ОСЕНЬ ПАТРИАРХА

"...О, если бы он был послан Богом, какие силы добра мог бы он принести в наш мир"

Брэм Стокер, "Дракула"

Каждая, страна управляемая демократическим способом, счастлива по-своему. Но все страны, находящиеся под гнетом диктатуры, удивительно похожи. Все они представляют собой уродливый тип государства, где все и вся подчинено только одной цели - удовлетворению амбиций одного человека.

Все диктатуры проходят через несколько этапов, и так же, как весна неизбежно заканчивается осенью, каждая диктатура движется к своему закату. Как правило, этот процесс идет параллельно с судьбой самого диктатора. Государство, аффинированное со своим руководителем, превращается в заложника его физического состояния. И по мере того, как дряхлеет и выдыхается глава диктатуры, происходит одряхление и государственных устоев.

В нашем случае ситуация усложняется тем, что никто не знает точно состояние здоровья главы государства. В последние годы оно ухудшилось. Не надо быть врачом, чтобы заметить, что в последнее время президент резко постарел. Старость - вообще вещь не из приятных, а старость руководителя страны, обладающего всей полнотой абсолютной власти, почти равна катастрофе. Но в то же время до недееспособности Г.Алиева дело не дошло, и подозрения насчет того, что он еще простудится на наших похоронах, имеют полное право на жизнь.

"Он сидел в кресле и смотрел вдаль, а сверху на него падали желтые листья. Он еще помнил то время, когда эти деревья были молодыми. Когда он первый раз появился на правительственной даче N 2, эти деревья лишь слегка давали тень, а теперь под их сенью могла укрыться вся его семья. Но тень от дерева - слишком ненадежное укрытие в этом мире, где бушуют бури и ураганы человеческих страстей. В этом кресле он провел много лет. Только оно знало его самые сокровенные мысли. Он сидел и думал. О чем? О будущем. О будущем, которого нет..."

Ни для кого не секрет, что политический режим, построенный в Азербайджане, диктатура Алиева вступила в самый тяжелый период своего существования. Наступила осень в жизни самого патриарха, что автоматически вогнало всю страну в аналогичное время политического года.
Сегодняшний Гейдар Алиев коренным образом отличается от того человека, которого мы знали все эти годы. В нем постепенно исчезает то, что позволяло ему все эти годы успешно стоять у кормила власти. Годы дают о себе знать. И недалек уже тот день, когда сотни "Табаки" возвестят миру о том, что "Акела промахнулся".

Все уверены в том, что после него наступят тяжелые времена. И они действительно наступят. Анализ тенденций общественного развития и анатомия личности нынешнего президента ясно показывают в каком направлении будет развиваться кризис. Но крах Гейдара Алиева автоматически означает и крах аффинированного с этой персоной государства. К нашему огромному сожалению этим государством является наша Родина. Азербайджан.

Подобно Григорию Распутину, Гейдар Алиев дискредитирует не себя и даже не основы политического строя. Ради решения узких семейных задач он ставит под сомнение существование национального государства.

ПОСЛЕДНЯЯ ОСЕНЬ

Сегодня ничто еще не предвещает грядущего краха алиевской диктатуры. Политическая власть еще никогда не была столь откровенна наглой и никогда так не бравировала силой. Сфальсифицированный референдум хоть и вызвал множество нареканий западных стран, но выполнил свою главную задачу. Он показал urbi et orbi, что Г.Алиев и демократия - суть вещи несовместные.

В этом есть нечто символичное. Как известно, референдум является самым демократическим инструментом, и подобное издевательское его проведение есть не что иное, как проявление крайнего пренебрежения - как ко мнению народа, так и к демократическим процедурам.
Политическая элита меняется. Оппозиция вырождается. В самой правящей элите идут процессы поиска своего постгейдаровского будущего. В стране нет политической силы, способной организовать переход власти в любых - конституционных или неконституционных - формах. Общество аморфно, подавлено и не готово к серьезной политической борьбе. В этих условиях говорить о шаткости режима просто смешно.
Но если проанализировать происходящие в стране процессы, то НЕИЗБЕЖНОСТЬ КРАХА СТАНОВИТСЯ ОЧЕВИДНОЙ. У этого политического режима нет будущего, потому что он проел все стратегические ресурсы страны во имя сохранения личной власти.

Все говорит о том, что так долго продолжатся не может. Ситуация, когда политическая стабильность долгое время удерживается в статике, возможна только при условии динамичного экономического развития страны. Но в экономике наблюдается полный крах, и рано или поздно ситуация выйдет из-под контроля.

