека - экс-генпрокурора Эльдара Гасанова - в тот момент, когда в ноябре 1999 года неподалеку от могилы академика в Аллее почетного захоронения я задал неуместный вопрос: "Когда будут объявлены имена убийц академика?". Экс-генпрокурор, нервно поморщился, пытаясь увернуться от прямого ответа, и наконец произнес: "К сожалению, пока мы не смогли раскрыть это преступление". И быстрый и пронзительный взгляд третьего человека, стоявшего позади от Э.Гасанова, тоже не ускользнул от окружавших их людей. Но министр внутренних дел Рамиль Усубов ограничился молчанием. Да, именно завеса молчания окружает убийство человека, который сам посвятил не один десяток лет жизни раскрытию тайн жестоких средневековых деспотий. Но кто мог подумать, что сам академик станет жертвой деспотичной современности?

"Дело Зии Буньятова" стало самым скандальным, нашумевшим и вместе с этим запутанным преступлением в истории азербайджанской криминалистики. 21 февраля 2003 года исполнилось шесть лет со дня этого убийства, но до сих пор никто не может дать исчерпывающего ответа на вопрос об именах истинных убийц. И это несмотря на то что азербайджанское правосудие нашло ответ на этот вопрос, но этот ответ никого не удовлетворил.

ПАРТИЯ АЛЛАХА ПРОТИВ БУНЬЯТОВА?

После пятилетнего расследования следствие пришло к выводу, что убийство было совершено по заказу иранской террористической организации "Хезболлах" (Партия Аллаха). Суд, приговоривший группу во главе с Назимом Нагиевым к тюремному заключению, основывался на предположении, что в начале 90-х годов Зия Буньятов перевел на азербайджанский язык научное произведение, в котором пророк Мухаммед предстал не в лучшем свете. И тогда разгневанные сторонники "партии Аллаха" вынесли приговор о физическом уничтожении академика. К тому же группа убийц некоторое время пребывала на территории соседнего Ирана, где прошла соответствующую выучку на подготовку к теракту. Все члены группы признались в содеянном и взяли на себя убийство З.Буньятова. Такова официальная версия.

Однако принятое судом решение вызвало шквал недовольства независимых экспертов, которые посвятили не один год расследованию этого преступления.

На что опирались следователи, настаивая на своей версии? Все прекрасно понимают, что З.Буньятов - один из самых ценных ученых-востоковедов, который пользовался большим почтением и уважением и в Иране. Заметим, З.Буньятов - автор единственного перевода Корана на азербайджанский язык и не раз посещал Тегеран, где его окружали заботой и вниманием.

Одним из первых, кто встретил эту версию в штыки, был шейх Аллахшукюр Пашазаде, назвавший решение суда "абсурдным". Видимо, он исходил из того, что если религиозная террористическая организация грозит кому-то физическим устранением, то объявляет об этом официально. А до этого руководитель исламской общины, в данном случае аятолла, выступает с фитвой (призывом) к убийству.

Каждый из нас хорошо помнит события минувших лет, когда аятолла Хомейни дал фитву на расправу с вольнодумцем Салманом Рушди. И все знают, что ни аятолла Хаменеи, ни другие религиозные лидеры Ирана с призывом об уничтожении З.Буньятова (который никогда не давал повода для обвинений в богохульстве) не выступали.

Но на минуту поверим нашему правосудию и предположим, что академик действительно выступил против божественных заповедей, чем вызвал гнев иранских мулл. Тогда почему же он был убит не в 1993 году, когда вышла в свет эта его книга, а только в 1997?

И главное - следствием доказано, что глава группы Назим Нагиев - сын главы исполнительной власти Апшеронского района Адиля Нагиева - был сотрудником секретной службы министерства внутренних дел - так называемой "семерки". Машина Н.Нагиева, белая "Нива", находилась на балансе этого ведомства, и ее номер был зарегистрирован там.

