НОВЕЙШАЯ ИСТОРИЯ

Выборы

ЗАСТРЯВШИЕ ВЫБОРЫ
Такого избирательного шоу, которое состоялось 6 ноября, Азербайджан еще не видывал

Говорят, пока не похоронен последний солдат – война не закончена. С той же логикой можно утверждать, что выборы в Милли меджлис не завершились. Хотя парламент нового созыва и начал функционировать, в то же время предстоит заполнить его минимум еще на 8 процентов. Споры о проведенном плебисците, ведущиеся вперемежку с предстоящим, словно лакмусовая бумажка, показывают, как эти выборы застряли не только у народа и не столько в горле…

Хуже не стало: это было невозможно

В непростом обществе, каким является азербайджанское, причем в переходный период своей истории, каждые выборы рассматриваются как скачок вперед, но превращаются в некое испытание. Что можно было ожидать от выборов в ММ? Минувшей осенью ответы звучали полярные: от катастрофы до процветания. Однако следовало дистанцироваться от максималистских позиций.

Впервые за долгие годы перед важными выборами в нашем обществе раскол не наблюдался. Противоборство политических сил и желающих «подепутатствовать» персоналий – это факт. Но подавляющая часть общества, за голоса которой и предстояло бороться кандидатам, была настроена оптимистически равнодушно. Равнодушно, потому что выбирать почти не из кого: и власти, и некоторая часть оппозиции себя достаточно скомпрометировали. Ведь всего два года назад во время президентских выборов кандидаты от оппозиции могли заручиться большей поддержкой. Пусть никого не сбивает с толку то, что партийные функционеры на выборах в ММ проявляли большую активность, – это их работа. Вокруг них есть еще одна прослойка «шустрых» – они, как и сами функционеры, преследовали цель попасть в парламент. Следующая оболочка – «бодрствующие» – друзья, родственники, земляки кандидатов. Это – Азербайджан, и близкие непременно поддержат своего. Тем более, что в случае его избрания депутатом перепадает каждому из них. По тому же принципу, что это – Азербайджан. Конечно, не в светлом понимании данного выражения… Секрет же оптимизма заключался в том, что народ оставил худшие дни позади и не верил, что они могут возвратиться. Насколько это было оправданно – жизнь покажет.

Застрявшие парламентские выборы примечательны. Впервые никто не ставил под сомнение, что они состоятся, не призывал к бойкоту. Уже хорошо! Этому в немалой степени способствовало применение Избирательного кодекса. Кстати, впервые на парламентских выборах. Пусть кодекс не идеален, но он довольно всеобъемлющий и достаточно определенный.

Ни парламентские, ни президентские предвыборные кампании до сих пор также не знали столь разнообразного применения спецтехнологий. Например, правящая партия придерживалась тактики дублеров: по округу баллотировались сразу несколько членов «Ени Азербайджан». При такой ситуации единый партийный список терял свой смысл – ведь каждый йапист, являвшийся кандидатом в депутаты, выступал частью целого. Кроме того, власти имели на выборах контингент кандидатов «на черный день». В случае, если в каком-либо округе члены правящей партии вдруг дали бы слабинку, их мог заменить представитель лояльно-вялого избирательного блока «Новая политика». Некоторые из кандидатов от этого блока настолько близки к властям, что их трудно отличить от старших товарищей и земляков, бывших коллег и начальников. Другой технологический прием – отрицание кандидатом сразу и властей, и оппозиции. Расчет прост: умело пользуясь недовольством в обществе, можно собрать больше голосов, чем под флагом известных партий. Имел место и такой прием, как баллотирование по одному округу кандидатов-однофамильцев, являющихся даже полными тезками. Но гораздо важнее другая новинка: впервые в день выборов проводился солидный опрос на выходе из избирательных участков. Самым же существенным отличием предвыборной кампании являлась светлая надежда на то, что плебисцит может быть справедливым. Тот, у кого она еще жива, теперь с трепетом ждет 13 мая…

В отличие от предыдущих парламентских выборов, ныне нет партийных списков и работает лишь мажоритарная система. Для избирателей это хорошо тем, что каждый без всякой путаницы может голосовать за конкретного человека, в то время, как в списках пропорциональной системы люди голосовали за известного первого или второго, а вместе с ним получали незнакомых шестого и девятнадцатого. Нет сомнения, независимо от применяемой системы, властям некоторых стран выборы вообще не по нраву. Приходится, исходя из местной действительности, выбирать наименьшее из зол. Очевидно, что власти Азербайджана неслучайно сделали ставку на мажоритарную систему: не будучи уверенными в прочности своих позиций в регионах, они на это не пошли бы. Вспомните, как в России недавно поступили наоборот: отменили мажоритарную систему, оставив лишь пропорциональную. РФ - огромная страна и Кремль порой не имеет желаемого влияния в провинциях. Другое дело – держать под контролем руководство ведущих партий: благо, все они сконцентрированы в столице, а некоторые даже …«ручные». В азербайджанской глубинке всесильны местные чиновники и крупные бизнесмены от власти. Для того чтобы победить на выборах или кого-либо протолкнуть, они способны решающим образом повлиять на избирателей, а то и …членов избирательных комиссий.

