ЭКОНОМИКА

Прожекты

МАНИЛОВЩИНА В ОБОРОНКЕ
Насколько наша страна готова к производству военной техники?

Некоторым доморощенным политологам и политическим журналистам создание Министерства оборонной промышленности дало пищу для размышлений на тему укрепления боеспособности нашей армии исключительно за счет собственного производства вооружений. Однако насколько это реально, они даже не задумываются.

На днях в одном из коротких интервью им подпел министр обороны Азербайджана Сафар Абиев: «Мы будем производить все, что необходимо для нашей армии». Из слов министра можно сделать вывод, что мы в ближайшем будущем начнем производить танки, самолеты, вертолеты и даже ракеты.

Как известно торговля оружием является вторым по прибыльности видом бизнеса, после наркотиков. Однако это совсем не означает, что им, так же как и наркотиками, торгуют только производители. Существует целая мировая сеть как легальной, так нелегальной торговли оружием. Некоторые обозреватели уже начали говорить на тему того, что Азербайджан будет производить вооружения не только для внутреннего пользования, но и на экспорт. Желание похвальное, однако…

Необходимо в первую очередь отметить, что оборонная промышленность - это не только крупная военная техника, но и различное вспомогательное оборудование, призванное обеспечить их работу и сделать ее более эффективной. А насколько наша страна готова к производству военной техники?

Начнем с крупной боевой техники – бронемашин и авиации. Производство таких вооружений требует особой подготовки как кадров, так и промышленности. В первую очередь для производства бронетехники необходимо уметь производить бронированную сталь. Имеем ли мы опыт производства стали вообще, не говоря уже о броне? Если наши оптимисты рассчитывают в этом деле на практически единственное полнокровно действующее сталелитейное предприятие в стране – «Baku Steel company», то спешу их разочаровать. Указанное предприятие по своей технологии не способно производить такую сталь. Вторым вопросом является производство шасси для бронетехники. В нашей стране не существует предприятий, производящих гусеничные трактора, которые в свое время являлись основой танков, а современный танк практически ничего сходного с трактором не имеет. Более легкая техника базируется на тяжелых грузовых автомобилях, однако такого производства мы тоже не имеем. Можно, конечно, купить лицензию на производство даже бронетехники, правда, достаточно устаревшей, но зачем нам нужна старая техника, если наш противник получает самую современную от одного из крупнейших мировых производителей – России. Кроме того, опять возникает вопрос бронированной стали. Где ее взять? Закупать? Но скорее всего производители стали заломят такие цены, что выгоднее станет купить всю машину, а не сырье. К тому же обработка брони требует специальных технологий, которыми мы не владеем.

Перейдем к авиации. В стране в свое время существовала пара авиаремонтных заводов, на которых производился ремонт советских истребителей МиГ-21 и МиГ-23. За годы независимости эти заводы пришли в полную негодность. Не осталось практически никакого действующего оборудования, а специалисты, в силу невостребованности, давно уехали в Россию или Украину. Но производство самолетов, так же как и вертолетов, требует решения многих вопросов, начиная от сырья и кончая летными испытаниями. Технологии же настолько специфичны, что их тоже придется закупать. Но захотят ли продать нам новые технологии? Так же как и в случае с бронетехникой, устаревшая технология нам не нужна. Это станет просто пустой тратой денег.

Теперь перейдем к человеческому ресурсу. Конструирование боевых машин это целая наука, которой в нашей стране, насколько мне известно, никто не владеет. Значит, придется учиться с нуля. На это уйдут многие годы и вряд ли те, кто умеет их конструировать, станут создавать для себя конкурента. Эти специалисты годами учатся и осваивают систему конструирования отдельных узлов, машины в целом и только затем начинают что-то конструировать. Есть ли у нас в стране люди, которые могут сконструировать хотя бы простую боевую машину? Во всяком мне ничего об этом слышать не приходилось.

Гораздо проще производство артиллерии. Но и здесь возникает проблема специальной стали, которой мы не имеем. Наиболее простой артиллерийской системой является миномет, представляющий из себя обыкновенную трубу определенного диаметра и тарелку с иглой, на которую она закреплена. Вот такого рода вооружения у нас уже производятся.

Наиболее приемлемым можно считать производство стрелковой техники, включая автоматы и крупнокалиберные пулеметы, гранатометы типа ДШК. Можно также попробовать освоить производство боеприпасов, что в принципе уже делается.

Кроме того, в первую очередь необходимо создать хорошую ремонтную базу, позволяющую восстанавливать боевые качества техники в короткие сроки. Можно освоить производство наиболее часто выходящих из строя узлов и деталей. Это будет иметь большую эффективность, чем попытка создания собственных систем тяжелой техники.

Вообще нужно отметить, что создание военно-промышленных комплексов требует огромных материальных затрат и наличия кадров. Именно поэтому даже сильные и большие страны, такие как Канада и Австралия, предпочитают закупать крупную военную технику. Хотя при желании могли бы заняться этим сами. В мире всего несколько стран занимаются производством тяжелых вооружений – Россия, США, Китай, Франция, Германия и Великобритания. Причем в последнее время европейцы предпочитают интеграцию и совместное производство. Поэтому заниматься производством тяжелой техники просто не стоит, так как вряд ли удастся сделать лучше мировых гигантов, да еще и обладающих большими традициями и опытом в этой сфере.

В начале статьи я упоминал вспомогательное оборудование. К такому оборудованию относятся различного рода электронные приборы, прицелы, локаторы, дальномеры, системы тепловой и фоторазведки и т.д. Вот такого рода технику мы производить можем. Еще в советское время в стране существовали предприятия, которые занимались разработкой и производством такого рода техники. Здесь мы имеем и кадры, и опыт, и традиции. Причем не стоит пренебрегать такими разработками. Например, оснастив солдата хорошей тепловизионной системой, можно спокойно вести боевые действия в темное время суток. Такие системы позволяют также обнаружить боевую технику противника, даже если он использует технологии типа «стелс», делающие технику невидимой для радаров. Системы дальнометрии, оптической наводки по лазерному лучу, системы связи позволят увеличить эффективность даже имеющейся техники. Скажем, танк более старой конструкции, оснащенный высокоэффективной системой наведения, будет иметь большую боевую ценность, чем его более современный аналог, такой системы не имеющий. Системы лазерной оптической связи практически недоступны противнику, что позволяет обеспечить скрытность переговоров, директив и приказов.

Кстати, в «БВ» прошла серия статей, посвященных нанотехнологиям. Гораздо лучше было бы выделить побольше средств на их освоение и развитие. Будущее промышленности, и военной в частности, именно за такими технологиями. Перспективы, которые они сулят, были описаны в номере газеты от 10.12.2005 года. Тот, кто опередит других в нанотехнологиях, и окажется победителем. Для ведения таких разработок кадры в стране имеются, нужно только уделить им больше внимания, в том числе и финансового.

Так что господам ура-патриотам и министру обороны следует слегка поубавить свой пыл. Да, в ближайшие годы наша страна будет иметь весьма большие доходы. Но это не значит, что их нужно пустить коту под хвост, расходуя на маниловские прожекты. Нужно делать то, что мы умеем, чем изобретать велосипед.

АЛИМ ТУСИ

Еженедельная аналитическая газета "Бакинские ведомости", № 42, 04 февраля 2006

www.monitorjournal.com