Как стало известно позже, членом террористической "партии" был не только Н.Нагиев, но и другой сотрудник "семерки" Габиль Бабаев. То есть, два сотрудника спецслужб вступили в ряды террористической организации, связь которой с иранскими спецслужбами ни у кого не вызывает сомнения.

Мы давно свыклись с мыслью о непрофессионализме наших спецслужб, но мало кто из нас усомнится в компетентности иранской разведки, которая, по мнению специалистов, одна из самых эффективных не только в регионе, но и в мире. Тогда почему иранские разведчики, которые и занимаются вербовкой в "Хезболлах", позволили сотрудникам спецслужб другого государства, проникнуть в ряды своих агентов?

И наконец, последним ударом по вердикту стало заявление лидеров настоящей "Хезболлах" после решения суда. Террористы не взяли на себя ответственность за убийство академика. За всю историю этой организации "Хезболлах" никогда не отказывался от своих акций, если они действительно были совершены им.

Но тогда кто убил академика? И если осужденные невиновны, то почему признались в преступлении? Даже если предположить, что группа Н.Нагиева была вынуждена подписаться под протоколом, не выдержав напора и пыток, то что помешало рассказать им всю правду уже на суде? Многие жертвы режима признавали свою вину, не выдерживая пыток в застенках, а после следствия уже на суде раскрывали истину. Значит, группа все же принимала участие в убийстве? Тогда кто же заказчик и к какой организации принадлежат эти убийцы?

СЛЕДСТВИЕ ЗАКОНЧЕНО. ЗАБУДЬТЕ!

Итак, первый вывод таков: осужденные за убийство академика, возможно, никогда и не подозревали о существовании организации "Хезболлах". Но вместе с этим они не отвергают своей причастности к преступлению.

Но почему первая следственная бригада, расследовавшая убийство З.Буньятова в бытность Эльдара Гасанова генпрокурором, считала, что оно - дело рук группы бывшего начальника следственного управления МВД Низами Годжаева? И почему за судебной решеткой, рядом с преступниками, которые признали свою вину, мы не увидели лиц тех, чье участие в убийстве доказано следствием, но которые по-прежнему отвергают свою причастность?

Следственные документы и показания первого расследования показали: двое из "группы Низами Годжаева" - офицеры полиции Герай Оруджев и Панах Мусаев - замешаны в этом убийстве. Герай Оруджев ныне отбывает наказание в тюрьме (П.Мусаев также был в тюрьме, но в прошлом году вместе с Н.Годжаевым помилован указом Гейдара Алиева), но был обвинен не в убийстве академика, а в изнасиловании и тяжких преступлениях.

Следствием было установлено, что за некоторое время до убийства академика Г.Оруджев купил квартиру рядом с домом Героев, где жил покойный З.Буньятов, и в течение нескольких месяцев вел наблюдение за академиком. Сразу же после убийства он срочно продал эту квартиру, почему-то старательно заметая следы. К примеру, за несколько дней до убийства он записался в число пациентов Экспериментальной больницы, где позже пропали несколько паспортов пациентов. Впоследствии эти паспорта были обнаружены именно в той квартире, где проживал Г.Оруджев. Интересное совпадение, не так ли?

А через несколько часов после совершения убийства, Г.Оруджев вместе с двумя неизвестными мчался в западном направлении на автомобиле ВАЗ-2106 белого цвета и был задержан дорожным патрулем в Евлахском районе. Но - только за превышение скорости. Очень взволнованный Г.Оруджев позвонил Низами Годжаеву (следствием установлены их частные телефонные переговоры в этот период), после чего автомобиль благополучно продолжил путь.

И наконец - уже на суде по делу "группы Н.Годжаева" парикмахер с центральной площади в Барде рассказал весьма примечательную историю: "Утром Г.Оруджев пришел к нам в парикмахерскую. Вид у него был уставший, а он сам был небритый. По телевизору сообщили об убийстве Зии Буньятова. Показывали эти ужасные кадры, где лежал его труп. И тогда я сказал: "У какого ограша поднялась рука на такого человека?!". Не успел я произнести это, как Г.Оруджев набросился на меня и стал жестоко избивать...".

