СОЦИУМ

Произвол

БАЗАРНАЯ ЭКОНОМИКА
Главным бичом азербайджанского бизнеса были и остаются монополии и чиновничий беспредел

Буквально на днях со мной приключилась история, которая натолкнула меня на мысль написать данную статью. Вечером, возвращаясь с работы, мне пришлось заехать за покупками на один из бакинских рынков, который больше известен как «микрорайонский базар». Температура воздуха явно была ниже нуля, да и время для покупок было позднее – около 8 часов вечера. Несмотря на это, некоторые точки, торгующие продуктами прямо перед рынком, все еще работали. За грудой овощей и фруктов стояли дрожащие от холода люди. Пытаясь хоть как-то согреться, они жгли деревянные предметы в железных бочках и собирались по нескольку человек вокруг каждого импровизированного камина.

Ваш покорный слуга начал отовариваться у одного из этих молодых людей. Пока продавец взвешивал выбранный мною товар, я почувствовал, что у меня начинают леденеть руки и уши. Понятно, что от нескольких минут на слабом морозе покупатель не умрет. Но в данном случае речь пойдет не о покупателях, а о продавцах. Понаблюдав несколько минут за манипуляциями продавца овощей, я не выдержал и спросил, сколько часов он уже стоит на таком холоде.

Как оказалось, молодой человек, который представился Вагифом, на ногах с 5 часов утра. Возможно, в трудовое законодательство уже внесли поправки, и 15-часовой рабочий день стал общепринятой нормой, но, по крайней мере, пока об этом никто не слышал. Меня сильно заинтересовало, сколько же зарабатывает человек, торгующий овощами и фруктами на рынке, раз он готов стоять по 15 часов на пронизывающем ветре. В голове уже начали появляться мысли о неверно выбранной профессии и возможной переквалификации.

Закончив делать покупки, я решил вызвать Вагифа на откровенность и попросил описать один его рабочий день. Рассказ меня неприятно удивил.

Итак, Вагиф поведал, что вынужден просыпаться в 4.30 утра, так как в 5.00 уже должен выйти из дому. Причина столь раннего начала рабочего дня кроется отнюдь не в том, что данный молодой человек является трудоголиком. Просто не позднее, чем в 6.00, он должен быть на оптовом рынке, куда со всех районов свозятся овощи и фрукты. Там он закупает нужные ему товары и перепродает их на своей точке.

К сожалению, жителям провинции, которые выращивают сельхозпродукцию, в столице не создаются условия для того, чтобы они имели выход непосредственно на потребителя. Делается это путем создания множества препятствий, так как данную сферу, как и все остальное в стране, не обошла проказа искусственных монополий. За этим прибыльным бизнесом стоят многие высокопоставленные и влиятельные лица. Поэтому производитель вынужден продавать свою продукцию представителям этих группировок-монополистов, причем за ту цену, которую они предложат. Последние, сделав свою наценку, реализуют продукцию розничным торговцам. Те, в свою очередь, начисляют на стоимость товара свой процент и перепродают его уже нам.

Мой собеседник сказал, что ежедневный закуп он делает на оптовом рынке, расположенном на проспекте Кара Караева (пос. «8-й км»). Перевозка мешков с овощами и фруктами от точки оптовой торговли до стоянки такси на арабе стоит от 5 до 10 тыс. манатов. Такси берет за транспортировку купленного товара еще 30 тыс. На этом расходы не заканчиваются, а только начинаются. Следующая сумма, с которой розничному торговцу приходится ежедневно расставаться, равна 100 тыс. манатов. По словам Вагифа, эти деньги идут в личный бюджет «базаркома», то бишь человека, заправляющего рынком. Данная сумма варьируется в зависимости от популярности рынка и его оборота. Кроме того, работник рынка должен отдавать 5 тыс. манатов всемогущему Департаменту торговли, еще столько же врачам, которые меньше всего интересуются соблюдением санитарных норм и больше всего сбором «доли», 2 тыс. манатов охранникам, которые присматривают за товаром ночью. Раз в месяц каждая точка оплачивает полицейский налог, взимаемый участковым, – 100 тыс. манатов. Кроме того, торговцу нужно питаться, ходить в туалет, который, кстати, тоже платный и т.д. То есть, по самым скромным подсчетам, торговец овощами и фруктами на азербайджанском рынке в месяц вынужден тратить от $800 до $1000. Подводя итог, Вагиф сказал, что после всего этого сыр-бора он зарабатывает меньше $200 в месяц. Мысль о переквалификации тут же у меня отпала.