Функционально режим, построенный за последние годы, обречен. Это мобилизационный политический режим, базирующийся на доминанте авторитарных отношений. Он не имеет ни общественных, ни материальных устоев, достаточных для обеспечения своего стабильного существования в будущем.

Всем мобилизационным режимам свойственна одна характерная черта: они не в состоянии иметь долгосрочные устойчивые характеристики. Причина кроется в самой сути мобилизационного режима. Он призван за короткое время обеспечить такой порядок, который позволяет за счет сверхлимитированного изъятия национального богатства достичь поставленной цели. Как правило, подобный режим бывает необходим для вывода страны из затяжного кризиса или для мобилизации народа при агрессии. В этих случаях он имеет общественную поддержку и потому устойчив.

Но довольно часто именно такой режим становится орудием диктатур. В таком случае он переживает ТРИ ЭТАПА.

ПЕРВЫЙ - МОБИЛИЗАЦИЯ. На этом этапе удается мобилизовать страну, стабилизировать ситуацию, ликвидировать проявления кризиса. Как правило, это делается с помощью бюрократического аппарата и силовых мер. Этот этап прошли многие страны - США при Франклине Рузвельте, Франция при втором пришествии де Голля, Германия при Аденауэре, Турция при Ататюрке и так далее.

И если в обществе сильны демократические устои, то на этом этапе все и заканчивается. Второй и третий этапы наступают только в том случае, если общество не готово дать отпор авторитарным тенденциям.

ВТОРОЙ - СТАГНАЦИЯ. На этом этапе мобилизационный механизм, опирающийся на репрессии и экспроприацию, начинает давать сбои. Происходит повальное коррумпирование мобилизационных структур и разложение правящей верхушки режима. Население начинает нищать, а политическая элита - олигархизироваться.

ТРЕТИЙ - ОБВАЛ. На этом этапе мобилизационный режим разваливается, открывая дорогу новым политическим элитам, сформировавшимся в борьбе с ним. Если подобных сил не оказывается, страна вступает в длительную череду хаоса, когда одно компрадорское правительство сменяет другое, продолжая пожирать природные ресурсы страны.

Подобный мобилизационный режим уничтожает все опоры для устойчивого развития. В первую очередь - духовные. Относительно долгое его существование возможно только при наличии полного уничтожения духовных и моральных ценностей. Режим, положивший в свою основу проведение грабительской политики, кровно заинтересован в том, чтобы с его падением рухнула и страна. Уничтожение основ государственности носит систематический и осмысленный характер. Именно такой политический режим и построил Гейдар Алиев.

Корни сегодняшнего положения необходимо искать в ближайшем прошлом режима. Любой мобилизационный режим имеет цели. Как правило, от качественной характеристики целей во многом зависит тактика мобилизационных действий властей.

В чем заключалась необходимость создания подобного режима в Азербайджане? В нашем случае задача упрощается тем, что цели и задачи нынешнего режима напрямую совпадают с целями и задачами не группы людей, а одного конкретного человека.

МЕСТЬ И ДЕНЬГИ

Движущей силой второго пришествия Гейдара Алиева во власть стали месть и деньги.

МЕСТЬ. Гейдар Алиев - безусловно, очень мстительный человек. Как показывает практика его работы за 30 лет, он всегда мстил своим политическим оппонентам. Пусть через много лет, когда все прочие забывали даже причину, по которой он мстит. В случае с возвращением им двигало чувство мести. Более того - это чувство у него могло принять глобальные масштабы. Он мог затаить злобу не на конкретных людей, активно выступавших в то время против него, а против всего народа. И чисто по-человечески его можно понять. Всю свою жизнь он посвятил карьерному росту. Но как всякий человек, он прикрывал свои действия разговорами о заботе о благе народа.

"Разве я не заботился о них? Я построил миллионы квадратных метров жилья, множество заводов и фабрик. Если до меня никто даже не знал названия республики, то при мне Азербайджан стал получать Красные знамена за победы в социалистическом соревновании, его ставили в пример всем другим республикам. Награды посыпались рекой. Разве я это делал для себя? А взамен они, как только представилась возможность, стали поливать меня грязью. Люди, которых я поднял из грязи, стали оплевывать меня, и никто не возмутился этим. Народ молчал, пока били его благодетеля. Неблагодарные!.."

