АРХИВ

МАЛАЯ ЗЕМЛЯ

Второй визит патриарха на свою историческую родину окончательно обескуражил не только общественность страны, но и экспертов. Не успели еще головы остыть от его первого визита, который носил беспрецедентный характер, как буквально следом за ним состоялся второй.

Формальная причиной посещения Нахичевани была объявлена. Гейдар Алиев решил встретится на границе с Арменией со своим заклятым партнером по переговорам Робертом Кочаряном. В рандеву на границе Роберта Кочаряна и Гейдара Алиева есть нечто противоестественное. Подумайте сами. Стоят лицом к лицу два президента двух враждующих государств. У каждого за спиной - страна, которой они управляют, а перед глазами - страна, которую каждый по праву может считать своей исторической родиной.

Вообще страсть президента к подобным встречам вызывает большие подозрения. Ну почему бы не встретиться в гостеприимном Париже или на худой конец в Киеве? А уж если обязательно надо встретиться на границе, то к услугам президентов огромное количество мест в континентальной части страны. Почему бы не встретиться в Казахе, заодно посмотрев, как живет население западных регионов Азербайджана?

Так нет же! Гейдара Алиева как магнитом тянет в Нахичевань. Понятно, что ничто человеческое ему не чуждо, и посему он, как и всякий человек, использует любую возможность, чтобы посетить свою малую родину. Вопрос только в том, что раньше подобной сентиментальности за президентом не наблюдалось.

МАТЕРИАЛИЗАЦИЯ ДУХОВ И РАЗДАЧА СЛОНОВ

В отличие от первой поездки, в этот раз президент был в другом сопровождении. Вместе с ним поклониться "святым местам" приехал не сын, а братья. Но если появление вместе с президентом самого независимого из его братьев не вызывает удивления, то приезд в Нахичевань стремящегося быть в тени Агиля Алиева, как минимум, наводит на определенные мысли.

Как и в прошлый раз, патриарх приехал к землякам не с пустыми руками. В качестве подарков дедушка Гейдар привез указ о создании нахичеванского филиала Академии наук. При этом президент распорядился, чтобы нахичеванские академики получали в два раз больше, чем их коллеги в Баку. Вот вам еще один пример трайбовой сегрегации.

Еще одним подарком стал приказ президента начать в Нахичевани строительство международного аэропорта стоимостью более 50 миллионов долларов. При этом президент лично утвердил проект и распорядился, чтобы длина взлетно-посадочной полосы позволяла принимать "боинги".

На совещании, которое провел президент, он рассказал о больших планах по развитию Нахичевани. Все это смутно напоминало сцену из романа Ильфа и Петрова "12 стульев", когда великий комбинатор расписывал олухам из Васюков перспективы превращения их города в столицу мира, а затем и вселенной. Совершенно войдя в раж, президент распорядился перевести в Нахичевань управление железных дорог, расположенное в Имишли. На кой ляд сдалось это управление Нахичевани, имеющей всего две сотни километров стальных путей, заканчивающихся тупиками, и отрезанной от остальной части азербайджанских железнодорожных магистралей, сказать не может никто. Все эти мероприятия президент сдабривал огромной порцией комплиментов в адрес нахичеванцев и Нахичевани. Столько лести в чей-то адрес, тем более из уст человека, особой комплиментарностью доселе не отличавшегося, не могли не вызвать большие подозрения.

ЧТО ИЩЕТ ОН В КРАЮ ДАЛЕКОМ?

Что же заставило президента в течении месяца дважды побывать в Нахичевани? О том, что это совпадение не случайно, говорит и тот факт, что сроки визита - каждый раз по пять дней - явно превышают норму, необходимую для реализации заявленной цели. Если Гейдар Алиев, человек весьма занятой, бросает все дела в столице и проводит пять дней в глухой провинции, этому должно быть четкое и разумное объяснение. За годы своего правления президент приучил всех нас к тому, что он ничего и никогда не делает просто так. Поэтому в нахичеванских вояжах следует искать некий глубинный смысл.

ВЕРСИЯ ПЕРВАЯ - ПОДДЕРЖКА НАСЛЕДНИКА

Вполне вероятно что поездки Гейдара Алиева в Нахичевань имеют политический смысл. Обеспокоенный будущим своего клана и падением позиций в самой Нахичевани, которая доведена наместником Васифом Талыбовым до крайней степени обнищания, президент решил задобрить нахичеванцев. Во-первых, чтобы заручится их поддержкой при выдвижении сына, и во-вторых, чтобы ослабить позиции популярного в Нахичевани Расула Гулиева.