Запад – будь то США или европейские структуры – с самого начала активнейшим образом участвовал в избирательном процессе: он оказал влияние на принятие Избирательного кодекса, на его содержание, на состав кандидатского корпуса. Запад заинтересован в тесном сотрудничестве с Азербайджаном и важнейшим условием для этого выдвигает демократизацию общества. Достаточно обратить внимание на то, как представители Европы, дипломаты США и других стран совершали поездки по регионам, как они были настойчивы в своих рекомендациях. Россия также будучи заинтересованной в формировании власти Азербайджана на свой лад, имела на этот счет определенные виды. Но горький опыт активного вмешательства в процессы в Грузии, Украине, Молдове, когда Москва получила обратный результат, предостерег ее от радикальных действий. Тем более, что власти Азербайджана вовсе не враждебно настроены против России, а в нашей стране Кремлю и поддерживать-то некого: в АР нет ярко выраженной откровенно пророссийской силы, какими являлись сторонники Абашидзе и Януковича. Тем не менее эсэнгэшники во главе с Рушайло «из вежливости» понаблюдали за ходом ноябрьского этапа. И это все, на что способна родина самых кровавых революций ХХ века, в нынешнем столетии вдруг ставшая противником пусть даже бескровных, «бархатных», но революций.

Тема революции активно муссировалась и в Азербайджане. Но возможность ее реализации с самого начала ничем не подкреплялась. Не было никакой предпосылки к тому, что народ повалит на улицы и площади. Оптимальная задача заинтересованных сторон состояла в том, чтобы избиратели при всем своем оптимизме 6 ноября не оставались к выборам равнодушными. Особенно этого должна была добиться оппозиция, всегда уповавшая на то, что представляет не просто недовольное большинство, а весь народ…

Парламентские выборы обещали быть зрелищными. Но народу, как гласит древнеримское выражение, кроме зрелища следовало предоставить и хлеба. «Будет ли очередной депутатский корпус способен накормить своих избирателей чем-либо существенным, нежели обещания?» – ответ на этот вопрос зависел от того, чем народ будет голосовать. Если помните, в 1996 году в России призывали голосовать не умом, а сердцем. Наверняка имеются и другие варианты… Один, может и не один, из них опробовали в Азербайджане.

Оправданные ожидания. Наихудшие

Возможно ли было удовлетвориться деятельностью предыдущего Милли еджлиса? Исключая самого себя, парламентом не был доволен даже его председатель. Как же мог удовлетворить избирателя весь ММ, включая и самого председателя?!

Азербайджанский парламент за 5 минувших лет не принял несколько наиважнейших для общества законов. Как и ожидалось, многие депутаты оказались неспособными к парламентской деятельности. Одни оставались «немыми» – так общественность страны прозвала тех, кто на заседаниях молчал. Другие неустанно болтали, но не по делу: считали своей депутатской обязанностью не обсуждать, а восхвалять очередной проект закона и его создателя (видя в нем Создателя вообще), а также критиковать противную (в буквальном и переносном смыслах) сторону, затевая недостойные парламента скандалы.

Накануне выборов расклад политических сил в обществе был не в пользу оппозиции. Лидерство удерживала правящая партия: у нее ресурсы власти, пользоваться которыми она никогда не брезговала; поддержка олигархов, которых власть правдами и неправдами вскормила «на голову» бедствующему обществу; телевизионный эфир, с возможностьями которого не сравнятся все оппозиционные СМИ вместе взятые.

Часть инакомыслящих, имеющая претензии на звание «единственно оппозиционной оппозиции», делала ставку на активность партийных функционеров, самопожертвование нескольких фанатов и фактически бедственное положение народных масс, едва сводящих концы с концами. Благодаря этим факторам союз блоков «Азадлыг» и «Движение национального единства» выглядел одним из фаворитов парламентской гонки. Существовал неофициальный «блок незаметных» – те партии, а скорее персоны, которые примкнули к правящей партии и ее главному оппоненту.