Пройдет несколько месяцев, и обвиненный в покушении на убийство не только З.Буньятова, но и экс-президента госконцерна "Азербалыг" Энвера Мустафаева, Н.Годжаев уже в апреле 1997 года пригрозит Э.Мустафаеву: "Ты не знаешь, как могут поступить с тобой? Будешь много болтать, тебя пристрелят в рот, как и Буньятова..." Эти слова бывший начальник следуправления будет повторять часто - вплоть до своего ареста.

Итак, следственная бригада генпрокуратуры, состоящая из восемнадцати следователей, изучая обстоятельства убийства З.Буньятова пришла к версии, что Н.Годжаев и его группа были исполнителями заказа на убийство академика. Н.Годжаев, обвиненный в других преступлениях, был арестован. А на следующий день после его ареста в стенах МВД "пропал" журнал, где отмечаются имена всех посетителей сотрудников аппарата внутриполитического ведомства. Видимо, кто-то в министерстве спохватился и постарался вовремя "потерять" журнал. Так что следствие не узнало, насколько часто Г.Оруджев и П.Мусаев посещали главного следователя страны перед убийством академика. Но удалось зафиксировать их частые телефонные переговоры.

ПРИНЦИП ОККАМА

Обычно многие следователи при расследовании наиболее тяжких и запутанных преступлений используют принцип, называемый "бритва Оккама". То есть устраивают мозговую атаку, складывают все возможные версии и путем опровержения оставляют право на жизнь наиболее реальным.

Итак, следственная бригада Э.Гасанова выдвинула версию причастности группы Н.Годжаева к убийству академика. Но почему же они не вышли на след группы "Хезболлах"? В ходе следствия становится ясным, что экс-генпрокурора интересовал исключительно политический аспект дела.

По сведениям из компетентных источников, арест Н.Годжаева был инициирован не экс-генпрокурором, а самим президентом. В то время, когда в начале января 1999 года Г.Алиев находился на лечении в "Гюльхане", Низами Годжаев провел совещание на одной из дач в поселке Новханы, где было принято решение: в случае критического обострения здоровья президента власть должна быть захвачена именно "еразовской" частью правящего трайба. Как известно, Н.Годжаев также является выходцем из Зангезурского района Армении. Именно он на этом совещании и в последующих процессах приложил особое усердие в проведении этой линии.

Однако Г.Алиев благополучно вернулся на Родину и продолжил исполнение своих обязанностей. Ему спешно доложили о сепаратных переговорах Н.Годжаева. И сразу же последовало наказание. Г.Алиев поручил генпрокурору Э.Гасанову поднять весь компромат на Н.Годжаева, после чего и всплыли все его преступления в период деятельности в Мингечауре. Но президент никак не мог предположить, что расследование дела Н.Годжаева выведет генпрокурора и на след убийства академика.

Президент допустил промах, ибо не понял, что Э.Гасанов, руководствуясь задачами внутривластной борьбы, выпячивает политическую сторону вопроса. По сути, генпрокурору нужно было не докопаться до сути дела, а подчеркнуть роль Н.Годжаева и, следовательно, его родственников Фуада Алескерова и Муртуза Алескерова - в убийстве З.Буньятова. Иначе никак не объяснить тот факт, почему, имея на руках все необходимые доказательства, он не высветил участие в нем так называемой "группы "Хезболлах".

Как стало известно нам из компетентных источников, устранение З.Буньятова стало многосложной комбинацией, в которой были задействованы несколько преступных групп.

