САТИРА

Общество

ЗНАМЕНАТЕЛЬНОЕ УТРО,
или Несбывшиеся надежды одной очереди

Холодным зимним утром перед отделением Сбербанка выстроилась длинная очередь. Шел снег и стоящим в очереди людям, судя по всему, было очень холодно. Некоторые из них исполняли давно забытый танец советского человека – «мерзнущий перед магазином покупатель». Проходящие мимо люди замедляли шаг, некоторое время с ностальгией наблюдали за толпой и присоединялись к ней. Рабочий день еще не начался, и двери банка были закрыты.

Толпа росла буквально на глазах. Стоящие в хвосте люди пытались выяснить у стоящих впереди, что будут давать в банке и почему тут выстроилась такая очередь. Версии стояльцев в хвосте, в середине и начале очереди отличались друг от друга. Обитающий почти в самом конце старик с медалью, прикрепленной на воротник старенького пальто, утверждал, что наконец-то начали раздавать деньги, которые страна заработала от продажи нефти.

- Я всегда говорил, что президент знает, что делает. Ему все это время мешали бездельники из оппозиции. Это они забирали у него все его рабочее время. А теперь, когда у него появилось немного времени, он сразу стал заботиться о людях. Знайте, люди, что наш президент - самый мудрый и добрый человек на свете...

- А что он такого мудрого и доброго сделал, отец? – поинтересовался только что подошедший молодой человек.

- Как что? А о чем я с утра тут толкую? Не видишь, какая очередь выстроилась? Началась раздача денег, которые мы получили от продажи нефти.

- Ах вот оно что! – протянул молодой человек и тут же стал набирать чей-то номер по мобильному телефону. Дозвонившись, он чуть ли не закричал в трубку: «Мама, слушай внимательно. Берешь отца, сестру и брата. Чтобы через десять минут вы все были перед нашим Сбербанком. Тут деньги нефтяные раздают. Никому из соседей не говори. Кому? Ладно, тете Наргиз можешь сказать. Бегите быстро сюда и захватите документы, я уже занял для вас очередь...»

Старик, слушая его, счастливо улыбался. Дождавшись окончания разговора, он сказал:

- Ну что? Идут?

- Идут.

В этот момент к ним подошел очередной любопытный и спросил:

- А почему тут выстроилась такая очередь?

В ответ старик только было раскрыл рот, но молодой человек его опередил:

- Ничего особенного, просто люди хотят оплатить свет и газ.

Старик удивленно посмотрел на него и опять попытался что-то сказать, но паренек сверкнул на него глазами:

- Свет и газ! Тебе все ясно, отец?

Старик обиженно посмотрел на него за то, что тот лишил его удовольствия рассказать новость еще одному человеку, и, нахмурившись, отвернулся.

В середине очереди люди стояли более плотно. Громче всех переговаривались две женщины, стоявшие друг за другом.

- Представляете, а я и не знала, что ваучеры по новой раздавать начали. Мне утром сосед позвонил и сказал, что в Сбербанке опять ваучеры раздают, а прежние, мол, отменили.

- И правильно и сделали, что отменили. Я вот свой всего за 3 «ширвана» продала. Ну что это за ваучер такой?

- А это все оттого, что Фархад мошенничеством занимался и у людей обманом ваучеры скупал, - зашептала одна из собеседниц. – А теперь президент, дай Бог ему жизни, отменил все прежние чеки и выпустил новые.

- Ах, вот как? Правильно и сделали, что посадили этого мошенника Фархада. Зато у нас теперь новые ваучеры будут.

Тут подал голос мужчина, стоявший рядом и внимательно их слушавший:

- Послушайте, а вы уверены, что сейчас будут чеки раздавать?

- Конечно, я сама слышала по телевизору, как министр... этого... как его... ну который раньше ревизором был...