Блок «Новая политика» объединил, казалось бы, несовместимое: партии, недавно единолично претендовавшие называться отцами оппозиции, и партии, состоящие из одних названий; тех, кто в начале 90-х годов держался за полы шинелей уходящих российских солдат, и тех, кто им во след кричал «Вон!». Лидеры блока – одни «бывшие»: президент Аяз Муталибов, спикер и и.о. президента Ягуб Мамедов, премьер Али Масимов, вице-премьер Вахид Ахмедов, помощник президента Эльдар Намазов, даже бывший председатель партии Этибар Мамедов, вроследствии при живом председателе именуемый «лидером». Не правда ли, «вечно живым» мавзолеевским персонажем запахло… Блок «бывших», дистанцируясь от решительной оппозиции, заигрывал с властями, лишь бы вновь «ожить».

Иногда ставка делалась не столько на названия партий, сколько на имена персон. Наличие большого отряда так называемых беспартийных кандидатов вовсе не говорило о том, что они независимы. Хорошо известно, кто из них кому служил всю жизнь, кому служит сейчас, кому и за сколько готов служить при изменившихся обстоятельствах. Но и они еще могли рассчитывать на успех.

Вряд ли стоило впрягаться в эту гонку тем, за кем не стоят влиятельные силы и большие деньги: в Азербайджане выборы все больше походят на скачки, где куплены не только лучшие зрительские места, но и заезды.

Многих ошеломило число кандидатов в депутаты… Напрасно: свобода – это не только свободный выбор для избирателей, но и свободное изъявление желания быть избранным. В неприятии множества кандидатов – отзвуки советского и даже далекого монархического прошлого. Но здесь же и непонимание сути демократии.

Массовый наплыв в кандидаты легко объяснить тем, что в обществе не устоялись политические силы, не установился профессиональный подход к политической деятельности. Одновременно депутатство рассматривается как очень прибыльное занятие. Увы, но пока власть – дело не жертвенное, не ответственное, а доходное, в ее ворота будет вламываться всякая нечисть.

Состав кандидатского корпуса можно было характеризовать в основном критично: уж слишком много партийных функционеров! Можно подумать, что достойнейшие люди этого народа трудятся именно в партаппаратах.

Грязное дело – прокладывать асфальт, раздавать ордера, помогать неимущим ради предвыборной агитации. К тому же это – незаконно. Такую «щедрость» способны проявлять должностные лица, хозяйственники, бизнесмены от власти. Еще грязнее, когда кандидат от оппозиции призывает избирателя принять подачку, но «за того парня» не голосовать. Фактически – это приглашение стать соучастником преступления. С нравственной точки зрения – призыв быть ниже, чем позволит себе порядочный человек. Видимо, оппозиционные лидеры, предлагавшие избирателям нарушить правовые и моральные нормы, сами не прочь принять подачки…

Одного кандидата расхваливали, что он – самый молодой в стране доктор наук. Молодой, ученый – а все туда же! Зато среди соискателей мандата было множество людей со средним и незаконченным высшим образованием. И это в стране, где если не на мозги, то на душу населения приходится высокий показатель дипломов.

Говоря о грязных технологиях, следует отметить, что некоторые кандидаты красовались на фоне массовых митингов конца 80-х годов, хотя не имели к ним никакого отношения.

Азербайджанская действительность предрешила и судьбу депутатских мандатов из некоторых провинциальных округов: туда за ними к своим землякам едут люди, давно или с рождения живущие в столице. Ничего хорошего не скажешь и о кандидатах, ныне баллотировавшихся по другому округу: избиратель не понравился или этот округ «прибыльней»? Скорее, на повторный обман не рассчитывая, они искали новых простачков. Скажите сами: где в Азербайджане с водоснабжением и канализацией дела обстоят хорошо, чтобы руководителя «Азерсу» Октая Асадова избрать депутатом?! Может, дела потому плохи, что водно-канализационный босс не тем делом занимался? А ведь вновь «избрали». И спикером сделали. Сделанный таким образом, он дрожащим голосом и трясущимися янаевскими руками приступил к творчеству. Законотворчеству. Рядом с «Создателем» такому «Творцу» и место… Другой переметнувшийся депутат Гудрат Гасангулиев, отвернувшись от исмаиллинцев, шагнул на запад, но до родного региона пока не дошел…

Регионализм – этот ужасный бич азербайджанской действительности – наблюдается во всех сферах и на всех ступенях политической жизни, включая парламентские выборы.

На что рассчитывали такие кандидаты?