Гейдар Алиев чересчур часто говорил о своих "благодеяниях", так часто, что сам в это искренне поверил. Поэтому столь тяжелым было для него отрезвление. Поток обвинений, выплеснувшийся из народной души в краткую оттепель, поразил его до глубины души. Но будучи эгоцентричным человеком, он все это воспринял как общенародную неблагодарность. Поэтому Алиев вполне мог пожелать отомстить народу "за измену".

ДЕНЬГИ. Второй и основной движущей силой было стремление накопить громадные финансовые ресурсы. Об этом говорит политика, которую все эти годы проводил патриарх. Наиболее яркой и все усиливающейся тенденцией его правления является концентрация капитала в руках семьи. Узурпация капитала и национального богатства носят беспрецедентный характер. Клан олигархизировался до размеров семьи, и это означает, что основная цель мобилизационного режима - обеспечить семью финансовыми потоками.

Именно этой цели и подчинена вся логика развития нынешнего режима. Для обеспечения семьи достаточными ресурсами нужно много денег. Для того, чтобы их добыть, есть два пути. Эволюционный - когда власть потихоньку коррумпируется и разлагается, и революционный - когда размеры коррупции становятся гигантскими.

Все прекрасно понимали, что возможности закончатся вместе с уходом Г.Алиева из жизни. Возраст лидера сыграл решающую роль в выборе тактики. Начался форменный беспредел. То, что происходит, можно охарактеризовать одним словом - грабеж. Такая ситуация при наличии слабого и аморфного общества могла продолжаться ровно столько насколько хватит ресурсов. А их, по мнению авторов замысла, должно было хватить до самого конца, а потом - хоть потоп.

Но режим пожрал ресурсы страны гораздо раньше времени. То ли ресурсов оказалось меньше, то ли темпы растрат оказались слишком высоки, то ли срок действия главного фактора неоправданно затянулся но ресурсы кончились прежде, чем произошел конец третьей стадии.
Гейдар Алиев пережил свою власть. Парадокс в том, что ресурсы его здоровья оказались неизмеримо больше самых оптимистичных врачебных прогнозов. Организм, получив чудовищную дозу допинга в виде абсолютной власти, просто-напросто расцвел. Произошла регенерация жизненных функций. Но резко ухудшившееся состояние страны поставило перед патриархом сложную задачу продления агонии.

Все понимают, чем это закончится. Этот режим не может закончится иначе, нежели переворотом. Переворотом, призванным изменить не столько форму государственного устройства, сколько его суть.

ОН ПРАВИТ НАМИ ТАК, СЛОВНО ОН БЕССМЕРТЕН

Единственная возможность продлить агонию власти - верно избрать наследника Гейдара Алиева. Сам президент слишком любит власть, чтобы отказаться от нее даже ради продления жизни политического режима.

"Ну кому можно доверить власть в этой стране?! Стоит только отдать ее этой своре шакалов, что меня окружают, как от моей семьи ничего не останется. Стоило мне в Москве оступиться, как в Баку меня и всех моих близких стали третировать. Не для того я потратил столько сил и средств на создание этой системы, чтобы остаться вне ее. Да и кому я могу верить? Рамиз слишком прямолинеен и консервативен. Намик хитер. У Кямаледдина свои амбиции - так и видит себя Наполеоном. Все прочие - либо глупы, либо недостаточно преданны".

Сегодня разрабатываются политические прогнозы и сценарии возможной передачи власти политическим наследникам режима. Но смогут ли они захватить и удержать власть в постгейдаровском Азербайджане? Многие в правящей элите надеются на этот вариант развития событий. В правящей элите есть три силы, которые могут прийти к власти или по крайней мере - обеспечить устойчивую правящую коалицию.

Наиболее вероятный вариант - переход власти к сыну президента Ильхаму Алиеву. О таком развитии событий мечтают некоторые апологеты режима. Но есть ли у Ильхама Алиева шанс управлять наследством своего отца?

На наш взгляд, проблема даже не в том, что сможет или не сможет И.Алиев управлять государством, хотя сомнений относительно его организаторских способностей предостаточно. Очевидно другое - главным фактором на пути Ильхама Алиева "к трону" может стать отсутствие реальной общественно-политической силы, опираясь на которую он мог бы придти к власти. Ни одна из серьезных трайбовых группировок не рассматривает его в качестве кандидата на пост президента. Другие члены семьи тоже не могут претендовать на серьезную роль в постгейдаровском Азербайджане.

