СОБЫТИЯ НЕДЕЛИ

Оппозиция

ОТ РАДИКАЛИЗМА К КОНФОРМИЗМУ...
... и наоборот

Решение партии «Мусават» о принятии участия в работе парламента и довыборах в мае этого года было ожидаемым. Еще за несколько дней до решающей схватки 6 ноября 2005 года руководство партии повело себя не совсем адекватно, с точки зрения ее союзников по блоку «Азадлыг». Мусаватисты уже крайне неохотно принимали участие в уличных баталиях с полицией во время несанкционированных акций и заняли более умеренную позицию. Когда же 26 ноября на площади Гэлэбэ Али Керимли призвал митингующих к проведению бессрочных сидячих акций, Иса Гамбар открыто выразил свое несогласие с этим решением, мотивировав его нежеланием идти на гражданское противостояние.

В поствыборный период блок «Азадлыг» начал разваливаться на глазах. К большому сожалению, азербайджанская оппозиция не нашла в себе сил трансформировать предвыборный блок в общенациональное движение. И как всегда, самую большую роль в этом сыграли неуемные амбиции лидеров оппозиционных партий. Самым последовательным политиком в своей позиции оказалась Лала Шовкет, победившая в своем округе и отказавшаяся от мандата. Все остальные оппозиционеры своей не совсем внятной позицией так и не дали общественности понять – пойдут они в парламент и на довыборы и тем самым признают легитимность плебисцита от 6 ноября или же будут верны своим предвыборным обещаниям. После январской сессии ПАСЕ ситуация несколько прояснилась.

По утверждению главы ПНФА (р) Али Керимли, его партия отказалась от конформизма и решила продолжить борьбу вне стен парламента. При этом, где конкретно его сторонники будут это делать, он не уточнял. Если эта «борьба» не выйдет за стены его штаб-квартиры, то эффект от нее, мягко говоря, вызывает сомнения уже сейчас. Если же он собирается развернуть весенне-летнюю военную кампанию против властей, то хотелось бы знать – опираясь на какие финансовые и людские ресурсы господин Керимли собирается это сделать. Сомнительно, что горстка людей, пускай даже обладающих решимостью и верой в правильность дела, смогут что-то изменить в сложившейся ситуации. Единственное, что светит сторонникам Али Керимли в данном случае – это хронические травмы, получаемые во время проведения несанкционированных или санкционированных акций протеста и периодические аресты. Надеяться на то, что в указанных мероприятиях примет участие большое количество людей, не приходится. А о попытке доведения массы людей до критической и говорить не стоит. Если это было бы возможно, то самым подходящим моментом для этого были первые две недели после выборов, а они давно прошли.

Другой участник предвыборной гонки – Демократическая партия (ДПА), фактически выбыла из нее еще до голосования, по причине «отсутствия присутствия» в стране лидера партии Расула Гулиева и его исторического недолета до родины. Почти сразу после выборов в данном политическом формировании начались хаотические процессы, сильно смахивающие на броуновское движение. Первый зампред партии Сардар Джалалоглу и его заклятый коллега, главный редактор газеты «Бакы хябяр» Айдын Гулиев, начали игру в «истинных, и не совсем, демократов», в результате которой последний лишился членства в ДПА. Конфликт двух основных фигур в политической партии не лучшим образом отразился на морально-психологическом состоянии ее остальных членов. Но случилось то, что случилось, и руководство ДПА переключилось с борьбы с правящим режимом на внутрипартийные разборки. В принципе бороться демпартийцам уже было особенно не за что, так как нерешительность их лидера поставила крест на данной партии. Перспективы ДПА довольно туманны, ибо при отказе Р.Гулиева продолжать политическую деятельность, пускай даже заочную, партия просто перестанет существовать.