В известном телевизионном фильме об Эркюле Пуаро у одного политика спрашивают: «Почему вы так неуважительно относитесь к людям?», на что он отвечает: «Они ведь за нас голосуют». Если бы избиратели себя уважали, то в политике не было бы столь откровенно непорядочных людей, которых мы сегодня имеем. Если бы политики уважали народ, то занялись бы каким-либо ремеслом, нежели решились вершить судьбы страны.

Такого избирательного шоу, которое состоялось 6 ноября, Азербайджан еще не видывал. Но за возросшим интересом желающих быть избранными стоял низкий интерес к ходу выборов у избирателей. Это отразилось и на их активности. Характерная черта нынешних выборов: уж слишком сильно желание масс избавиться от марионеточного парламента. В то же время сильно неприятие части оппозиции. Какие бы правильные слова она ни говорила. Критиковать чужие грехи и быть способным исправить положение – это разные, в данной ситуации еще и далекие, друг от друга вещи.

Перспективы нового парламента ожидались нерадужные. Хотя бы это ожидание народа оправдалось!..

Предрекалось, что святых там не будет. Чтобы сегодня не оказаться шокированными, следовало готовиться к тому, что не будет и честных.

Агитационный этап прошел чрезвычайно живо. Развлечений хватало и без участия известного политического шоумена Низами Сулейманова. Выступления изобиловали и «медом», когда кандидаты восхваляли себя и соратников, и «дегтем», когда они говорили об оппонентах. Большое число соискателей депутатских мандатов, вначале так поразившее общество, отошло на задний план, когда свершилось то, что можно причислить лишь к категории недопустимого. Это – изменение правил по ходу игры …

Особенности национальных выборов

На протяжении всей кампании в обществе царило беспокойство, что выборам грозит фальсификация. Вторая причина беспокойства исходила от самого Избирательного кодекса. В какой-нибудь цивилизованной стране с утвердившимися нормами политпорядочности этот документ вполне мог бы стать основой для проведения справедливых выборов. Но не в Азербайджане, где для беспокойства населения и международной общественности существует и первая причина: хроническое недоверие властям.

Нельзя полагать, будто двумя президентскими распоряжениями и подкорректированием Избирательного кодекса власти в конце концов пошли на уступки… Здравый смысл не приемлет уступок. Ему или следуют, или им пренебрегают. Запоздалая реформа – это не реформа в чистом виде. Отказ Национального института демократии США от приглашения наблюдать за выборами лишь подтвердил это.
Пока в закон вносили изменения и дополнения, одно за другим следовали нарушения уже существующих положений: незаконный отказ от регистрации, проволочки с предоставлением места для проведения встреч с избирателями, ограничение прямого телеэфира и так далее. Особняком стоит разнузданная кампания под девизом «Вам не видать изменений, потому что необходимости в них нет». По всей очевидности, пропагандисты властей недооценили «приверженность своего руководителя делу демократических реформ». Те же люди затем настойчиво твердили, что плебисцит и без изменений прошел бы демократично. Но ведь демократичными они называли и выборы 1995, 1998, 2000 гг. Однако этими выборами прозвучал последний звонок об окончании срока, в 2003-м авансом отпущенного новой власти.

Результатом политики властей являются тяжелое социальное положение в стране, всеобщая чиновничья коррумпированность, кумовство и регионализм в назначении кадров, невежество в образовании, бездарность в культуре, некомпетентность в работе и нищета духовности властных людей. В оппозиции этому находится абсолютное большинство населения, включая даже иных чиновников. Неспроста ведь одни из них строят козни другим, о чем было ясно и без предшествовавших выборам арестов. Но чаще ими движет жажда собственной власти, нежели всеобщего благоденствия. Оппозиция же в целом состоит из двух видов – организованная и неорганизованная. К последней относятся все, кто свое недовольство держит в себе. Такие – и их большинство – недовольны не кем-либо, а положением, причем многие полагают, что при смене власти ситуация не изменится. Оппозиция, организованная в партии, блоки и даже неправительственные образования, также разношерстна, но у обывателя сложилось ложное мнение, что самые крикливые и есть оппозиция. То ли потому, что они уже были у руля власти, то ли по причине того, что в свое время власти сами выбрали оппозицией именно этих людей, полагаясь на наличие против них «секретных материалов», когда те станут легко управляемы. Но таких «секретов» в стране хоть пруд пруди. Любой встречный на улице безошибочно назовет, в чьем доме или на даче сегодня можно найти «ювелирную лавку» и «банковское хранилище». Да и мир всего менее чем за 2 последних года изменился. Это – так революции в некоторых странах СНГ, после чего многие руководители других государств ощутили себя некомфортно, стали ерзать, а президент Узбекистана Каримов даже сменил политические ориентиры. Но выход из угрозы революционной ситуации есть и он в демократизации общества. Только не следует забывать, что эволюция не любит половинчатости. Незавершенность чревата появлением мутантов.

