РЕЖИМ

Кулуары

БЕЗ ПОСРЕДНИКОВ!
На смену алиевской власти грядет гейдаровская

Начало нынешнего года ознаменовалось разоблачением, которое власти не предали огласке. Злые, возможно добрые, но в любом случае глубоко информированные языки поговаривают, что двух высокопоставленных лиц уличили в «казнокрадстве». Точнее сказать, кассокрадстве.

Уже много лет власти переманивают на свою сторону различные печатные органы из числа «независимых» и даже оппозиционных. Газетам, оказавшимся в финансовых тисках, предлагается решить их проблемы. Послушные редакторы за свое раболепство получают компенсацию всех расходов. Путь к «донору» – своеобразная дорога на панель. Продавшаяся таким образом пресса для начала перестает критиковать президента. Затем ей диктуют как освещать отдельные кампании: выборы, скандалы, разоблачения. Далее запрещают трогать власти в целом. Наконец, от приказа «Не писать!» переходят к заказу «Написать!..». О ком и о чем, когда и как – все это редактору говорит куратор. Он же периодически передает и наличные средства. За чей счет? Не из госбюджета ведь, а из тех денег, которые по дороге туда были перехвачены чиновниками.

В числе кураторов, контролирующих исполнительность газет, в разное время фигурировали депутаты Фазаил Агамалы, Гюляр Ахмедова, председатель Госкомитета по работе с соотечественниками, проживающими за рубежом Назим Ибрагимов, заведующий общественно-политическим отделом Исполнительного аппарата президента Али Гасанов. Честь и хвала, если власти кроме основной работы доверили им и ответственную задачу «внецензурного контроля над свободой печати» (надо же, какая формулировка получилась!).

В роли доноров – финансовых источников – по поручению свыше (для них – Всевышнего) выступают отдельные министры и особо приближенные бизнесмены, поневоле оказавшиеся …меценатами. Последние годы на этом поприще активизировался начальник таможни Гейдаров. Те же языки устают, перечисляя все газеты, информагентства и телекомпании, которым таможня дает добро сразу в нескольких значениях этого слова. Для доброго дела, как говорится, никакого добра не жалко: ведь как-никак, пусть и за грязные деньги, но свободная пресса свободной страны свободно развивается (лишнее «свободно» можете свободно оставить себе). И все это – вдобавок не к табачному дыму, а к бесчисленным реальным хозяйствам, собственником которых является Гейдаров. Удерживание в руках всех ворот страны прямо на границе и безграничное влияние в министерствах – как хозяйственных, так и силовых – давало Гейдарову уникальную возможность создать для своего бизнеса режим наибольшего благоприятствования, монополизировать отдельные отрасли для себя и друзей. Олигарх в генеральском мундире и чиновничьем кресле… Добавим - и полный контроль над множеством печатных и электронных СМИ. Чего только недоставало Шефу Всего? Переезда в другой кабинет. Но вряд ли он мечтал о кабинете министра по чрезвычайным ситуациям.

СМИ играли важную роль в придумывании положительного образа таможенников, популяризации бизнеса главного из них. Специальные передачи и рубрики на госТВ, реклама сигарет под «прикрытием» джинсов, молодежные музыкальные передачи и конкурсы под патронажем «табака» и им же задымленные клипы, неустанно прокручиваемые в вечерние часы… Антиалиевскую (пока – антифархадалиевскую) кампанию вспоминаем уже не в связи с выборами и планировавшимся возвращением Р.Гулиева. Эта кампания запомнилась по истеричным воплям в гейдаровской прессе. Получалось, что К.Гейдаров относится к нынешней власти как к своей: ревностно оберегает от позарившихся на нее, яростно бичует их.