Но в этом случае непонятна тактика президента. Большую часть встреч он провел в городе Нахичевань и в Шарурском районе, где не осталось села, которого бы он не посетил. Вполне вероятно, что выбор места для встреч был предопределен происхождением наместника - как известно, В.Талыбов, выходец из этого района, в своей кадровой политике опирается на выходцев из Шарура. Поддерживая шарурцев президент укрепляет позиции Талыбова, но при этом теряет расположение жителей остальных районов Нахичевани, которые крайне болезненно относятся к возвышению шарурцев.

Почему-то за обе поездки президент так и не нашел времени, чтобы посетить свои прежние крепкие тылы - крупнейшие села Нахичевани Неграм и Джахри. А ведь именно эти села играют во внутритрайбовом раскладе ключевую роль. К тому же, в этот раз Ильхам Алиев не сопровождал отца, что было бы естественно, если бы версия о поддержке наследника была главной доминантой в мотивации президентских визитов.

ВЕРСИЯ ВТОРАЯ - ПОСЛЕДНИЙ ПРИЮТ

Согласно этой версии, президент, как всякий пожилой человек, стоящий на пороге вечности, задумывается о месте последнего приюта. В этой связи Нахичевань - наиболее подходящее место для последней стоянки патриарха. Выбор Баку в этом смысле не совсем удачен - неизвестно как повернутся события, и что может произойти. В то же время нахичеванцы всегда были хранителями верности патриарху. Даже в самые тяжелые годы, когда антиалиевская истерия достигла апогея, в Нахичевани, как зеницу ока, берегли бюст дважды Героя Социалистического Труда Гейдара Алиева. Поэтому можно смело рассчитывать, что в Нахичевани последний приют патриарха тоже будет в неприкосновенности.
Но тут тоже встает большой вопрос. За последние годы патриарх не сделал ничего, чтобы доказать свою былую привязанность к жителям богоизбранной автономии. Низкий жизненный уровень, отсутствие тепла и света, унизительные заработки на самых грязных и низкооплачиваемых работах в соседней Турции - вот что получила Нахичевань в награду за свою беспримерную преданность патриарху. Жизнь в автономной республике превратилась в ад.

И потому было решено задобрить Нахичевань. Осуществив ряд подачек, президент рассчитывает обеспечить себе долгую и, главное, добрую память в умах и сердцах нахичеванцев, тем самым гарантировав вечный покой.
У этой версии также есть весьма слабые стороны, и главная из них в том, что Гейдар Алиев вряд ли верит в Бога. А значит для него не существует и бессмертия души. По крайней мере, все его действия на нашей грешной земле весьма красноречиво свидетельствуют о том, что вместо рая на небесах он хочет поиметь все блага на этом свете. Люди подобного склада мало задумываются о том, что их ждет после смерти. Потому и эта версия представляется маловероятной.

НЕЗАВИСИМАЯ НАХИЧЕВАНЬ

Как видно из вышеприведенного анализа, обе основные версии отпадают. Но должна же быть какая-то веская причина, обусловившая поездки патриарха в Нахичевань.

На наш взгляд, для ответа на этот вопрос необходимо немного раздвинуть рамки нашего обзора. В конце концов, приведенные выше версии решают локальные задачи, а наша власть в целом и Гейдар Алиев - в частности, находятся сейчас в перманентном поиске ответа на главный вопрос. Основная задача, которую хочет решить патриарх, - обеспечить неприкосновенность для своей семьи.

Второе пришествие патриарха во власть, помимо общеизвестных политических целей, имело и весьма банальную цель - обеспечение материальной базы семьи. В период, предшествующий второму пришествию, патриарх вздыхая неоднократно сожалел, что не смог обеспечить своих детей. Поэтому наипервейшей задачей стало накопление семейного капитала. И надо честно признать - эту задачу президент выполнил. На сегодня он и его семья являются одними из богатейших семей мира.

Но принципы и методы, при помощи которых он обогатился, ставят под большое сомнение сохранность его капиталов. Огромный капитал, нажитый подобным путем, - хороший повод для любого правительства, пришедшего к власти в посталиевский период, обратиться к любой стране мира и потребовать выдачи как наследников, так и нажитых миллиардов. Видимо, только сейчас Гейдар Алиев понял старую восточную истину: богатство, нажитое неправедным путем, это проклятие.

Для сохранения неприкосновенности капиталов недостаточно уехать из страны. Любая из приютивших стран вполне может экспроприировать "черные миллиарды". Для сохранности наследства необходимо: либо сохранить за семьей политическую власть, либо договориться с приемниками о неприкосновенности семьи, либо уничтожить Азербайджан, либо... создать собственное государство. Последние действия президента показывают - он идет именно в последнем направлении.