Планы оппозиции в целом провалились. Ей не удалось перевести экранную перебранку на уличные баталии. Не состоялся и гвоздь программы – явление эмигранта народу. Правда, можно иронизировать сколько угодно, но в данном случае двух кандидатов – Гулиева и Муталибова – лишили законного права встречаться со своими избирателями. Одновременно были нарушены права и их избирателей. Несколько хитрых ходов властей ослабили позиции наиболее нежелательных оппозиционных кандидатов. Вся надежда оставалась на реальное социальное недовольство населения. Другими словами – на голосование желудком.

Два упомянутых президентских распоряжения имеют действие на весь ход выборов. Настораживает то, что судьбу выборов первично решает не документ законодательной, а воля главы исполнительной власти, пусть даже затем оформленная надлежащим образом. У многих возникает вопрос: что это – эволюция законотворчества или результат давления извне? Вопрос не праздный, потому что все аспекты нововведений ранее многократно обсуждались и отвергались властями. Уже само обращение президента к чиновникам с призывом следовать закону – нонсенс. Повторное обращение того же содержания – это фарс.

Еще в пору, когда видные деятели власти, ЦИК и другие наотрез отказывались от чернил, они называли маркировку оскорбительным делом, унижающим национальное достоинство. После одобрения президентом они оказались довольны больше всех и восклицали, что чернила бесцветные и униженное достоинство не будет видно со стороны. Может, это и соответствует их понятиям о национальном менталитете, будто «скрытый порок – это честь». Но напомню простую истину – со стороны все же виднее…

Кстати, когда власти отказывались внедрять маркировку, их представители уверяли, что при желании чернильный контроль можно легко обойти. Ну кто поверит, что азербайджанские власти способны на такое?..

Панацея от фальши

Общество понимало всю теоретическую важность парламентских выборов для судеб страны. Но на практике люди не верили властям и их оппонентам, а чаще всего всем, кто в коррумпированной стране тянется к власти. Отсюда и низкая активность. Положение поправило нововведение – бесцветные, высвечиваемые лишь под ультрафиолетовым лучом чернила. Уверен, что в выходной день многим захотелось испытать на себе, действительно ли невидимая краска не видна, поглядеть на «сказочную», пусть и неаладдиновскую лампу.

Оппозиция настаивала на том, чтобы во избежание фальсификации все избиратели приняли участие в голосовании… Но участие в голосовании – право, а не обязанность. В основном избиратель в трех случаях может не принять в них участие: если не верит в справедливые выборы; если полагает, что и без него все будет в порядке; а также в случае чрезвычайной занятости. Еще Сталин говорил, что главное не то, за кого голосуют, а то, кто подсчитывает голоса. Фальсификация возможна и тогда, когда человек уже проголосовал. Панацея от фальши – действенный контроль при подсчете, а это – дело чести политических организаций. На этих выборах победитель впервые определялся простым большинством голосов. Поэтому членам комиссий и наблюдателям предстояло четко выполнить свои обязанности и не сваливать на избирателя ответственность за свой провал. Не справились!

Первая кампания осталась позади, но страсти до сих пор не улеглись. Выборы прошли под оптимистическим девизом «Демократия подождет». Народ снова убедили, что его голос значения не имеет. Это закрепится в памяти. Значит, впереди 5 очередных лет недовольства, потом снова голосование против властей, новое ожесточение в обществе. Все осталось по-прежнему. В сопоставлении с историческим развитием это – шаг назад.

«Станиславский вам сказал бы…»

А как быть с некоторыми прогрессивными нововведениями, которые отмечены зарубежными миссиями? В отличие от нас с вами они дипломаты и на публике говорят лестно, а в кабинетах гнут свою линию. Так загнули, что в мае и октябре уломали власти. Происходящее больше похоже на то, будто демократия в Азербайджане нужна Западу, а не нашему государству. Но все ценные мысли надо закладывать в закон и переносить на практику, а не надеяться на распоряжения: выборы не оправдали эти надежды…

Вот об этой троице и поговорим: закон, практика, итоги.

Избирательный кодекс (ИК) был до боли необходим, делался болезненно, выдался нездоровым. Впопыхах перед выборами в кодекс внесли несколько нужных дополнений, но этого явно недостаточно.

