ГЕОПОЛИТИКА

Иран

СТРАШНЫЙ ТЕГЕРАН
Иран занимается ядерным шантажом

С каждым днем все более напряженной становится ситуация с атомной программой Ирана. Неоднократные попытки евротройки – Франции, Великобритании и Германии с одной стороны, России – главного поставщика атомных технологий Ирану - с другой, как-то снизить накал страстей пока ни к чему не привели. Более того, ситуация ухудшается с каждым днем.

Складывающаяся ситуация не может нас не волновать. Иран - наш ближайший сосед и хотя отношения между нами не самые теплые, тем не менее иметь под боком еще одну ядерную державу как-то не очень приятно. К тому же в этой стране проживают десятки миллионов азербайджанцев, судьба которых нам не безразлична. В случае же начала боевых действий против Ирана мы вряд ли сможем остаться в стороне, так как придется принять сотни тысяч беженцев с другого берега Араза. Кроме того, весьма вероятно, что территория нашей страны станет как минимум транзитной для перевозки войск и вооружений, а возможно и базовой.

Начну с того, что в один прекрасный день руководству Исламской республики вдруг пришло в голову начать развивать атомную энергетику. Зачем стране, являющейся владельцем крупнейших мировых запасов энергоносителей весьма опасные атомные электростанции, вопрос риторический. В принципе атомная энергетика давно уже не является тайной за семью печатями, но, тем не менее, основными поставщиками технологий для таких электростанций является весьма ограниченное число государств. К кому могли обратиться иранские власти для получения таких технологий, тоже понятно. Главный, почти стратегический союзник Ирана в таких вопросах, конечно же, Россия. Политическому руководству этой страны абсолютно наплевать, с каким режимом сотрудничать. Главное, чтобы совпадали интересы, а они в данном случае совпадают. Иран почти 30 лет своим главным врагом считает США. В Москве также никак не могут отойти от стереотипов времен «холодной войны» и СССР 70-х – начала 80-х. Несмотря на декларируемое сотрудничество с Западом, на самом деле все рассматривается через призму конфронтации с НАТО и США. Не случайно, что наибольшему политическому давлению подвергаются Украина и Грузия, провозгласившие курс на вступление в эту организацию.

Еще в самом начале иранской программы Запад предупреждал Россию, что в этом деле нужно проявлять осторожность. Однако российское руководство этим предупреждениям не вняло. Тем не менее поначалу Иран допустил инспекторов Международного агентства по атомной энергетике (МАГАТЭ) на свои объекты. К тому же эта страна присоединилась и к Договору о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО) и подписала дополнительный протокол к нему. Это было и одним из аргументов Москвы, когда она начала помогать Ирану в этом вопросе. Однако чем дальше, тем больше возникало вопросов. В мире принято, что если какая-то страна развивает атомную энергетику, то атомное топливо поставляется государствами, предоставляющими эти технологии, точно так же утилизация отходов проводится под их наблюдением. Все дело в том, что для АЭС в качестве топлива используется обогащенный уран, который так же, как и отходы, которые представляют из себя плутоний, может быть использован и для создания атомной бомбы. Поэтому вопрос контроля весьма важен с точки зрения предотвращения распространения ядерного оружия. В свое время проморгали Северную Корею, теперь же эта страна, владея средствами доставки и атомной бомбой, шантажирует весь мир, и в первую очередь США. Поэтому совершенно никому не хочется иметь еще одного непредсказуемого психа с атомной дубинкой в руках. Тем более что когда иранская программа начиналась, у ее руководства были более предсказуемые лица, чем нынешний президент Ахмединиджат. Честно говоря, мне иногда кажется, что иранскому народу настолько надоела вся эта муллократия, что на последних выборах они решили проголосовать за худшего из кандидатов, которых одобрил высший духовный совет. Потому, что не могу поверить в действительную поддержку ныне избранного президента этой страны. Буквально сразу же после избрания Ахмединиджат стал предметом различных скандалов. Сначала Aaамериканцы обвинили его в том, что он участвовал в нападении на их посольство, затем австрийцы в соучастии в тройном убийстве лидеров иранских курдов. После этого сам иранский президент вызвал скандал своими воинственными заявлениями в адрес Израиля.