Кто-то зарится на чужую власть, а кто-то – на богатство. «Кураторы свободы прессы» держали продажных редакторов на коротком поводке и поводом для этого были неприлично вручаемые им приличные суммы. То, что они рано или поздно должны были чужое добро, не вызывало сомнений, поскольку деньги были сомнительного происхождения, сомнительными были и все, кто имел к ним отношение. Итак, двое посредников-кураторов то ли из числа вышеперечисленных, то ли из еще не названных (притворимся, будто не знаем кто…) позарились на деньги из черной кассы для светлых дел. Изобличенные курьеры коррупционной (не путать с дипломатической!) почты ежемесячно прикарманивали дважды нечестные деньги, таким образом сами становясь трижды таковыми. Это выяснилось после того, как главреды были вызваны на разборку в главконтору таможни к одному из ее руководителей. Так утверждают языки, кем-то считающиеся злыми, но от него же информированные. Уполномоченные наивным руководством страны направлять работу редакций, посредники втихую направляли часть больших средств в большой карман собственных брюк. Теперь вытрясти им карманы или сразу снять штаны – решать самому Гейдарову. А он, как уверяют добрые и бЛИЗкознающие языки, человек щедрый, добродушный, открытый. Точь-в-точь как незабвенный Расул Гулиев. Кстати, это не единственное их сходство. Злющие языки болтают, будто оба, финансируя Г.Алиева в Москве и Нахчыване, помогли тому выжить в период холодного отношения к нему. Зная деятельность Алиева на посту первого секретаря ЦК КП, московскую сагу первого вице-премьера СССР и просто несоразмерность пенсии экс-члена Политбюро с доходами простого люда, трудно представить, что его нужно было спасать от голодной смерти. Но то, что Г.Алиев не стал бы брезгать финансовым содействием молодого земляка, дабы закрепить новый винтик к машине, мчащей его к власти, – это никаких сомнений не вызывает. А в числе достойных человеческих качеств Алиева были и такие, как чувство благодарности, нежелание оставаться в долгу. Они объединяют всех троих – самого Гейдарова, Гейдара Алиева и его «расула» Гулиева. (Примечание: «расул» означает «посланник». В настояшее время применительно к Гулиеву интерпретируется как «сосланник»).

Когда-то Гулиев за свои донорские заслуги в период укрепления алиевской власти в Нахчыване и подготовки почвы для возвращения Алиева в руководство страны был воздвигнут на пьедестал (читай: «послан» на пост). А ведь смог он возжелать должность ближнего. И хотя ныне Гулиев проживает в стране джентльменов, совсем не подобным образом относится он к власти Алиевых. Работая бок о бок с Алиевым-отцом (как и К.Гейдаров с «Отцом и Сыном») и поддерживая его во всех начинаниях, однажды Гулиев решил, что на деньги, приобретенные незаконным путем (другого пути для таких денег и не было), мог бы сам управлять страной. Без посредника. Кто же мог гарантировать, что аппетит не разгорится и у начальника таможни?! В последний момент у президента сработал алиевский нюх на опасность. Чтобы предотвратить чрезвычайную ситуацию, он перебросил Гейдарова в Министерство по чрезвычайным ситуациям. Еще одно сходство: узнав об увольнении Гейдарова, люди ликовали, как в 1996 году радовались уходу коррумпированного и всевластного Гулиева. Но тот не просто ушел – он уехал, улетел, «вылетел»! А этот, «такой же», – остается. Чем грозит концентрация крупного капитала и широкой сети СМИ в руках одного человека? Наивный вопрос… Если по команде из-за границы группа министров стала на путь свержения Алиева, то сколько найдется перебежчиков, если не далекий эмигрант, а самый влиятельный человек внутри страны в один прекрасный, пардон, коварный день решит, что хватит управлять страной через ее президента. Команду «Долой посредника!» можно написать даже в белых генеральских перчатках и не обязательно на оранжевом сукне. Вот интересно заживем: впервые за целую вечность без алиевых, но не без гейдаровской власти.

АЙДЫН САДИГ

Еженедельная аналитическая газета "Бакинские ведомости", № 43, 11 февраля 2006

www.monitorjournal.com