Теперь возникает вопрос – за чей счет торговцы восполняют все эти свои официальные и неофициальные финансовые потери? Конечно же, за счет покупателя. Власти денно и нощно твердят о том, каких высот достигла экономика страны под их мудрым руководством. При этом они не смогли и не захотели создать элементарного порядка хотя бы на рынках страны. С каждым их посещением мы замечаем, что цены на продукты неумолимо растут. При этом мало кто знает, что цены от производителя меняются значительно с меньшей скоростью.

Правда, после повышения цен на дизель, вопреки «новой экономической теории» уважаемого министра экономического развития Гейдара Бабаева, затраты производителей значительно возросли. В качестве примера можно привести цену за транспортировку товаров из районов в Баку. Если раньше за каждый перевезенный из Гядабея в столицу мешок картошки водители большегрузных машин брали 5 тыс. манатов, то теперь эта сумма возросла вдвое. Но до этих радикальных мер, принимаемых с целью окончательного обнищания населения, ценовую политику фермеров и сельских хозяйственников можно было охарактеризовать как стабильную.

Причина этого дисбаланса кроется исключительно в неуемном аппетите чиновников и искусственных монополистов. Большая «заслуга» в росте цен на сельхозпродукцию принадлежит также нашей славной полиции, которая обирает на дорогах страны транспортировщиков овощей и фруктов так, что остается только удивляться – как это цена за килограмм картошки еще не достигла отметки 10 тыс. манатов.

В 2003 году во время своей предвыборной кампании президент обещал нам всем, что в скором времени в стране будут созданы 600 тыс. рабочих мест. С того времени прошло более 2 лет, но работы все нет. Само по себе это обещание можно смело отнести к обычному популизму. В стране с рыночной экономикой понятие «открытие государством рабочих мест» практически отсутствует. Если речь идет о занятости населения в госсекторе, то в нашем случае необходимо не увеличение штатов, а как раз наоборот – сильное сокращение. Если предположить, что речь идет о частном секторе, то каким образом государство может обеспечить работой людей в негосударственных компаниях и фирмах?

Государство обязано лишь создать нормальные условия для развития предпринимательства. Только в этом случае можно будет говорить о том, что оно заботится о занятости населения. В нашей стране говорить о здоровом климате для бизнеса, это все равно что размышлять о наладке производства космических ракет в сапожной мастерской. Главным бичом азербайджанского бизнеса были и остаются монополии и чиновничий беспредел. Причем, как это ни странно, данный факт признает и правительство. На пути местного предпринимателя без высокой «крыши» создается столько искусственных препятствий, что многие теряют охоту заниматься бизнесом в Азербайджане, еще даже не начав это делать.

Именно поэтому в последние годы наблюдается столь сильный исход населения из страны. Наверное, многие задаются вопросом – что заставляет наших соотечественников горбатиться на рынках России? Разве они не могут выполнять ту же самую работу у себя на родине, к тому же не испытывая тех унижений и оскорблений, которым они подвергаются в стране чекистов и рецидивистов? Конечно же, могут и работали бы с удовольствием. Точно так же с удовольствием работали бы в Азербайджане люди, связанные с ресторанным, автомобильным и другими видами бизнеса. Главный фактор, который их останавливает, – необходимость раздавать взятки в размере, пятикратно превышающем их собственные доходы.

За последние годы данные проблемы не были решены. Хуже того, они значительно усугубились. Из этого можно сделать вывод – или азербайджанские власти поставили себе за цель окончательно выкурить население из страны, или это какая-то совершенно новая экономическая технология, которая даст свои плоды через определенное время. Например, в виде полного атрофирования у азербайджанцев желудочно-кишечного тракта, как совершенно бесполезной и политически вредной группы органов…

АЛИ МАМЕДХАНЛЫ

Еженедельная аналитическая газета "Бакинские ведомости", № 41, 28 января 2006

www.monitorjournal.com