Что касается партии «Мусават», то она после выборов предстала перед выбором – отказаться от участия в работе парламента и тем самым оказаться в архиве истории или же согласиться с предложением, «от которого трудно отказаться», и подвергнуться жестокой критике со стороны вчерашних соратников. Возможно, решающую роль в принятии данного решения сыграл ультиматум, выставленный нашим властям Европой. Западные демократы недвусмысленно дали понять – если ЦИК Азербайджана продолжит демонстрировать ловкость рук и на довыборах в мае, то европейцы в ответ продемонстрируют свою крайнюю антипатию к иллюзионистским фокусам во время плебисцита и применят против нас санкции. То есть у руководства «Мусават» есть надежда, что довыборы в мае пройдут более демократично, чем сами выборы.

При этом власти ломают голову, как отдать несколько мандатов из оставшихся, а может и все оставшиеся, оппозиционерам и при этом не потерять лицо. Будет очень трудно объяснить общественности, почему оппозиция получила мизерное количество мандатов из имеющихся 125 на выборах, а уже на довыборах возьмет большую часть из оставшихся 11. Выход один – ЙАПу придется вообще не выставлять кандидатов в мае и попытаться сделать хорошую мину при плохой игре. В этом случае у правящей партии будет возможность утверждать, что она опять не «выиграла» выборы потому, что не участвовала в них. Конечно, тут возникает вопрос – а почему не участвовала? Но, думаю, Али Гасанов и Рамиз Мехтиев найдут ответ и на этот вопрос, пускай даже не очень убедительный и еще менее вразумительный.

Фактически «Мусават» лишилась всех своих конкурентов на предстоящем плебисците. Тут может напроситься шальная мысль – а не было ли все это задумано еще задолго до ноября 2005 года? Ведь власти не могли допустить в парламент оппозицию в составе политического блока, ибо это неминуемо привело бы к усилению позиций «Азадлыг» и вынудило бы оппозиционеров действовать в одной упряжке. Теперь же, раздробив блок и выбрав наиболее умеренных его представителей, они решили сымитировать допуск оппозиции к работе законодательного органа. Несомненно, участие оппозиционеров в законотворческом процессе будет номинальным, так как если даже они возьмут все оставшиеся 11 мест, то в парламенте их число не перевалит за опасную для властей черту.

Депутатские мандаты дадут оппозиционерам единственный дивиденд – трибуну. В то же время крайне сомнительно, что они смогут оказать серьезное влияние на умонастроения электората. Хотя бы потому, что первые год-два им придется открещиваться от ярлыка конформистов. Если им это удастся, то, возможно, на президентских выборах в 2008 году «Мусават» сможет добиться официального признания властями того факта, что за кандидата от этой партии проголосовало не менее 30-35% населения. Это, в свою очередь поможет ей уже на выборах в 2010 году, когда кандидаты от этой партии смогут занять те самые 30-35% мест в парламенте. То есть решение партии «Мусават» можно расценивать как стратегическое, ориентированное на долгосрочную перспективу.

В целом развал блока «Азадлыг» - явление негативное. К огромному сожалению, входившие в него партии так и не оправдали больших надежд, которые на них возлагались. Неумение или нежелание азербайджанской оппозиции работать в одной команде, в первую очередь, льет воду на мельницу режима Алиевых. Взаимные обвинения, которые сейчас адресуют друг другу члены и руководители «Мусават», ПНФА и ДПА, в большей своей части бессмысленны. Те же фронтисты, в ответ на свои упреки в соглашательстве в адрес мусаватистов, слышат ответные обвинения по поводу занятия той же позиции в 2000 году и т.д. Опять мы наблюдаем, как оппозиционное движение, не успев объединиться, начало разваливаться. И не важно, кто в очередной раз поддался на посулы властей. Важно другое – разбитые надежды народа, разочарование электората и окончательная потеря веры в «борцов за справедливость». Подобные настроения вынуждают искать альтернативные силы, способные противостоять правящему режиму. И никто не может дать гарантий, что в ближайшие несколько лет альтернативой псевдорадикальных демократов станут настоящие радикалы – преступники с оружием в руках.

АЛЕКПЕР МАМЕДОВ, mamedxanli@rambler.ru

Еженедельная аналитическая газета "Бакинские ведомости", № 43, 11 февраля 2006

www.monitorjournal.com