Объявили, что выборы проводятся по мажоритарной системе, а некоторые партии и блоки получили такие привилегии, что их оппонентам в одиночку и делать было нечего: «блокпартиям» предоставили бесплатный теле- и радиоэфир, им дозволили размещать рекламные материалы в госпрессе, а «единоличнику» за все надо было платить и мизерная госпомощь в миллион старых манатов в конце превратился в …кредит. Разделение кандидатов на «блочнопартийных» и персональных нарушило принцип равных возможностей.

Следует также пересмотреть избирательные права заключенных и военнослужащих срочной службы. Они не живут жизнью населения округа: одни отсиживаются в камерах, другие – в казармах. Как правило, и те и другие отбывают свои сроки в отдаленных от дома местах. Голосование для них – забава, а депутата могут «наследить» для округа – не до шуток будет. Ведь ныне каждый голос в цене.

В ИК надо внести право голосовать против всех баллотирующихся кандидатов. Это повысит активность избирателей. Существующая схема вынуждает их или не идти на выборы, или же выбирать «наименьшее из зол». А что если гражданину ни одно из зол не по нраву?!

Практика выявила неспособность местных властей наладить размещение агитационных плакатов. Установленные на улицах стенды были не в состоянии поместить материалы всех кандидатов от данного округа. Но и те хороши: порой со стены здания бесстыже сияли 20 лиц одного и того же человека. Следует также избегать рекламы внешности кандидата: для избирателя гораздо важнее его платформа и личность, а не рост, брови или цвет глаз.

И уж, конечно, ни в какие рамки не лезет показ нескольким миллионам телезрителей кандидатов, за которых могут голосовать в лучшем (!) случае всего 35 тысяч человек, в действительности же многие победители набрали голосов в 8 и более раз меньше. Встречи и дебаты на парламентских выборах нужно перенести на поле реального боя – каждый отдельный округ. Демонстрации всех видов агитационной борьбы по нелокальным телеканалам оставим на президентские выборы: тогда главу избираем на всю страну, а голосовать могут солдат, арестант, командированный, турист.

Да, демократия – это шоу, но не до такой же степени! На встречах с избирателями кандидат должен говорить о том, что намерен сделать, и слушать, чего хочет население. Но приходят артисты, пляшут, поют, собирают народ. Между их выступлениями пару слов скажет кандидат, а потом по телевидению показывают, будто такую аудиторию собрала его персона. Если убрать с телеэкрана агитацию кандидатов – этот трюк само собой «засосется».

Главным политическим итогом этапа-2005 явилось убедительное доказательство того, что легитимных выборов в истории Азербайджана не было НИ-КОГ-ДА! Ведь если согласимся с властями, что постоянно т активность народных масс, их широкое участие в управлении государством, добавим сюда международный контроль на нынешних выборах, приплюсуем действительное повышение у населения интереса к новым избирательным «игрушкам» – чернилам и ультрафиолетовой лампе – то число голосующих должно было зашкалить до невиданных доселе высот. Так и случилось, но высота оказалась лишь 46-процентной. Спрашивается, как же в «скучные» времена на выборах достигался кворум в 50% и выше?!

Выборы к тому же продемонстрировали уродливый портрет политического плюрализма в стране, когда партии «проникли» в парламент лишь частью, называемой председателем, ибо по сути из него и состоят. Теперь название партии в сочетании с фамилией депутата будет служить неким признаком общественного титула, вроде «фон», «барон» и того хуже…

Первый этап застрявших выборов кое-кого расставил по местам. 5 лет назад ради декорации и назло оппозиции власти «угостили» коммунистов двумя депутатскими мандатами. Теперь «марксистским ленинцам» остается смотреть на ворота нового ММ снаружи. Эти выборы вырыли последнюю яму и для карьеры некоторых политиканов. Глубже всех туда грохнулся бывший председатель, а затем, надо же – «лидер» партии Этибар Мамедов. Человек с неизлечимой страстью к президентству во всей стране всего в одном из 125 округов, без конкуренции со стороны ведущих сил, в родном районе, где учился в школе и вузе, стал лишь четвертым, пропустив вперед не политиков, а ректора университета Магеррамова, одноклассника Иманова и общественника Наги.

Конечно же, не обошлось без положительных моментов. Для меня самым приятным является то, что депутатами стали не все желающие, и даже не две с половиной тысячи баллотировавшихся ранее, а лишь сто с небольшим. Выступления без купюр и дебаты с оппонентами прибавили смелость и политикам, и обществу в целом: с людей медленно, но сходит дрожь поколения 37-го года. Даже столь раздражающее явление, как очень большое число претендентов, имеет положительный заряд: народ узнал своих «героев».