Понятно, что сохранение политической власти семьей весьма проблематично - нет единого лидера, способного стать политическим наследником патриарха. Договориться с прочими политическими силами практически невозможно - нет никаких гарантий, что, получив власть, они не нарушат своих обязательств. Развал страны был бы оптимальным решением всех проблем, но существуют как внешние, так и внутренние силы, которые не допустят развала страны.

Поэтому остается самый оптимальный путь - создание карликового, но собственного государства. Нахичевань подходит на роль "запасного аэродрома семьи" идеально. Эксклав находится в окружении трех государств. С Азербайджаном его связывает лишь воздушное сообщение.
Беспрецедентный политический статус Нахичевани - прямой залог грядущих проблем для Азербайджана. Нахичевань - единственная в мире автономия, образованная не по национальному, а по территориальному признаку. Нигде в мире нет аналогичного образования. Как правило, автономии - это государственные формы национальных меньшинств. Но парадокс в том, что в Нахичевани живут такие же азербайджанцы, как в Шеки или в Ленкорани. А без национального меньшинства не может быть автономии. Вот, например, находящаяся в аналогичном положении Калининградская область России автономного статуса не имеет.

Автономный статус Нахичевани обеспечивает ей неприкосновенность не от внешних врагов, а от воли центра. Будучи главой Нахичевани, Гейдар Алиев прекрасно показал, что автономия может быть полностью независима от Баку. Принятая конституция Нахичевани предоставила автономии максимально высокий статус. Так, к примеру, согласно своей конституции, автономная республика может иметь собственный национальный банк.

Несколько лет назад еще не было ясно, зачем нужно предоставлять подобный статус Нахичевани - ведь тогда Карабах затребует еще большие права, а выше нахичеванского статуса - только статус независимого государства. Сегодня становится понятно, почему в 1995 году президент настоял, чтобы конституция Нахичевани была принята именно в этом виде.

За годы правления Гейдара Алиева делались титанические усилия по максимальной автономизации Нахичевани. Так, Нахичеванский воинский корпус - практически независимое военное формирование. Боевая выучка и материально-техническое обеспечение в нем в несколько раз лучше, чем в остальных частях национальной армии. Подавляющую часть его солдат и офицеров составляют жители Нахичевани, и на чьей стороне они будут в случае конфликта между центром и автономией - гадать не приходится.

Если предположить, что все эти действия направлены на превращение Нахичевани в неприступную крепость Семьи, то можно предположить следующее развитие событий.

СЦЕНАРИЙ ПЕРВЫЙ - ДЕЖА ВЮ

Согласно этой версии, после смерти президента Семья переберется в Нахичевань. В континентальном Азербайджане запускается механизм саморазрушительных процессов, страна погрязает в хаосе и гражданских беспорядках. В это время пятая колонна Семьи активно муссирует миф об Ильхаме-спасителе, который сидит в Нахичевани, весь из себя гордый и недоступный. Достать его там любой центральной власти не под силу.

Маленькая Нахичевань, которую Семья, вложив в нее ничтожную часть своих капиталов, может превратить в рай, станет грудью на защиту своих благодетелей. И после нескольких лет гражданской войны Семья возвращается в страну, "чтобы принести мир и процветание".
По сути этот вариант есть не что иное, как повторение сценария, использованного Гейдаром Алиевым для своего второго пришествия. Как говорили древние, все новое - это хорошо забытое старое.

СЦЕНАРИЙ ВТОРОЙ - ОТДЕЛЕНИЕ

Это - самый опасный из возможных вариантов. Если Семья решит полностью изолироваться от Азербайджана, она пойдет на более радикальные шаги. В качестве повода для превращения "независимости де-факто" в "независимость де-юре" могут послужить антитрайбовые настроения в центре. Подогревая эти настроения, Семья может спровоцировать беспорядки, которые выльются в антитрайбровые экспроприационные погромы. Это позволит сдвинуть с места ту часть нахичеванцев, которые хорошо обосновались в Баку, и заставит их бежать на малую родину. Затем сессия Милли меджлиса Нахичевани рассмотрит вопрос о независимости и примет решение. К тому же Карсский договор предусматривает возможность превращения Нахичевани в независимое государство. В этом случае понятно для чего необходимы и Академия наук, и международный аэропорт, и управление железной дороги.

При реализации этого варианта Семья получает полную индульгенцию. И возможность сохранить свои капиталы. У континентальной части Азербайджана очень мало возможностей помешать подобному развитию событий завтра, но все еще есть шансы разрушить эти планы сегодня.
А пока ясно одно. Ради решения первой части задачи - личного обогащения - Гейдар Алиев пожертвовал Карабахом, И понятно, что ради второй части - обеспечения безопасности - он готов пожертвовать всей нашей страной.

РАСИМ НУРИЕВ,

"Монитор", № 6, 2002 г.