ЗА ВАШУ И НАШУ СВОБОДУ

Эльмар

СКОРБЬ ВЕРНОГО ЧИТАТЕЛЯ

2 марта 2005 года в 20.50 в подъезде собственного дома был застрелен редактор журнала «Монитор» Эльмар Гусейнов. Это поистине омерзительное преступление вызвало широкий резонанс как внутри страны, так и за ее пределами.

На меня, человека, не пропускавшего ни один номер журнала, это произвело такое ошарашивающее впечатление, что вряд ли когда-нибудь что-либо сможет загладить нанесенный удар. Это удар по нам и свободе слова.

Мнение этого человека, журналиста и, прежде всего, гражданина своей страны, имело для нас, его верных читателей, огромное значение. До моего знакомства с ним слышались разного рода высказывания людей, знающих его, порой не столь лестные. Однако какая-то внутренняя интуиция подсказывала совершенно противоположное, т.к. писать столь искренне и с любовью мог только настоящий Человек. Так и случилось. Когда мы познакомились, невероятная энергия и положительный заряд Эльмара заявили о себе с поразительной силой. По статьям, которые публиковались в каждом номере, словно мозаика, складывалось четкое и правильное впечатление о нем не только как о журналисте, профессиональный уровень которого был очень высок, но и человеке – сыне, друге, муже и отце. Особо поразили меня глаза Эльмара. Его глаза – это то, на что все впервые обращали внимание. Они и в самом деле были необыкновенные. В них отражалось все, что было прожито им в течение столь короткой, но интересной жизни.

Да, страна действительно потеряла грамотного, образованного журналиста, обладающего аналитическим мышлением, столь важным и необходимым для этой профессии качеством. Иногда не хочется в это верить, пытаешься отогнать все самое страшное и темное, что связано с этим событием.

С его точкой зрения трудно было не согласиться. Бывало, услышу о каком-нибудь важном событии и как человек, немного разбирающийся в общественно-политической жизни страны, начинаю домысливать недосказанное. В конечном итоге приходила к определенному выводу. С нетерпением ждала, когда же выйдет очередной номер «Монитора»…

Прочитывала и находила в нем подтверждение своей позиции. Частенько мои мнения и выводы совпадали с мнением Эльмара. Может, поэтому он и казался столь близким человеком.

После убийства Эльмара по телеканалу ANS транслировались архивные кадры из передачи «Ютян щяфтя», где Эльмар сказал, что не считает себя профессиональным журналистом. Он назвал себя не журналистом, а гладиатором, бойцом. Суть же гладиатора заключается в том, что перед каждым выходом на арену он рискует своей жизнью. Эльмар осознавал это. «Его ли все, но слышали единицы, может, поэтому он был столь радикален», – как-то высказался о нем Хаял Тагиев. Эльмар не был ни пессимистом, ни оптимистом, он был реалистом. Он пытался расшевелить нас, пробудить в нас чувство ответственности за будущее. Его сын Аслан, вырастив и поняв, кем был его отец и сколько он сделал для того, чтобы жизнь была лучше, сможет гордиться его верности своим принципам и идеалам, а также неотступности от них даже при наличии реальной угрозы для жизни. За свободу слова Эльмар заплатил самой высокой ценой – ценой своей молодой жизни.

Сейчас читаешь высказывания многих известных людей и возникает риторический вопрос: «Господа, а где вы все были, когда он боролся в одиночку? Почему молчала журналистская братия?». Как-то в одном из интервью супруга Эльмара Рушана Гусейнова озвучила слова журналиста, сказанные за несколько дней до его смерти: «Когда прольется моя кровь, народ должен подняться. Если этого не произойдет, это будет означать, что я зря прожил свою жизнь». Хочется надеяться, что слова Эльмара не окажутся пророческими. В противном случае мы будем в неоплаченном долгу перед ним.

Скоро исполнится год со дня страшного события. Кажется, что это произошло совсем недавно, кажется, что еще вчера он был с нами и давал свои резкие оценки всему происходящему. Но он по-прежнему с нами. Он всегда хотел остаться молодым и он остался …в наших душах, сердцах любящих его людей, людей, понимающих и с вниманием и трепетом относившихся к проблемам Эльмара.

Не хочется умалять ничьих достоинств, но в журналистике прослеживается пробел. Ниша, которую Эльмар занял при жизни, до конца останется свободной. У его верных читателей ощущается голод по резкой, порой беспощадной критике Эльмара, по его объективной оценке. В сегодняшних статьях невозможно найти того самого эльмаровского слога.

Пусть он останется в наших мыслях, душах и сердцах живым, полным сил и энергии, способным каждый раз идти в бой, рисковать собой и самым дорогим, что было в его жизни, – семьей, сыном и незапятнанной жизнью. И пусть это преступление станет для нас, как говорила Мирослава Гонгадзе, «личным делом каждого».

ЧИТАТЕЛЬ

Еженедельная аналитическая газета "Бакинские ведомости", № 40, 20 января 2006

www.monitorjournal.com