ПЕРВАЯ ГРУППА - так называемый "отряд Хезболлах". Он действительно принимал участие в убийстве. Но не имел отношения к "Хезболлах", а представлял собой "объединенную преступную группу", деятельность которой обычно координируется спецслужбой. А "Хезболлах" - это просто агентурное название группы. (Такой оригинальный подход к названию позволил впоследствии второй следственной бригаде свалить всю вину на организацию исламских террористов.)

Как известно, одна из задач "семерки" состоит в осуществлении наружного наблюдения. Они повсюду и преследовали академика в последние дни его жизни. Они и совершили убийство. Видимо, приказ об уничтожении З.Буньятова поступил Н.Нагиеву от Г.Бабаева, которого впоследствии ликвидировали. И сегодня Н.Нагиев находится в патовой ситуации: того, кто непосредственно передал ему приказ, уже нет в живых.

ВТОРАЯ ГРУППА - группа Н.Годжаева, которая, скорее всего, выполняла контрольные функции. Разработчики сценария убийства предположили, что со старым академиком можно будет покончить обычной поножовщиной, а потом прикрыться удобной версией "убийства от рук мелких хулиганов, пытавшихся ограбить". Кстати, изначально бытовала версия, утверждающая, что З.Буньятов погиб в результате злодейства абитуриентов из частного университета. Была в ходу также и версия о "нападении на З.Буньятова невменяемых наркоманов". Как показала экспертиза, убийцы нанесли академику множество ножевых ранений, но мужественный и стойкий З.Буньятов продолжал борьбу за жизнь. Поэтому контролирующему операцию пришлось прибегнуть к контрольному выстрелу.

И наконец ТРЕТЬЯ ГРУППА - профессиональные киллеры из России. Им заказ на убийство поступил из околонаучных кругов. Но обошлись без их помощи.

По мнению экспертов, в ту скорбную ночь холодного февраля 1997 года, академика в блоке поджидали двое, и их контролировал хозяин явочной квартиры.

Среди арестованных "группы "Хезболлах" были и некие Джаваншир Асланов и Тариэль Рамазанов. После четырех дней их отсидки покойному прокурору Ровшану Алиеву, который занимался расследованием преступления, позвонили с требованием отпустить этих подозреваемых. Р.Алиев не посмел возразить. Но уже через несколько дней прокурора попросили вновь объявить их в розыск. И на сей раз никакой розыск не смог прийти на помощь Р.Алиеву.

Быть может, именно Д.Асланов и Т.Рамазанов поджидали покойного Зию Буньятова? А где гарантии, что на контроле не стоял Г.Оруджев? Может, именно они трое и сидели в автомобиле, задержанном в Евлахе? Сотрудник ГПДУ утверждает, что в машине было трое пассажиров.
Сегодня на эти вопросы исчерпывающий ответ могли бы дать только два человека - Эльдар Гасанов и Герай Оруджев. Кстати, власти хотели включить Г.Оруджева в список помилованных президентом. Но благодаря протесту, поднятому журналистами, власти не рискнули отворить дверь его камеры.

Еще одним знающим все перипетии этого дела был покойный прокурор Ровшан Алиев. А ведь именно он раскрыл всю подноготную убийства З.Буньятова, после чего стало ясно, что в смерти академика виновны вовсе не М.Алескеров и не Н.Годжаев. Может, поэтому Н.Годжаев в кулуарных беседах часто повторял: "Что вы от меня хотите? Я десятый человек в этом вопросе". И был прав. Но будучи "десятым", он все же знал всю цепочку заказчиков и исполнителей преступления. Может, поэтому его сначала помиловали, а потом и оправдали.

