САТИРА

Общество

СТРАШНЫЙ СОН

Рано утром, как обычно, Ариф завел машину и выехал из двора, в котором жил. На первом же светофоре он нарушил правила дорожного движения, проехав на красный свет. Не успел глазом моргнуть, как рядом с его машиной вырос новенький «Passat» с сотрудниками дорожной полиции. Они потребовали прижаться к обочине и остановить машину. Ариф выругался и, зажав в кулаке 2 «Ширвана», вышел из машины.

- Доброе утро, - улыбнувшись, поприветствовал его гаишник.

- Доброе... – неуверенно ответил Ариф и подозрительно уставился в лицо полицейского.

- Предъявите, пожалуйста, документы, - все так же, мило улыбаясь, попросил полицейский.

«Что-то он очень вежливый. Тут двумя «ширванами» не обойдешься», подумал нарушитель и, достав из кармана еще один «ширван», сказал:

- Слушай, родной! Понимаешь, я очень на работу спешу. Вот, возьми, пожалуйста, и давай разойдемся с миром, - с этими словами он протянул гаишнику деньги и документы.

- Нет, нет. Что вы? С кем не бывает, - сказал тот, просматривая документы. – Я хотел просто вас предупредить, что на дорогах гололед. Будьте осторожнее и по возможности не нарушайте правила. И уберите деньги, пожалуйста. Удачи и приятного дня...

С этими словами блюститель порядка развернулся и пошел к своей машине. Ариф обалдело стоял на обочине и смотрел ему в спину. «Может, перепутали с кем-то?.. У меня такие же номера, как у моего соседа-депутата. Только серия другая. Наверное, перепутали все-таки...»

По дороге на работу он думал о странном случае, который только что с ним произошел. Приехав, он закрыл дверь машины и поднялся в свой кабинет. Ариф работал преподавателем в Бакинском государственном университете. Сегодня он приехал пораньше, потому что было много дел. В то же время еще надо было успеть на митинг ЙАПа, куда педагогов и студентов сгоняли принудительно. Разложив бумаги на своем столе, он направился к декану факультета, чтобы выяснить, какие студенты заплатили взятку, за кого попросили большие люди, а кто остался для того, чтобы уже Ариф содрал с них шкуру.

- Здравствуйте, Кямал муаллим! Можно войти? – робко спросил он, приоткрыв дверь кабинета декана.

- Ариф, сынок, конечно можно войти! Заходи, дорогой, чаю попьем. Ну, расскажи старику как у тебя дела, что делаешь. Может, проблемы у тебя какие есть. Чем смогу - помогу...

«Что это с ним? Ах, лиса... Намекает на то, чтобы я ему бабки отвалил за перевод на другую должность. Чем смогу – помогу... Ты поможешь! В прошлый раз такой вой поднял во время сессии, когда я ему недодал 50 долларов с 2 групп...»

- Спасибо, Кямал муаллим. У меня все нормально. Я зашел насчет списка.

- Какого списка?

- Ну... Как какого списка? Списка студентов.

- Я что-то тебя не пойму.

- Как это? Кямал муаллим, вы что забыли – сессия на носу. Надо же определиться, с какого студента вы будете брать деньги, с какого я.

- Что? Да что ты несешь? Какие списки? Какие деньги? Да как тебе не стыдно? Мы же тут просвещаем будущее поколение. Чему они от нас научатся, если мы будем приучать их к взяткам? Чтобы я больше таких разговоров не слышал. Иди и работай.

- Но Кямал муаллим...

- Я сказал иди и работай!

Ариф почти выбежал из кабинета декана. Мысли в голове путались. «Вот сволочь. Наверное, он договорился со всей группой и возьмет с них деньги оптом. Придется опять у отца взять деньги на расходы...»

- Ариф, привет. Как дела? – окликнул его Самир. Они были коллегами и дружили не первый год.

- Привет, Самир. Слушай, со мной с утра такое происходит... Представляешь, зашел я с утра к Кямалу, чтобы он мне списки студентов дал, за которых уже заплатили. А этот старый лис закатил мне страшный скандал...

- Ариф! Что ты наделал? Ведь в институтах Азербайджана давно не берут взяток. Это все знают. Как ты мог такое сказать нашему уважаемому декану?