Как я уже отмечал выше, и топливо АЭС, и его отходы могут быть использованы для изготовления атомной бомбы. Поэтому контроль над ними является обязательным условием развития атомной энергетики. Если же страна владеет технологией обогащения урана, то бомба не является проблемой, благо конструкция ее давно всем известна. Именно вопрос обогащения урана и стал основой нынешнего кризиса. Все дело в том, что одно время Иран заморозил работы в этом направлении, хотя владел самым современным оборудованием. Но после того, как начался ажиотаж вокруг иранской атомной программы, снял пломбы с оборудования и запустил их в работу. Согласно последнему докладу инспекторов МАГАТЭ, иранские власти не позволили им провести полноценный контроль ведущихся работ. Кризис постепенно усиливался, результатом чего стало то, что даже Россия, поддерживавшая Иран, вынуждена была согласиться с вынесением обсуждения иранского вопроса на Совет Безопасности ООН. Тегеран же в свою очередь шантажирует международное сообщество, угрожая в таком случае прекратить выполнение норм дополнительного протокола в ДНЯО. Россия, выпустившая иранского атомного джинна из бутылки, пытается как-то урегулировать этот вопрос. В принципе наиболее приемлемым было предложение о создании совместного предприятия по обогащению урана на территории РФ. Однако по непонятным причинам иранская стороны практически отвергла это предложение. Между тем МАГАТЭ получило некоторые факты, свидетельствующие о ведении Ираном разработки атомного оружия. При проведении инспекции в Натанзе, на заводе по обогащению урана, внутри центрифуг были обнаружены следы обогащенного урана. Кроме того, найдены документы, описывающие технологию плавления металлического высокообогащенного урана, который применяется только для создания ядерного оружия.

Здесь хотелось бы обратить внимание на некоторые другие аспекты. Иран давно уже ведет довольно успешные разработки средств доставки ядерного оружия. К настоящему времени уже разработаны, испытаны и готовы к принятию на вооружение ракеты «Шахаб-3», дальностью до 3000 км. Фактически Иран уже держит под прицелом часть Европы. Если же ему удастся создать еще и собственную бомбу, то, учитывая неадекватность нынешнего руководства этой страны, можно сказать, что над Европой ядерная опасность уже нависла. К тому же продолжают вестись интенсивные разработки ракет еще большей - до 5000 км - дальности. Как заявляют иранские официальные лица, если вопрос в какой-либо форме будет вынесен на обсуждение в СБ ООН, они немедленно возобновят работы, которые заморожены на протяжении последних двух лет. И хотя на встрече в Лондоне было принято решение, давшее Тегерану еще месяц на приостановление и консервацию своих ядерных программ, судя по всему, иранское руководство не намерено этого делать. Сочетание этих двух факторов вызывает серьезную озабоченность.

Принимая во внимание складывающуюся ситуацию, в США уже раздаются голоса, призывающие нанести удары по иранским ядерным объектам. В ответ на это министр обороны Исламской республики заявляет, что любое действие против иранских ядерных объектов вызовет «немедленный ответный разрушительный удар». А ведь вместо этого можно было бы дать возможность инспекторам МАГАТЭ провести полноценную инспекцию и успокоить мировую общественность, чем заниматься шантажом и бряцать оружием.

Сейчас Россия и Китай предпринимают отчаянные попытки склонить руководство этой страны к сотрудничеству с международным сообществом. Пока безуспешно. Но время еще есть.

ИСЛАМ МОЛЛАЕВ

Еженедельная аналитическая газета "Бакинские ведомости", № 42, 04 февраля 2006

www.monitorjournal.com