По информации из компетентных источников, за некоторое время до смерти Р.Алиев успел предупредить многих неугодных режиму, что заказ на убийство З.Буньятова был не единичным. По этой же информации, которую он сообщил одному высокопоставленному чиновнику, руками той же группы собирались устранить многих из них. "Я дошел до истины в деле З.Буньятова и обязательно раскрою ее. Дали бы мне возможность, я бы арестовал во власти нескольких лиц, замешанных в этом деле", - утверждал прокурор за несколько дней до смерти. Это было его последним утверждением. Р.Алиев был убит выстрелом в упор у своего подъезда. Предупреждающий сам стал жертвой!
Неоценима заслуга и экс-генпрокурора в раскрытии этого преступления. Но Э.Гасанов практически приоткрыл лишь часть этого дела. Используя раскрытые факты, генпрокурор поспешил расправиться со своими противниками, а спустя некоторое время - сыграть в собственную политическую игру.

По сообщению компетентных источников, за несколько дней до своей отставки Э.Гасанов заявил президенту, что уничтожение академика З.Буньятова инициировано в коридорах власти. О результатах, полученных следственной бригадой, президенту вынужден был доложить и начальник следственного управления Генпрокуратуры Азер Вахабзаде.

Впервые за всю свою жизнь Г.Алиев оказался в ловушке. Он не тронул Э.Гасанова. Он обрушил свой гнев на следственную бригаду. Власть разбила судьбу следователей, входивших в эту следственную бригаду. Они были уволены из органов прокуратуры. Но власть не ограничилась этим наказанием. Были подняты все следственные дела, которые раньше ими расследовались от подследственных требовали компромата на опальных следователей. В результате жалобщики, требующие своих денег, стояли у их дверей. Следователи потеряли все, что имели.

Особое наказание постигло и бывшего следователя по особо важным делам Надира Османова, который проводил все основные допросы по делу академика. Его жизнь находилась под угрозой. Н.Османов спасся - сегодня он пока успешно скрывается на просторах России.
Легким наказанием отделался начальник следуправления Азер Вахабзаде. Ему помог авторитет отца - Бахтияра Вахабзаде. Однако путь к дальнейшему служебному продвижению для него тоже закрыт. Его дисквалифицировали до поста прокурора района.

Мы подошли к самому главному вопросу убийства Зии Буньятова - к мотивам преступления.

"ПУСТЬ ОН УМОЛКНЕТ!"

Нет, не партия Аллаха, а партия "Ени Азербайджан" обратила весь аппарат своего подавления против непримиримого академика. Зия Буньятов, человек резкий, но искренний, так до конца и не смог простить себе причастности к возвращению Г.Алиева во власть. Его душевные раны в годы "гейдаризма" очень напоминали душевные терзания М.Горького в дни сталинизма, когда он по ночам в слезах изливал боль души. Но в отличие от "буревестника революции", буревестник азербайджанского народного движения выражал свой протест против алиевской власти открыто, часто на глазах у многих свидетелей вступая в публичную перепалку с вождем.

По сообщению компетентных источников, за несколько дней до убийства разъяренный З.Буньятов вошел в приемную к президенту и потребовал, чтобы тот его принял. Президент этого не захотел. Тогда З.Буньятов стал громко поносить власть, сотворившую с Азербайджаном непотребное. Только после этого Г.Алиев принял академика. Их диалог сотрясал стены кабинета. З.Буньятов покинул резиденцию Патриарха сам не свой, приехал к близким друзьям и искал у них поддержки и оправдания.

"Во время войны я служил в штрафном батальоне. И мы каждый день шли на смерть. Однажды я с гранатой в руках бросился под танк врага. И остался в живых. Сегодня я вижу один вражеский танк, который уничтожает мою страну. Я возьму гранату и брошусь на него. Может, Бог меня помилует, и я вновь останусь в живых". Он всегда просил милости у Бога и никогда - у власти.

Но взбешен был не только З.Буньятов. Власть каждый день задавалась вопросом: когда он умолкнет?

В авторитарных странах все на службе у диктаторов. Даже судьба. Уста Зии Буньятова закрылись навеки. Но его призрак будет преследовать убийц до самых последних дней.

ЭЙНУЛЛА ФАТУЛЛАЕВ

"Монитоp", еженедельное аналитическое pевю, No 8, 25 февраль 2003 г.