Демократию и выборы можно сравнивать с неким зрелищем. Последний избирательный спектакль запечатлелся в памяти несколькими актами.
Героем кампании стал телеканал ANS, в народе именуемый «А-Эн-Эс». Не талантом кадров, не профессионализмом репортажей, а лишь тем, что работал …по закону. В такой стране, как наша, это оказалось подвигом.

В спектакле были задействованы персонажи, которые в чем-то лгали, а в чем-то были правы. Оппозиция говорила, что власти нечестны, но умалчивала о своей аналогичной непригодности. Власти утверждали о своей пригодности, но один за другим арестовывали ведущих министров с обвинениями в коррупции и ...попытке госпереворота. Народ притворялся, что все происходящее интересно, а на голосование не пошел даже наполовину. За всем этим наблюдали неравнодушные. Поскольку интересы в Азербайджане разные, критики, просмотрев один и тот же спектакль, написали различные рецензии.

В принципе пройденную часть застрявших выборов можно назвать торжеством желаний: народ голосовал за тех, кого сам желал, а власти сделали депутатами кого сами пожелали. За небольшим исключением, все счастливы. Правда, исключили как раз интересы Азербайджана.
Власти осуществили смелый проект: об их методах знали, их опасались в стране и за рубежом, их предупреждали ОБСЕ, СЕ и другие организации, сам президент потребовал от подвластных ему структур быть подвластными Закону, но они остались себе верны. Впервые применили и такой прием: в то время, когда оппозиция и западные наблюдатели однозначно заявляют о подтасовке итогов властями, некоторые победители из числа проправительственных – Анар Мамедханов, Асим Моллазаде и др. – заявляют, что их голосов могло быть больше, но выкрали …оппоненты. А говорят, что кандидаты лгут лишь до избрания.

Словом, спектакль разработан на славу: предусмотрены средства и приемы, атаки и отходы, «натасканные» на конкретных оппозиционеров персонажи… Да только игра по-прежнему паршивая. Великий режиссер на это лишь сказал бы: «Не верю!».

Кажется, только вчера в обществе нагнетался поствыборный ажиотаж. Но ныне страсти улеглись, из уст представителей ключевых государств прозвучали важные заявления, Милли меджлис проводит свои заседания, набирает ход вторая предвыборная кампания. Можно с уверенностью сказать, что уже сложилась новая общественно-политическая ситуация, когда предрекавшейся революцией и не пахнет.

Два парадокса

Слухи о революции, распространявшиеся задолго до голосования, были явно преувеличены. Причем не столько оппозицией, сколько представителями властей. Им следует быть разборчивыми в своих высказываниях. Ведь, если верить этим глашатаям, готовилась революция, но ей помешали. Выходит, силами полиции, электронной пропаганды, наблюдателей и членов избиркомов свершилась …контрреволюция.

Нынешняя общественно-политическая ситуация характерна уживчивостью двух парадоксов. Первый состоит в том, что согласно официальным итогам, народ, раздираемый социальной несправедливостью, неравенством в правах, чиновничим и полицейским произволом, повальной коррупцией, инфляцией, нищетой, – пошел и проголосовал за эту власть. Другой парадокс в том, что тот же народ не идет даже на санкционированные митинги протеста, не говоря о бунте, восстании и …пресловутой революции. Противоречивость снимается, если учесть, что народ действительно недоволен своим положением, но он не доверяет и кадрам нынешней оппозиции. Оттого свыше половины зарегистрированных избирателей на выборы не пошло.

Остается один важный момент: те, кто пошли на участки, голосовали за кандидатов от власти или итоги сфальсифицированы?
Существует мнение, что народ мудр. Как при этом можно утверждать, что он проголосовал за того, кто все пять предыдущих лет в парламенте или говорил нелепости, или лишь восхвалял руководство, или произносил непристойные слова, или только молчал. А вы могли бы избрать своим депутатом того, кто позорно сменил округ, из-за кого в доме нет воды, а в дождь канализация затопляет улицы и дворы, по чьей вине продукты постоянно дорожают?.. Все они снова стали депутатами.

В то же время местные политики и политологи, иностранные дипломаты и наблюдатели отмечают развитие демократии в стране. Напрашивается резонный вывод: ныне фальсификация проведена в более демократических условиях, нежели на всех предыдущих выборах.
Какой мы видим нынешнюю оппозицию? Точно такой, как она выглядит. Лишенная «косметики» власти, она выглядит довольно натурально. Прошли времена борцов за честь, свободу, независимость. Нынче в моде борьба за власть. Внимательно отслеживая деятельность оппозиционных депутатов и партий на протяжении многих лет, можно прийти к выводу, что у них все подчинено лишь стремлению к власти. Депутаты, как правило, не вносили в парламент законопроекты по насущным социально-экономическим вопросам, но и в Милли меджлисе, и в обществе оппозиционеры рьяно обсуждали все, что касалось выборов, начиная от Избирательного кодекса и заканчивая практическими делами.

