СИСТЕМА

Разложение

ЧИНОВНИКИ, ДОСТОЙНЫЕ «МАТА»!
Коррупция – следствие и одновременно первопричина коррозии власти

В обществе постоянно звучат голоса негодования и возмущения масштабами разнузданной коррупции. Как правило, чиновники отмалчиваются. Хуже, когда они, а то и политики вполне внятно мямлят, что «коррупция была во все времена», «коррупция есть везде»… К чему это? Неужели они хотят просветить народ в вопросах истории культуры алчности? Быть может, политики предлагают обществу смириться с их преступной сущностью?

О сущности самой коррупции как общественного явления существует множество мнений, но единая концепция до сих пор отсутствует. Возможно, прояснению препятствуют силы, заинтересованные в обратном. Скорее всего размышляющим умам не хватает света – это так похоже на азербайджанскую действительность…

Не стоит брать академический отпуск, чтобы систематизировать те причины коррупции, которые так или иначе с различной частотой и противоречивыми разъяснениями звучат на совещаниях и с телеэкрана, высвечиваются на газетных полосах. Если их бегло перечислить, то к корням коррупции относят:

1) политико-экономическую систему;
2) долю демократии в обществе;
3) характерную особенность народа;
4) нужду;
5) и еще реже – пороки в нравственности.

Начнем по – порядку.

* Из истории и литературы достоверно известно, что коррупция имела место и при рабовладельчестве, и в последующих формациях. Она была присуща как высшему руководству, так и главам низших категорий, правителям, судьям и духовенству. Используя свою власть, чиновники брали взятку в виде драгоценностей, натуральных товаров, денег, а также …любовных чар. Отменившая частную собственность коммунистическая власть была установлена путем присвоения чужого добра и неслучайно «наичистейшие» ее люди – чекисты – проводя обыски у купцов, промышленников и аристократов, нередко присваивали часть или все обнаруженное богатство в обмен на свободу его хозяев. Коммунистическая держава строилась снизу, а рушилась сверху. Когда поезд с теми кто был никем мчался к власти, контролеры разграбив в вагонах пассажиров овладели всем, но сами всем так и не стали.

* Отсутствие институтов гражданского общества может благотворно влиять на процветание коррупции. Впрочем, может и не влиять. Точно так же, как наличие широкой сети средств массовой информации, неправительственных организаций и разного рода «независимых» экспертов еще не является показателем борьбы с коррупцией. Если журналисты занимаются рэкетом, энпэошники не без корысти поддерживают тот или иной проект, а так называемые «независимые» эксперты за сотню-другую «баксов» не включают в отчеты о проверке торгового предприятия факт продажи просроченных продуктов питания.

В Швейцарии – государстве с прочными демократическими устоями и традициями – вплоть до 1998 года коррупция была легальна. Согласно прежде действовавшему закону, гражданам и компаниям страны позволялось давать взятки зарубежным чиновникам, дабы устроить там, на чужбине, свою коммерческую деятельность. В некоторых государствах установлены пределы сумм, на которые могут тянуть грязные подачки, пардон, подарки должностным лицам… Во многих же странах существует коррупция условная: вне закона, но в порядке вещей. Наладьте дружеские отношения с турецкими, иранскими, хоть британскими предпринимателями, работающими в Азербайджане, и вскоре услышите искренние признания в том, что начиная с регистрации наряду с законными пошлинами и расходами все им обходится за взятки. Даже слову неазербайджанскому они научились здесь – «шапка».

* Утверждать, как некоторые политики делают это в России, что коррупция наравне с пьянством – черта национального характера – значит согласиться с поражением, не начав борьбу. Но говорят такую чушь ради красного словца: ведь пьянство – выбор добровольный, а взятку давать, как правило, вынуждают! Однако нелепо за берущими и дающими взятку людьми не видеть народа. Всякие тоталитарные, демократические и иные эпохи грабежей, въевшейся коррупции не могут не оставлять грязного следа ни на характере, ни на добром имени любого а. Правда, в отчетах международных организаций об уровне коррумпированности (или степени запачканности коррупцией) фигурируют не народы, а государства. Но мы-то уже научены и наслышаны об истине, что каждый народ достоин своего государства и его …«имиджа».