Еще один возможный вариант - переход власти к силовым структурам. В принципе сегодня и Намик Аббасов и Сафар Абиев рассматриваются в числе политических наследников власти. Но их приход вряд ли возможен, потому что в Азербайджане нет ни одной силовой структуры, способной на самостоятельные действия (наличие таких структур противоречит самой сути алиевского режима).

Ни армия, ни нацбезопасность, ни даже МВД не являются политическими силами. Возглавляемые непопулярными не только среди населения, но и среди профессионалов одиозными фигурами, они не могут стать во главе страны. Они настолько аморфны, что не смогут даже стать опорой для политических сил - нет ни механизма, ни традиций. Большинство их сотрудников, особенно в высших эшелонах, погрязло в коррупции. Силовые структуры, не выполняющие свои прямые обязанности, вряд ли смогут стать силой, способной на политическую инициативу.

Последний из возможных вариантов - консервация политического режима. В этом случае на авансцену выходит группа консерваторов во главе с Рамизом Мехтиевым. Но у этой группировки практически нет возможностей сохранить власть. Их неизбежно ждет судьба политического наследника Мао - Хуа Го Фена. Авторитарные диктатуры не консервируются, они гибнут вместе с автархом.

Таким образом, ни одна из реально существующих сил в правящей элите не в состоянии взять на себя ответственность за будущее страны. Основная причина этого кроется в истоках политической власти Г.Алиева. Основа его власти - это безальтернативность. Все эти годы Гейдар Алиев правил нами (по образному выражению Габриэля Гарсиа Маркеса) так, словно он бессмертен. Это свойство практически всех диктаторов.

Не случайно Маркес, выписывавший среднестатистический образ латиноамериканского патриарха, сделал на этом акцент. Наш патриарх родом хоть и не из Латинской Америки, но тоже сделал все, чтобы ни у кого не возникло сомнения в его бессмертии. Но именно эти условия не позволили ему взрастить политического наследника. Своих союзников он уничтожил физически - ибо диктаторы не нуждаются в сподвижниках, а подчиненных уничтожил морально - ибо ему необходимы моральные уроды, могущие высасывать последние соки из родного народа.

МЕСТО В ИСТОРИИ

Как бы мы ни относились к фигуре нынешнего президента, нельзя не признать очевидного: за последние 30 с лишним лет его влияние на нашу жизнь было основополагающим. Хотим мы того или нет, но практически все мы выросли при его присутствии в общественно-политической жизни страны. Он построил государство, в котором мы живем. Мы даже сами не догадываемся, насколько глубоко сидит в нас синдром гейдаризма. Но плачевность ситуации в том, что все эти годы он делал все для построения государства под самого себя. За это время не решено ни одной стратегической задачи общенационального характера.

Апологеты президента обожествляют его действия на посту первого лица республики. Но, как ни странно, перечень реальных достижений алиевской власти весьма ограничен. По сути есть лишь два больших достижения, которые можно поставить в заслугу Гейдару Алиеву.

ПЕРВАЯ
- общественно-политическая стабильность. Не секрет, что и в первый срок президентской деятельности он смог взять под контроль разрушительные процессы, идущие в республике. В то время он радикально решил проблему вооруженной оппозиции, чем завершил устоявшуюся было традицию избирать президентов на год. Ему удалось взять под контроль разрушительные процессы и на национальных окраинах. Две основные национальные группы, проповедующие сепаратизм, были усмирены. Он смог стабилизировать положение страны на международной арене. Путем ряда уступок в нефтяной сфере он сблизил позиции страны с Западом, в тоже время, вступив в СНГ, сделал шаг и в нормализации отношений с Москвой.

Все эти шаги привели к возникновению в Азербайджане условий, которые апологеты алиевского режима называют стабильностью. Мы не отрицаем того факта, что достигнутая стабильность - безусловное благо для страны. Вопрос лишь в том, что методы, которыми она была достигнута, привели к тому, что страна законсервировалась в своем развитии.

Таким образом, в Азербайджане нет стабильности - есть стагнация общественно-политической жизни. К тому же цена, которую страна заплатила за установление режима стагнации, слишком велика. Ради ее достижения патриарх пошел на торговлю национальными интересами. Так, для уничтожения вооруженной оппозиции он распустил батальоны самообороны, что автоматически означало сдачу шести районов Карабаха. Ради достижения благосклонности Запада он пошел на феноменальные уступки при заключении нефтяных контрактов. Но все эти жертвы вовсе не были обязательными. Следует учитывать и тот факт, что, устанавливая стабильность, Гейдар Алиев исходил не столько из интересов страны, сколько из своих интересов, которые в тот момент совпали.

