ПАРТИЯ

Позиция

ИСПЫТАНИЕ ПРЯНИКОМ
Выдержит ли его «Мусават»

На этой неделе прекратил свою деятельность избирательный штаб ведущего оппозиционного предвыборного блока «Азадлыг», о чем заявил глава этого штаба Панах Гусейн. Отныне все обращения в суд по вопросу фальсификаций выборов кандидаты будут представлять самостоятельно, либо же через свои партии.

Прошедшие выборы практически всеми непредвзятыми наблюдателями, да и избирателями тоже были признаны полностью сфальсифицированными. Сразу после плебисцита основные предвыборные блоки - «Азадлыг», «Национальное единство» и «Новая политика» - заявили о непризнании их итогов. В первые недели произошло практически объединение всех оппозиционных сил на фоне тотальных фальсификаций. Хотя власти, стараясь сохранить хорошую мину при плохой игре, и делали заявления о полной демократичности выборов, все же чувствовали себя не совсем уютно. О том, что заявления оппозиции были сделаны не на пустом месте, свидетельствуют как первичные заявления международных наблюдателей, так и обнародованный на этой неделе отчет Центра мониторинга выборов, проводивший свою работу при финансово-технической поддержке USAID, Национального демократического института и Норвежского хельсинкского комитета. Согласно выводам центра, базирующимся на полученных протоколах участковых избирательных комиссий, не менее чем в 40 округах бесспорную победу одержали представители блока «Азадлыг». Если к этому прибавить еще и места двух других блоков, то можно смело утверждать, что на самом деле в парламенте страны реальная оппозиция должна была иметь не менее 45-50 мест, вытеснив оттуда правящую, а точнее узурпирующую власть ЙАП, и фактически быть парламентским большинством. Но сегодня хотелось бы рассмотреть не вопрос фальсификаций, а действия основных оппозиционных сил в поствыборный период.

Вслед за непризнанием итогов выборов были сделаны заявления о том, что избранные оппозиционные депутаты откажутся от своих мандатов, так как не считают возможным заседать в нелегитимном парламенте. Однако два представителя от блока «Новая политика», фактически став ренегатами, вместе с представителями карманной оппозиции все же пошли в парламент. Нужно отметить, что власти оказались в положении, когда им необходимо было предпринять меры для придания назначенному парламенту цивильного вида, а потому им просто обязательно нужны оппозиционеры. Отсюда и пошли действия по формированию оппозиционной фракции из числа ренегатов и провластных «оппозиционеров», хотя их количество на фракцию явно не тянет. Потому и пошли в ход всякие методы заманивания реальных оппозиционных депутатов в парламент. Среди этих посулов не последнюю роль играют и предстоящие в мае довыборы по 10 округам, в которых итоги плебисцита были отменены. Оппозиционерам дают понять, что власти не будут создавать препятствий для их избрания, а возможно, даже помогут.

Однако на их посулы не купилась Лала Шовкет, бесспорно и с большим отрывом победившая в своем округе и на этой неделе представившая официальное заявление об отказе от мандата в ЦИК. О своем отказе участвовать в работе парламента и довыборах также заявили члены блока «Азадлыг» ПНФА (р), ДПА и примкнувший к ним председатель ПННА Али Алиев. Только партия «Мусават» заняла странную позицию и до сих пор не может определить дальнейшие действия, отодвигая свое окончательное решение на начало января, затем конец января, а теперь на февраль.

Что же случилось? Почему партия, до сих пор бывшая главной мишенью нынешней власти, вдруг заняла выжидательную позицию. Возможно, что власти действительно склоняют «Мусават» или ее отдельных членов к сепаратному договору. Но, скорее всего, они ждали решения сессии ПАСЕ, на которой должен был обсуждаться мандат азербайджанской делегации и легитимность выборов вообще. Если рассуждать чисто по-житейски, то логика в этом ЄAaсь следующая: если мандат утвердят, тогда нужно идти в парламент и участвовать в довыборах, если же нет - то тогда можно отказаться. Однако и европейцы не лыком шиты и, рассуждая практически так же, решили отложить обсуждение вопроса на более поздний срок, выжидая, пока ситуация полностью не прояснится.

На протяжении всех лет «улу ондаризма» власти постоянно предпринимали довольно успешные попытки расколоть оппозицию, четко следуя принципу «разделяй и властвуй». Больше всех доставалось именно «Мусават». В 1995 году партию вообще не допустили к выборам, в 2000-м допустили к выборам, но не пропустили в парламент. В то же время в 1995 году были допущены ПНФА и ПННА, а 2000-м только ПНФА(р). После тех выборов «Мусават» не признавала легитимность парламента и осуждала партии, принявшие подачку властей в виде нескольких депутатских мандатов. Это еще больше повысило рейтинг партии как единственной, стойко и упорно борющейся с гейдаристским режимом. В свою очередь для других партий депутатские мандаты обернулись потерей рейтинга. Теперь же мандаты получила «Мусават» и рискует своим рейтингом, если пойдет в парламент. Удивительно, что ярыми сторонниками участия в довыборах являются люди, которые до сих пор были известны как наиболее стойкие противники режима. Вместе с уже получившими мандаты, они усиленно добиваются принятия партией соответствующего решения. Чисто по-человечески их можно понять. Депутатский статус сулит неплохие материальные дивиденды, хотя бы даже в виде зарплаты. Но неужели пряника оказалось достаточно для отказа от своих убеждений, политического капитала, накопленного многолетней бескомпромиссной борьбой? В конце концов нынешние выборы оказались даже хуже предыдущих. Чем отличаются сегодняшние сторонники участия в работе парламента от тех же Вагифа Самедоглу и Ширзада Эюба, которые были исключены из партии за то, что пошли в парламент в 2000 году? Даже если на довыборах все 10 мест завоюют мусаватисты, что могут сделать 15 человек в парламенте, где 100 готовы голосовать за любую чушь, спущенную сверху, а еще 10 почти за любую? Имеет ли смысл идти на это?

Партия «Мусават» давно уже завоевала роль ведущей оппозиционной партии. Не хочу обижать других, но именно эта партия и своей последовательной позицией, и структурированностью, и потенциалом своих членов действительно является ведущей. После выборов наметилась очень хорошая тенденция объединения всех реальных оппозиционных сил в единую структуру. Даже были подготовлены предложения по формированию соответствующей надпартийной организации. Но сегодня неопределенность позиции «Мусават» фактически вносит дезорганизующий, я бы даже сказал, деструктивный фактор в ряды оппозиции. Странное молчание башгана этой партии Исы Гамбара тоже вызывает нездоровые ассоциации.

Мне очень часто приходится вступать в полемику с людьми, которые также не любят нынешнюю власть. Но вместе с тем, когда речь заходит о выборе, они отказываются голосовать за оппозицию. Одним из главных их аргументов является то, что вся оппозиция ничем не лучше нынешней власти и старается только ради своего блага. Я пытаюсь их переубедить и привожу в пример партию «Мусават», которая до сегодняшнего дня никогда не шла на сговор с властями. Однако окончательное решение затягивается, и продолжают звучать голоса за участие в работе парламента. Неужели мусаватисты не устояли перед хорошей зарплатой? Неужели у них стали преобладать конформистские настроения? А может, правы были мои оппоненты и стойкость «Мусават» объяснялась только тем, что им ничего не предлагали?

КЯМАЛ ТЕЙМУРОВ

Еженедельная аналитическая газета "Бакинские ведомости", № 40, 20 января 2006

www.monitorjournal.com