Ариф помолчал немного и, ничего не поплелся к своему кабинету. «Ах вот как, значит. Видимо, Кямал собрал деньги с моих студентов через Самира. А теперь они оба ломают комедию. Эх, Самир, Самир... Тоже мне друг...» В дверях кабинета он столкнулся со своим студентом.

- Здравствуйте, Ариф муаллим. Мы сегодня в 3 часа проводим митинг на площади Азадлыг. Ребята хотели, чтобы вы тоже участвовали. Вы придете?

- Да, конечно. А вы взяли маечки и кепки у Сафар муаллима?

- А почему у Сафар муаллима? Он же член ЙАПа?

- Ну, понятное дело...

- А мы проводим митинг «Мусавата». В мэрию мы уже направили письмо с требованием обеспечить нашу безопасность. Они ответили, что обязательно предоставят нам транспорт и обеспечат аудиоаппаратурой...

Ариф тупо моргал глазами и отказывался верить своим ушам. Он отстранил рукой своего студента и, зайдя в кабинет, закрыл дверь изнутри. Минут 10 он сидел, уставившись в одну точку. Потом поднял трубку телефона и начал набирать рабочий номер отца. На коммутаторе ответил приветливый голос:

- Сержант Амиров. Здравствуйте, чем могу помочь?

- Соедините меня с полковником Алиевым.

- Минуточку...

Через секунду в трубке раздался густой бас отца:

- Полковник Алиев.

- Привет, папа.

- Привет, сынок. Как у тебя дела?

- Да так себе... Слушай, я хочу выйти в отпуск и отдохнуть немного в Турции. Поможешь деньгами?

- Сынок, ну какая зарплата у начальника управления полиции? Как я могу тебе помочь?

- Папа, ты чего? Ты же начальник управления полиции! Причем тут твоя зарплата?

- Как причем? Тебе же нужны деньги. А у меня единственный источник доходов – это моя зарплата. И то, ты же знаешь, что половину из нее я каждый месяц перечисляю в фонд помощи инвалидам Карабахской войны...

Ариф так и не понял, о чем говорит отец. Он окончательно потерял голову и повесил трубку. Вдруг он вспомнил, что должен участвовать в митинге ЙАПа. Он быстро встал, закрыл кабинет и прошел к председателю ячейки партии Сафар муаллиму.

- Здравствуйте, Сафар муаллим. Я готов. Когда едем?

- Привет, Ариф. А куда мы едем?

- Как куда? Сегодня же митинг партии... Кстати, сегодня ко мне подошел студент из моей группы и сообщил, что готовится митинг радикальной оппозиции. Причем они будут, наверное, пробиваться в центр города. Вы сообщите куда надо...

- Что сообщить? Какие еще радикалы? Ты имеешь в виду митинг «Мусавата»? А почему они должны куда-то пробиваться? Они, воспользовавшись своим конституционным правом, проведут митинг на площади Азадлыг. А нам мэрия отказала и порекомендовала перенести свое мероприятие на другой день, так как партия «Мусават» обратилась в мэрию раньше...

По мере того, как секретарь ячейки ЙАПа говорил, у Арифа все больше выкатывались глаза. Когда тот закончил, молодой педагог не выдержал и закричал во весь голос. Он тут же почувствовал, как кто-то толкнул его в плечо. Открыв глаза, он понял, что находится в своей постели. Жена тормошила его за плечо и испуганно смотрела на него.

- Что случилось? Почему ты кричишь?

Ариф ничего не ответил. Вскочив с постели, он мгновенно оделся и пулей выбежал из дома. Затем завел машину и выехал со двора. На первом же светофоре он проехал на запрещающий сигнал светофора прямо на глазах у гаишников. Те немедленно его остановили. Ариф с замиранием сердца протянул полицейскому три «ширвана». Тот удовлетворенно хмыкнул и взял деньги. Ариф облегченно вздохнул и громко закричал, теперь уже от радости. Он расцеловал ошалевшего полицейского и, улыбаясь, поехал на работу...

АЛИ МАМЕДХАНЛЫ

Еженедельная аналитическая газета "Бакинские ведомости", № 40, 20 января 2006

www.monitorjournal.com