Как политолог, знаю, что стране необходимы и сильная власть, и сильная оппозиция. Как гражданин, не верю в искренность представителей власти, когда они говорят, что желают видеть оппозицию сильной. Думаю, нынешняя вполне устраивает верхи. История доказала, что именно власти определяли в свое время, кому сидеть в лагерях, а кому возглавлять творческие союзы, кому быть в составе правления НФА, а кому в правительстве. И сейчас точно так же кому быть в правящей или оппозиционной партиях, кому сидеть в парламенте или митинговать за его стенами. К появлению третьих обе стороны относятся одинаково ревностно. Борьба идет за право определять кому где быть. И в этом – суть борьбы за власть.

Не навреди!

Но так или иначе, сегодня оппозиция отвергает итоги выборов и бойкотирует парламент… По этому поводу можно сказать, что существуют один факт и два отношения к нему. Факт то, что выборы состоялись. Если легитимность подразумевает соответствие закону, а законность определяется судом, то Конституционный суд вынес свое решение.

Первое отношение к выборам – это отрицание результатов, что само по себе не ново: в Азербайджане не было выборов, итоги которых в обществе единодушно признали бы. Что же касается бойкота заседаний, то неуважение к голосу избирателя – в крови нынешней оппозиции. Депутат-журналист-бизнесмен не посещал парламент даже при «родном» президенте – Абульфазе Алиеве. Далее бойкотировали и выборы, и результаты, и депутатский мандат. Примером является отказ от мандата прошлого парламента Мирмахмуда Фаттаева. Образцом политического кокетства можно назвать непосещение заседаний в течение длительного времени обиженным депутатом Али Керимли. Но есть и примеры Вагифа Векилова, Руфата Агаларова. Членству в партии они предпочли выбор, сделанный избирателями.

Азербайджан переживает не кризис власти. Кризис оппозиции – вот бич демократического процесса в стране. Оппозиционеры сегодня с пафосом заявляют, что их предали… «опа – Америка, Европа!». Но роль преданных не для них. Преданные пали в Карабахе за Родину, когда умники боролись в столице за власть.

Для общества выборы, как термометр: достань из-под мышки и узнай состояние. Оппозиция получила голоса части участвовавших избирателей. Но не поддержку народа. Из этого нужно сделать далеко идущие выводы. Надо признать результаты и смириться с реальностью. К этому призывают и враги, и друзья Азербайджана. В этом – мудрость бытия. В словах «смирение», «мириться» нет презренного корня «раб». Есть прекрасный «мир». К нему и нужно стремиться в обществе.

Вероятность победы президентских сил была велика. Но и оппозиция с ее либеральным крылом могла быть представлена в ММ. Тогда вслед за обновлением парламента наступила бы пора сформировать новое, некоррупционное, компетентное и гуманное в отношении к народу правительство. Переход парламентского большинства к оппозиции, пусть даже в широком спектре, был возможен теоретически. Практически же мы получили бы самую мощную и первую конструктивную в истории современного Азербайджана парламентскую оппозицию, что пошло бы обществу на пользу.

Но, как говорится, случилось то, что случилось. Нельзя в отношении к самой власти руководствоваться принципом «все или ничего». Каждый министерский портфель или другой чиновничий пост, каждое место в парламенте – это кусочек власти. И если власть нужна тебе для народного дела, надо дорожить каждым ее «лоскутком».

Можно быть для людей бесполезным. Лучше – быть полезным народу. Но вредным быть – преступно! «Не навреди!» – этот гиппократовский наказ для политика имеет не меньшее значение, чем для врача.

* * *

10 пустующих мягоньких депутатских кресел замерли в ожидании своего подобия… Возможно, к ним прибавятся места баловливых самоотказников. 13 мая мы все получим то, чего так жаждут кресла. Не потому, что число нареченное. И месяц ни при чем, если в дальнейшем будем маяться. Просто судьба нашей демократии такова, что мы должны пройти через ЭТО. Если, конечно, не застрянем, как нынешние выборы.

АЙДЫН САДИГ, независимый политолог

Еженедельная аналитическая газета "Бакинские ведомости", № 42-43-44, 04-11-18 февраля 2006

www.monitorjournal.com