- Не ревизором, а сэсником. Эльдар Махмудов, - подсказал другой мужчина средних лет, тоже стоявший рядом. При словах «Эльдар Махмудов» из разных концов толпы несколько мужчин начали вытягивать шеи и приглядываться к беседующим. Некоторые начали куда-то звонить и что-то шепотом говорить в трубку, поглядывая на собеседников.

- Ну да, в общем, который кагэбэшником сейчас работает... Так вот, я сама слышала, как он сказал по телевизору: «нарушения при приватизации». Значит, если были нарушения, то надо раздавать ваучеры по новой. Вот и раздают, - уверенно подытожила женщина.

- Да, это мудрое решение. И действительно, никто так и ничего не понял из всей этой аферы с приватизацией. Надо ее проводить по новой. Вот я на этот раз свой чек так дешево не продам...

В головной части очереди, то есть прямо у дверей, стояли в основном пожилые люди. Тут тоже шел довольно интересный разговор.

- ... А я вам говорю, что Сталин своего сына выкупил у Гитлера, - настойчиво уверяла пожилая женщина своего не менее пожилого собеседника.

- Чушь! Я на фронте прошел от Москвы до Берлина. Не было тогда такого безобразия, как сейчас. Вот вы тут в очереди сейчас стоите, потому что вам сын из России деньги переслал. Я тоже. А был бы сейчас жив Сталин...

Но он не успел договорить, что произошло бы, если был бы жив Сталин. Прямо напротив отделения банка остановился эскорт автомобилей, из которых начали выходить какие-то люди. Они внимательно оглядывали улицу, стоящих в очереди людей, балконы зданий и проезжающие машины. Вдруг часть толпы, стоящая поближе к вновь прибывшим, охнула. Послышались голоса:

- Президент, президент...

Стоящий в окружении телохранителей человек улыбался, глядя на людей. Он начал медленно подходить к парализованной толпе. Пару раз он чуть было не упал, поскользнувшись на покрытом гололедом тротуаре. Его тут же подхватывал за руку какой-то отчаянно жестикулирующий и что-то пронзительно верещащий человек. На его шикарном пальто были следы от снежков, которыми его, видимо, забросали.

- Мы сегодня же уберем снег, господин президент. Клянусь своей жизнью, это только на этой улице осталось чуть-чуть снега...

Президент недобро посмотрел на него, но ничего не сказал. Наконец, толпа ожила и бросилась к главе государства. Из толпы послышался отчаянный крик старика в конце очереди:

- Вот видите, он сам сейчас будет раздавать нам деньги...

С этим криком он бросился навстречу президенту и упал ему в ноги. Каким-то образом в руке у него появилась пачка документов. Старика быстро подняли и очистили от снега. Он тут же затараторил:

- Да урежет Аллах мои дни и прибавит к вашим. Да ниспошлет он на оппозицию все стихийные бедствия. Мой сын уже четыре года не может устроиться в МВД. Вот все его документы, я их всегда с собой ношу. Помогите, родной вы наш...

Вслед за ним заголосила вся толпа. Кто просил устроить на работу брата, у кого-то были проблемы со здоровьем, некоторые просто жаловались на плохую погоду. Президент выслушал все жалобы, принял все протянутые документы и поручил людям из свиты заняться проблемами жалобщиков. Через некоторое время он уехал. Толпа простояла еще несколько минут, глядя вслед отъезжающему кортежу. Затем, вспомнив о том, зачем они тут стояли, люди бросились в уже открытые двери банка. Работникам финансового учреждения еще долго пришлось им объяснять, что о никакой раздаче нефтедолларов, новых ваучеров и прочего они не слышали. Очередь понемногу уменьшалась. Люди расходились по домам, чтобы поделиться с родными впечатлениями о сегодняшнем дне...

АЛИ МАМЕДХАНЛЫ

Еженедельная аналитическая газета "Бакинские ведомости", № 41, 28 января 2006

www.monitorjournal.com