* Народ – это сумма. Сложен и суммирован он из людей. Люди – вот кто в действительности дают и берут взятки, пользуются властью в корыстных целях. В конечном счете им и отвечать за проступки перед обществом и государством как по моральным критериям, так и по закону. У людей постоянно имеются беды, заботы, и каждый непременно в чем-то нуждается. Но говорить, будто именно нужда заставляет человека брать взятку, – значит кривить душой. Скорее необходимость заставляет мараться взяткодателю. А взяточники – люди все без исключения в той или иной степени обеспеченные. В чем же нуждался премьер-министр вполне демократической Японии, когда брал взятку у американской компании «Локхид»? С другой стороны, если нуждой оправдывать коррупцию, то оправдания найдутся и другим людским порокам: живешь впроголодь – убей, ограбь соседа, сорви золотые украшения с незнакомой прохожей; не хватает денег на кофту – ступай на панель…

* Единственно верное истолкование природы коррупции – это безнравственность. Взяточничество, казнокрадство, использование служебного положения в корыстных целях являются результатом игнорирования законности, интересов общества и государства, а проще говоря – «несдержания низких побуждений». Таких, как алчность, страсть к наживе, продажность…

* * *

Коррупция – порождение агрессивной алчности власти, ее чиновников. Она выгодна лишь правителям. Однако кое-кто утверждает обратное: «…заплатить пусть большой штраф, лишь бы отделаться от гаишника». Эта мысль принадлежит министру экономического развития. И не бывшему, а нынешнему. Успокойтесь, не нашему, а российскому. Но мысль Германа Грефа заразительна. Ведь и азербайджанскому чиновнику выгодно представить грязную сделку – спасением взяткодателя. Нет уж! Пусть гаишник отделывается от граждан, даже нарушителей, ибо над ним постоянно должен висеть карающий меч контроля и государства, и общества.

Нередко чиновники и их адвокаты уповают на несовершенство законов, двусмысленность некоторых статей и положений, на то, что иные статьи оставляют решение на усмотрение. А кто говорит, что под словом «усмотрение» непременно следует подразумевать именно корысть, личную выгоду?!

Коррупция стала нормой функционирования любого (!) типа учреждения в Азербайджане и принципом работы подавляющего большинства чиновников, служащих всех рангов. В коллективах, пропитанных ядом алчности, действует круговая порука. Если есть в них случайный порядочный человек, он приговорен быть осмеянным грязными на руку коллегами и ежедневно пожимать им эту руку. Должность в Азербайджане – государственная премия за алчность. Назначают лишь алчных и именно за то, что они такие. Других не назначают, не повышают, отстраняют от дел. Потому что другие не станут брать взятки. Значит не будут «долю» начальников передавать по «цепочке».

Существует и другая страшно губительная цепочка. Она действует уже на протяжении десяток лет. Коррумпированная госсистема – это и учителя-взяточники. Студент-взяткодатель – плохой студент. Из таких выходят никудышные работники. Благодаря им отстают в своем развитии отрасли производства, культура, здравоохранение, образование, наука, армия. А все это вместе взятое ведет к краху государственности.

Коррупция – следствие и одновременно первопричина коррозии, разложения власти. Поскольку власти имеют решаюшее влияние на все процессы в общественной жизни, то их разложение распространяется на все общество. Коррупция уже объявила государству «шах». Ярким свидетельством этого являются всеобщее презрение за такое же повальное унижение, а также то, что собственные коррумпированные чиновники из высшего эшелона вопреки воле президента замышляют свержение власти и передел богатства. Если власти не одумаются, они получат давно заслуженный «мат».

АЙДЫН САДИГ

Еженедельная аналитическая газета "Бакинские ведомости", № 41, 28 января 2006

www.monitorjournal.com