РЕЦЕНЗИЯ

Ответ

ПЕРЕВЕРНУТЫЙ БИНОКЛЬ С МУТНЫМИ ЛИНЗАМИ

Взяться за перо меня побудила статья Ильгара Рагимова «Фантастический калейдоскоп, или Как сказывается отсутствие зеркал», опубликованная в «БВ» (№5 от 11.02.2006), именуемая «рецензией» и представляющая собой разгромную критику недавно вышедшей книги «Калейдоскоп миров» (серия «Наша фантастика», выпуск 2, 2005 г.) бакинского клуба фантастов «Южный треугольник».

Поскольку я являюсь одним из авторов этого сборника, то по всем правилам не должен бы писать данный ответ. Мы не нуждаемся ни в защите, ни в оправданиях, но все же выскажу свое мнение и попытаюсь доказать, насколько несостоятельна критика рецензента.

Главным «пунктом обвинения» Ильгара Рагимова (в дальнейшем И.Р.) составителю сборника является то, что «половина вещей в нем к фантастике вообще не относится». Остается позавидовать И.Р. – он знает точное определение фантастики. По мнению же литературоведов, точного, всеобъемлющего определения фантастики до сих пор не существует. Самое оптимальное из них принадлежит живому классику жанра Борису Стругацкому: «Фантастика есть вид литературы, использующей специфический  художественный прием, – в произведение вводится элемент необычайного, почти невероятного или невозможного вовсе». Мы, члены клуба «Южный треугольник», при подготовке сборника приняли в качестве постулата именно это определение. И с этой точки зрения все включенные в него произведения являются фантастическими. А название «Калейдоскоп миров» должно было отразить многообразие направлений этого жанра, представленное в сборнике.

Далее И.Р. начинает разбирать все произведениям сборника, проявляя при этом редкую тенденциозность и ужасающую однобокость суждений.

Основная претензия И.Р. к моему рассказу «Тимми О’Брайенн, спаситель человечества» заключается в том, что рассказ «написан очень давно». Да, я написал его около 10 лет назад, но идея его непреходяща – нет на свете людей абсолютно бесполезных и ненужных, и самый последний забулдыга хотя бы раз в жизни может сослужить добрую службу, даже в глобальном масштабе. И.Р., судя по всему, этого не понял. И придрался ко всякого рода несущественным мелочам – похожие истории уже были некогда написаны, или что «юмор по адресу Голливуда тоже не нов»… Но я хотел показать именно это: главный герой, попав в необыкновенную ситуацию (встреча с инопланетянином), так и не сумел выдавить из себя ничего, кроме штампованных фраз из таких же штампованных блокбастеров! И.Р. полагает, что рассказ «оригинальностью не блещет». Но в рассказе есть неплохие и весьма оригинальные находки, прошедшие мимо внимания И.Р., который ограничился лишь мелкими и необоснованными придирками. А оценка моего рассказа «Два билета на Марс» вообще смехотворна! Эта новелла – из разряда тех, в коих смысл раскрывается в самой последней фразе (как это делали, например, О’Генри или Шекли). Но И.Р., судя по всему, эту самую последнюю фразу не прочитал. И стал брюзжать по поводу того, что пейзаж «непроработан», главный герой, «владелец автомобиля «Нива», вряд ли смог бы позволить себе… туристическую поездку на Марс». Так ведь он является живущим на Земле скрытым марсианином, и на Марс ему предстоит попасть независимо от того, «Нива» у него, «Хаммер» или вообще велосипед. И пейзаж, кстати, описан столь скупо, чтобы до поры до времени скрыть от читателя «фишку» рассказа!

Настолько же безосновательны претензии к рассказу Алины Талыбовой «Большая прогулка». В нем описан Дух, бродящий по Баку в предновогоднюю ночь накануне Миллениума. Очень светлый и лиричный рассказ. «К фантастике это произведение имеет отношение опосредованное», - безапелляционно восклицает И.Р. Значит, марсианский дух из колодца у Брэдбери (рассказ «Тот, кто ждет») – это фантастика. Дух Шекспира у Саймака (роман «Заповедник гоблинов») – это фантастика. А вот Дух у Талыбовой – это, видите ли, не фантастика! За что?!

