ЛЮДИ

Интервью

ЛИНИЯ ЗАЩИТЫ
Наш сегодняшний собеседник известный адвокат Эльтон Гулиев....


- Эльтон муаллим, какие тенденции прослеживаются на данный момент в правоохранительной системе? Есть ли какие-то изменения после введения новых Уголовного и Уголовно-процессуального кодексов?

- После введения новых законов судопроизводство заметно ухудшилось. Если до так называемых правовых реформ назначенный судейский корпус работал наполовину самостоятельно, наполовину отвратительно, после 2000 года ситуация в сфере уголовного и гражданского судопроизводства и вовсе ухудшилась. Все эти меры, которые носят косметический характер, по сути дела ничего не меняют. Лицам, которые занимаются судопроизводством, не предоставляют тех полномочий, которые должны быть присущи любому нормальному судье, и поэтому они априори не могут выполнять обязанности, которые на них возлагаются.

В Азербайджане отсутствует понятие «независимая судебная система». Есть только вывеска, благодаря которой суд можно не перепутать с детским садом, кинотеатром или рестораном. По своей сути судебная система должна заставлять органы власти соблюдать требования закона. Суд - это тот орган, который может отменить любое решение исполнительной власти. Но покажите мне в Азербайджане одного судью, который может отменить постановление Кабинета министров или признать его незаконным. То, что нам представлено в качестве судебной системы, на самом деле является органом, действующим исходя исключительно из уважительно-подобострастных чувств по отношению к органам исполнительной власти. Поэтому на сегодняшний день над судами имеют власть все, кроме закона.

- А что вы скажете о состоянии предварительного следствия в органах прокуратуры и МВД?

- Что касается следствия, то тут ситуация не лучше. Почти все органы приватизировали следственные функции. Свое следствие имеют Минналогов, Пограничные войска, Министерство юстиции, МВД, МНБ, Таможенный комитет. Осталось только организовать следственные управления при ЖЭКах, магазинах и школах. Вместо централизации, повышения специализированности, мы наблюдаем нечто непонятное. У нас есть дела, где процессуальный контроль за предварительным следствием осуществляет генеральный прокурор. А кто будет поддерживать обвинение? Тоже генеральный прокурор. Это нонсенс.

- Частые нарушения процессуального права наблюдаются в Управлении по борьбе с организованной преступностью...

- Ну это же обособленный орган, причем с подчеркнутыми привилегиями. Он имеет свое следствие, свой изолятор. Сами ловят, сами расследуют, сами же потом лоббируют дело через суд. Пусть судья попробует вынести оправдательный приговор! Этот орган наводит ужас на всех, даже включая тех, кто его создал.

- Каково ваше видение решения проблем в правоохранительной сфере?

- В первую очередь надо создать действительно независимую судебную систему. Все остальное будет налаживаться само по себе. Спокойно можно жить только в стране, где есть правосудие. Суды сейчас в таком состоянии, что я даже согласен, чтобы граждан поделили на определенные категории. Давайте сделаем так – например, для членов партии «Мусават» можно отменить все законы. Их можно сажать просто за убеждения. А зачем терять время? Какая разница: виноват, не виноват - все равно посадят. Но все остальные тут ни при чем. Может, хоть этих бедолаг будем судить согласно букве закона? Масса людей становится жертвой наших судов по причине безграмотности и зависимости судей.

- Что вы можете сказать о деле бывшего министра экономического развития Фархада Алиева? О нем ходит масса противоречивых слухов. Можно ли и его отнести к числу безвинно пострадавших?