К тому же установление стабильности не может быть исключительно достижением президента. Это сложный общественно-политический процесс, имеющий как объективные, так и субъективные причины.

Объективной причиной установления режима стабильности является то, что любая революционная ситуация, проходя через бурный период, неизбежно заканчивается стабильным политическим режимом. Через этот же этап прошли практически все страны СНГ. И во всех этих странах достигнуты устои стабильности. Даже сепаратный режим в "НКР" смог приобрести черты стабильного устройства. Во всех этих странах не было Гейдара Алиева, а это означает, что налицо объективная тенденция, которая произошла бы в Азербайджане и без патриарха. Его заслуга лишь в том, что он не мешал этой тенденции, а использовал ее для установления режима диктатуры.

ВТОРАЯ
заслуга президента - прекращение войны. Азербайджанское общество, живущее по принципу "бомбу милому в штаны - лишь бы не было войны", никак не может забыть, что именно Гейдар Алиев прекратил военные действия. Мироносец Алиев сделал это, исходя не из принципов гуманизма, а токмо ради решения собственных задач.

К тому же прекращение огня имело четкие объективные предпосылки. Во-первых, армяне решили "задачу супермаксимум", захватив не только весь Нагорный Карабах, но и большую часть равнинного. Под их контроль перешли практически все стратегические высоты. Под угрозой оккупации находилась вся западная часть страны. Из-за полководческого таланта верховного главнокомандующего наша армия понесла за период его командования самые большие потери.

Армяне получили прекрасную возможность для политического торга. Мировые державы требовали прекратить военные действия, ибо обескровленный и капитулировавший Азербайджан был готов на любые уступки. В этих условиях достижение перемирия не представляло собой сложной задачи.

Зададимся вопросом: если бы прежнее азербайджанское руководство пошло бы на потерю Карабаха, сохранило бы оно политическую власть? Вопрос риторический. По сути перемирие по-алиевски есть первая фаза капитуляции. Мы потеряли Карабах, и на этот раз навсегда. За годы перемирия умерло пол разным оценкам до 150 тысяч беженцев, Если перемирие продлится еще несколько лет, в Карабах будет некому возвращаться.

Вот на этом многочисленные достижения "незаменимого и неповторимого" патриарха заканчиваются.

Итак, выше мы рассмотрели то, что сделал патриарх за годы своего второго пришествия. Ниже рассмотрим то, чего ОН НЕ СДЕЛАЛ, ХОТЯ И БЫЛ ОБЯЗАН.

ПЕРВОЕ - УСТАНОВЛЕНИЕ ОСНОВ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ. За все десять лет так и не сделано шагов к построению самодостаточного азербайджанского государства. Перед Гейдаром Алиевым был выбор: либо начать строительство нового демократического государства, либо реставрировать уродливый советский режим управления. У него не хватило решимости для того, чтобы пойти по первому пути. Он выбрал более легкий - второй.

Сегодняшний Азербайджан - это заповедник застоя, с одной лишь поправкой: место партии и коммунистической идеологии занял патриарх и любовь к нему и его ближним. Бюрократический аппарат - это сонм людей, которых в добропорядочной стране не пустили бы дальше дворника. Принципы управления - откровенно средневековые. Процветает коррупция и клановость. Силовые структуры - слабы и непрофессиональны. Армия не в состоянии выполнять свои обязанности по обеспечению территориальной целостности страны. Полицейский аппарат работает как система по обеспечению семьи доходами. Демократические институты недоразвиты. Избирательная система кишит фальсификациями. Население индифферентно к идущим политическим процессам.

Сегодня спустя десять лет независимого существования Азербайджан так и не построил фундамент современной государственности.

ВТОРОЕ - ПРОБЛЕМА КАРАБАХА.
Гейдар Алиев ни на йоту не приблизился к решению этой задачи. Более того: сегодня позиции Азербайджана в этом вопросе слабы как никогда. Практически сейчас можно утверждать, что у карабахской проблемы нет решения. Карабахский тупик - это закономерный результат политики нынешнего главы государства. За все эти годы он не создал эффективной и боеспособной армии, способной решить карабахскую проблему силовым путем. Сильная армия - это потенциальная угроза для режима, и потому ее создание никогда не входило в планы патриарха.