Довольно предвзято отнесся И.Р. и к рассказам Яны Кандовой, не углядев в них ничего, кроме «простеньких сказочек», полностью лишенных к тому же «глубокого смысла, юмора и, частично, сюжета». А между тем рассказ Яны «Кикимора» - самый лучший, я считаю, в альманахе. В рассказе показано как наказывается неуважение, пренебрежение к женщине, насмешка над таким чистым и святым чувством, как любовь. Сюжет вкупе с замечательно выписанными образами и великолепным языком, присущим ЄAaандовой, делает рассказ пронзительным и запоминающимся… Второй рассказ Яны тоже хорош. Несмотря на присутствие традиционных для фэнтэзи персонажей, писательнице удалось найти неожиданный, оригинальный поворот темы. Правда, И.Р. так не считает: «Простенькие сказочки… без претензий на что бы то ни было».

Но на ком «критик» оттянулся по полной программе – так это на Лачине (рассказы «Беспощадность» и «Улыбка»), писателе с весьма своеобразной манерой изложения, несколько сложной для восприятия, но заставляющей читателя сопереживать (пусть даже иногда и содрогаясь от ужаса). Лачина бессмысленно обсуждать – его надо читать и либо принимать таким, какой он есть, либо не принимать. Но прежде всего его следует понять. Лачин нестандартен, но это еще не повод для обвинения его в «неряшливости» или в «пренебрежении к прямой речи». Особое раздражение вызывают повторяющиеся у И.Р. ссылки на похожие якобы по тематике произведения других авторов, публиковавшиеся в прошлом. Естественно, такое бывает. Вольно или невольно мы так или иначе повторяем кого-либо, поскольку число сюжетов и идей довольно ограничено. А рассказы Лачина – это не конвейерный ширпотреб, а штучная работа. Что же до манеры изложения… то под маской, скажем, клоуна отнюдь не всегда скрывается дурак.

Не понравился И.Р. и рассказ Лейлы Мамедовой «Имиджмейкер, мусорщик и кто-нибудь другой». «Смысл рассказа от меня ускользнул», - сетует И.Р. А вот я ясно вижу, что это – притча. Притча о том, что на любом из нас, какое бы место мы ни занимали в обществе, лежит груз ответственности за все. Притча о сопричастности всех и каждого к судьбам мира…

Досталось и рассказу «Конец Демократии» (Д.Захаров и М.Зейналов). Кстати, кавычки здесь опущены преднамеренно – таков был авторский замысел, которого И.Р. не разглядел. Как не разглядел и того, что эти два молодых автора решили «поприкалываться» на модную ныне тему борьбы Добра со Злом, Светлых сил с Темными и т.п. Но при этом они вывернули ситуацию парадоксальным образом. У них космический корабль землян впервые в истории человечества выбирается за пределы Солнечной системы и сталкивается с передовыми отрядами сатанинского воинства, направляющегося в сторону Земли. Казалось бы, все ясно – где черные, а где белые. Но …так ли Светлы земляне, такие ли они представители сил Добра, если «Демократия» снаряжена военно-промышленным комплексом, а командует кораблем тупоголовый солдафон, помыкающий подчиненными бедолагами?.. Таким образом, сильно смещаются акценты, что делает рассказ интересным и непредсказуемым. Прекрасные диалоги, неплохие образы, далеко не натужный юмор, но И.Р. выносит приговор: «попытка написать фантастический боевик успехом не увенчалась» (и где это он, интересно, углядел боевик?..). И вновь ссылается на кого-то, кто уже вроде написал что-то похожее, и советует молодым авторам «больше читать современной литературы». Признаюсь, от этих его слов я невольно вздрогнул – именно так («побольше читайте современных авторов») звучала стандартная отписка, присылаемая вместе с отказом из редакции журналов молодым авторам в советские времена…

Что же до Заура Джамилова (рассказ «Лига секретных агентов»), то это – двенадцатилетний мальчик, дебютировавший в фантастике, и я буду к нему снисходителен и не стану ни осуждать его, ни обсуждать, а скажу лишь – произведение этого школьника на голову выше всей той забугорной кино- и мультжвачки «для детей», которой нас изо дня в день пичкают телеканалы… Но И.Р. этого не увидел!

И.Р. взялся писать рецензию на книгу, не вникая при этом в нее должным образом. Подобный подход у меня вызывает следующую ассоциацию: бывает так, что человек пытается (случайно или преднамеренно) разглядеть какой-нибудь предмет в перевернутый бинокль; ясное дело, предмет выглядит при этом маленьким и невыразительным. А если стекла бинокля при этом еще и запылены… Вот и получается, как в нашем случае – псевдокритика, которую рецензией назвать и язык не повернется.   

А.ХАКИМОВ

Еженедельная аналитическая газета "Бакинские ведомости", № 44, 18 февраля 2006

www.monitorjournal.com