- Во-первых, хотелось бы отметить, что у Фархада Алиева существуют серьезные проблемы со здоровьем. Еще задолго до своего ареста он лечился от сердечной недостаточности и перенес операцию. Сейчас, учитывая ограничение его свободы, положение намного ухудшилось. Дело дошло до того, что его вывезли из изолятора и под конвоем отправили в ЦКБ. Сам Ф.Алиев категорически апретил близким и адвокатам спекулировать данной проблемой ради своего освобождения. Сейчас в прессе печатается масса абсолютно безосновательных слухов о том, что якобы Ф.Алиева пытали и поэтому у него возникли проблемы со здоровьем. Я хочу пресечь все эти безответственные заявления. В тот момент, когда у Ф.Алиева произошел кризис, сотрудники МНБ оказали всю посильную помощь, которая была возможна в этих условиях. Никаких нареканий в части обращения и содержания Ф.Алиева у нас к ним нет. К нему очень внимательно относятся и его лечат, насколько это возможно делать в изоляторе. Ф.Алиев тяжело болен уже не первый день. Кризис может повториться, и последствия его могут быть самыми тяжелыми. И что в этом случае будут делать те, кто из прихоти содержат его в заключении? С последним решением суда о продлении срока ареста на 4 месяца мы не согласились и обжаловали его. Я считаю, что мой подзащитный не виновен и никакого госпереворота не готовил. Меня очень интересует один вопрос – а была ли вообще эта попытка госпереворота? Я могу сам же ответить – ничего не было.

- Но Ф.Алиева обвиняют также в хищениях...

- Ф.Алиеву без единого доказательства было предъявлено обвинение в хищении госимущества. Он был арестован как подозреваемый в попытке насильственного захвата власти и организации массовых беспорядков. Чтобы превратить его в обвиняемого, эти подозрения нужно было проверить. Вы представляете, с какой кошмарной оперативностью и интенсивностью «работали» следователи, что меньше чем за двое суток они доказали, что Ф.Алиев действительно готовил госпереворот, массовые беспорядки и плюс ко всему был расхитителем госимущества. Мы считаем, что все эти обвинения несуразные и человека зря держат в заключении. В свою очередь Ф.Алиев уверен, что президента неправильно информировали люди из его окружения. Он также верит, что Ильхам Алиев до конца разберется в данном вопросе и освободит его из-под стражи. В последнее время начали муссироваться маразматические слухи о том, что Ф.Алиев создает свою политическую партию. По этому поводу просили дать комментарий и меня. Я ответил, что партия уже создана и первыми ее членами являются сотрудники МНБ, которые осуществляют охрану изолятора, где содержится экс-министр. На эту тему невозможно говорить серьезно…

- Проверяли ли Ф.Алиева на предмет причастности к убийству Эльмара Гусейнова?

- На предмет причастности к данному преступлению проверялся широкий круг лиц, в том числе Фархад Алиев. В круг подозреваемых он был включен в первые же дни следствия, как и многие другие. Но если бы была хоть малейшая зацепка, позволившая связать экс-министра с данным преступлением, полагаю, мы бы уже знали об этом. Что касается моего мнения, то я не думаю, что Ф.Алиев причастен к убийству Эльмара Гусейнова.

- Могла ли это преступление совершить банда Гаджи Мамедова?

- Насколько я знаю, Гаджи Мамедов уже признался во всем, что натворил. Если бы он совершил это преступление, думаю, власти с величайшей радостью сообщили об этом общественности. Гаджи Мамедову терять нечего. Честно говоря, больше всего меня беспокоит, что именно по этой причине он может взять на себя данное преступление. И в этом случае очень трудно будет узнать истину. Сразу после убийства все обвинения звучали в адрес властей. Если даже были свидетели данного преступления, то они испугались дать показания. Мы в тот момент предложили назначить денежное вознаграждение за информацию, которая может помочь следствию раскрыть преступление с условием гарантии анонимности информатора. Но наша идея не нашла понимания у официальных органов и так и не была претворена в жизнь. Я не считаю, что это однозначно помогло бы раскрыть преступление, но, по крайней мере, надо было использовать все возможные варианты. Думаю, что это было большое упущение. Как бы то ни было, мы должны ждать официальных результатов следствия. Только после их оглашения можно будет дать оценку работе органов и согласиться или оспорить результаты их работы.

Беседовал АЛИ МАМЕДХАНЛЫ

Еженедельная аналитическая газета "Бакинские ведомости", № 40, 20 января 2006

www.monitorjournal.com