ТРЕТЬЕ - ЭКОНОМИКА. В этой сфере режим постигло самое оглушительное поражение. В отличие от политики, где можно выдавать желаемое за действительное, в экономике это сделать практически невозможно. За годы алиевского правления экономика страны полностью разграблена и разрушена. Все основные сегменты отданы на разграбление олигархам семьи. Население влачит жалкое существование. 3 миллиона азербайджанцев находятся за пределами страны. Нефтяная политика хаотична и не служит национальным интересам. Как маркесовский патриарх, наш тоже продал иностранцам все, включая море-океан. Промышленность уничтожена, сельское хозяйство функционирует средневековыми методами. Предпринимательство уничтожено, как класс - видимо, для того, чтобы у семьи не было конкурентов не только в политике, но и в экономике. Экономика находится в дистрофическом состоянии, и надежды на ее скорейшее выздоровление практически нет.

Как видно из вышеизложенного, за эти годы не решена ни одна стратегическая задача, стоящая перед страной. А по отдельным вопросам страна отброшена на многие годы назад. Более того, сделано все, чтобы будущее Азербайджано было туманно и неопределено. Так что Гейдар Алиев не решил ни одной из поставленных перед ним историей стратегических задач. Но не смог решить или не захотел?

Очень сложный вопрос. По крайней мере, смело можно утверждать одно: он имел все возможности, чтобы решить их. Он обладал необходимым запасом и легитимности и популярности, он имел главное - доверие народа. С подобным багажом он мог вершить великие дела. Дела, которые обессмертили бы его имя.

Когда он пришел к власти, многие надеялись, что он пришел, чтобы войти в историю. И войти если не азербайджанским Ататюрком, то уж точно азербайджанским де Голлем. Но он пришел совсем для другого.

Вместо того, чтобы поднять с колен нацию, видевшую в нем спасение от нагрянувших бед, он заставил ее страдать еще больше. Он сделал нацию заложником своей искривленной психологии, причины искривления которой необходимо искать в глубокой древности. Он до такой степени индифферентен к участи азербайджанцев, что спровоцировал цунами слухов по поводу своего происхождения. В голове у нормального человека не укладывается - как можно, будучи азербайджанцем, творить такое с соотечественниками...

Он убил в нации не только веру в себя, он уничтожил ее внутренний стержень. И нация, познавшая позор капитуляции и ужас абсолютизма, коленопреклоненно приветствует автарха. Национальная несвобода, в условиях которой мы существовали несколько веков, сменилась отсутствием любой свободы. Он превратил жизнь миллионов простых азербайджанцев в ад. Он решил войти в историю - не как основатель новой демократической страны, не как отец нации, а как современный герострат. Он стал отцом грядущего хаоса. Хаоса, который неизбежно возникнет на руинах его власти.

"Вот я сижу в кресле и смотрю, как падают листья. Они падают, как дни в жизни человека. Что остается от опавшей листвы? Грязь. Что остается от ушедших людей? Память. Но в людской памяти остаются только те, кто причинил людям зло. Ибо люди по природе своей неблагодарны по отношению к добродетелям и благожелательны к злодеям. Я уйду и вместе со мной уйдет порядок. А он неизмеримо лучше того хаоса, что возникнет после меня. Поэтому они будут помнить меня всегда... "

УЙДИТЕ С МИРОМ

В этих условиях я считаю своим гражданским долгом обратится к главе государства:

Господин Президент!

Вы не смогли или не захотели (Аллах вам судья!) стать основателем современного и демократического азербайджанского государства. За время своего правления Вы решили все задачи, которые стояли перед Вами, как перед отцом семьи и патриархом клана, при этом не решив ни одной стратегической задачи, стоящей перед нашей страной. За все эти годы Вы не нашли в себе сил для того, чтобы посмотреть правде в глаза и сказать народу правду о том, какова ситуация на самом деле. Ваш возраст не позволяет нам надеяться на то, что Вы сможете исправить все то зло, что причинили нам.

Поэтому прошу Вас - уйдите с миром! Оставьте попытки сохранить власть клана, это невозможно. Уйдите с миром, и мы забудем о том, чего Вы не сделали. Уйдите с миром, и тогда, быть может, мы простим Вам все то, что вы сделали. Уйдите с миром и, быть может, страна сможет избежать хаоса, и на Вас не падет ответственность за то, что миллионы людей будут прозябать в нищете. Уйдите с миром, и на Вас не обрушится проклятие миллионов людей, чью жизнь Вы превратили в ад. Уйдите с миром!

ЭЛЬМАР ГУСЕЙНОВ,

"Монитор",  № 7(15), 2002 г.