ПОЛИТИКА

Переговоры

РАМБУЙЕ: ПАТОВАЯ СИТУАЦИЯ
Как же из нее выйти?

В воскресенье завершились очередные переговоры президентов Азербайджана Ильхама Алиева и Армении Роберта Кочаряна, проходившие под патронажем сопредседателей Минской группы и лично президента Франции Жака Ширака в Рамбуйе. От этой встречи ждали многого, особенно сопредседатели Минской группы ОБСЕ. Неоднократно высказывались мысли, что на этих переговорах должен произойти долгожданный прорыв в урегулировании застарелого конфликта. Однако, как известно, переговоры закончились ничем.

Сопредседатели и официальные лица стран, которые они представляют, так же, как представители различных международных структур, неоднократно делали заявления о том, что 2006 год должен стать решающим в урегулировании конфликта. Это мотивировалось тем, что в обеих конфликтующих странах в нынешнем году не намечено никаких выборов, которые, естественно, вызывают необходимость для политиков демонстрировать неуступчивость в ходе переговоров. Нынешние переговоры воспринимались как продолжение «пражского процесса». На повестку дня было вынесено 9 пунктов, которые стороны должны были согласовать. Как заявил уже после переговоров глава МИД Азербайджана Эльмар Мамедъяров, было достигнуто соглашение по 7 пунктам и только 2 пункта остались несогласованными. Казалось бы, это можно считать успехом. Но все дело в том, что эти 7 пунктов не носили принципиального характера. Основными являлись именно два несогласованных – освобождение оккупированных районов и статус Нагорного Карабаха.

Армянская сторона увязывает вопрос освобождения Кяльбаджарского района с определением времени проведения референдума по статусу так называемой «Нагорно-Карабахской Республики». Азербайджанская же сторона настаивает на освобождении всех оккупированных территорий вокруг НК и только после этого считает возможным определение статуса спорной территории. Причем азербайджанская сторона не приемлет никаких договоренностей, которые нацелены на нарушение территориальной целостности страны. Именно при обсуждении вопроса Кяльбаджарского района и были прерваны переговоры. Организаторы переговоров не могли скрыть своего разочарования. Весьма показательно высказывание американского сопредседателя Стивена Манна о том, что после прошедших переговоров им необходимо «определиться, в каком направлении двигаться дальше». Это фактически является признанием тупиковой ситуации.

Честно говоря, ожидал этих переговоров с большой опаской. Больше всего волновал именно вопрос референдума, который вроде планировалось провести через 10-15 лет. А до этого должны были быть освобождены оккупированные территории, вернуться беженцы, в том числе и из Нагорного Карабаха. Сама идея референдума только в НК при нынешней демографической ситуации, которая за 10-15 лет не может коренным образом измениться, однозначно означает отсроченный окончательный отказ от этой территории. Вряд ли даже экономическое процветание Азербайджана, взращенное на нефти, может привести к тому, что армяне Нагорного Карабаха проголосуют за сохранение этой территории в составе нашей страны.

Здесь, кстати, немаловажное значение имеет и политический режим. Если бы в Азербайджане существовала подлинная демократия и соблюдались права человека, то еще можно было бы попытаться убедить мятежную провинцию. Другое дело, если бы указанный референдум был запланирован лет через 50-60, то есть успели бы вырасти еще два поколения. Тогда можно было бы попытаться изменить демографическую ситуацию стимулированием высокой рождаемости в семьях карабахских азербайджанцев путем предоставления финансовой поддержки многодетным семьям. Этого нельзя было бы делать на официальном уровне, так как такая программа распространялась бы и на армянское население. Можно было бы создать какой-нибудь фонд, который занимался этим. В данном случае можно было бы рассчитывать на то, что ЄAaрезультаты референдума окажутся положительными для нас, так как численность азербайджанского населения по крайней мере приблизилась бы к армянскому. Так вот, мои опасения были связаны с тем, что вдруг И.Алиев не выдержит давления, которое на него оказывают посредники, тем более что прошедшие выборы дали еще один повод к этому, и подпишет соглашение о референдуме через 10-15 лет. Хотя высказывания главы государства в преддверии встречи говорили о его принципиальном отказе от этого. Очень интересную интерпретацию позиции азербайджанского президента дал проправительственный политолог Мубариз Ахмедоглу в эфире телеканала «Лидер». Он заявил, что нынешний президент претендует на создание династической власти, то есть и дальнейшее пребывание на высшем посту представителей его семьи. И именно поэтому он не может согласиться на уступки, так как это ляжет пятном на всю династию (наконец-то хоть одно преимущество узурпации власти одной семьей).

Самое интересное, что и в Армении не готовы освободить оккупированные территории. Так, входящая в правительственную коалицию печально известная партия «Дашнакцутюн», категорически возражает против возврата «освобожденных территорий», как они называют оккупированные азербайджанские районы. Ее лидер Грант Маркарян заявил, что сдача «Низменного Карабаха» неприемлема. Правда, другой ее лидер Ваан Ованнисян признал, что сдача территорий признана международным сообществом и это является разумным. Но в то же время и он считает, что «территориальные уступки, которые пытаются навязать армянской стороне, не отвечают государственным и национальным интересам Армении, «НКР» и всего армянства» (придумали же термин - представляете себе украинство, грузинство, американство, французство?). Вот так и никак иначе. Оказывается, от Армении требуют территориальных уступок. Это за счет наших же земель!

Итак, обе стороны не готовы к компромиссам. Фактически за все годы переговоров стороны так и не пришли к согласию по принципиальным вопросам и существуют серьезные основания считать, что и дальше ничего не изменится. В последнее время в Азербайджане все чаще звучат призывы решить конфликт военным путем. Значительно увеличен военный бюджет, и видимо, ставится задача добиться успеха, разорив противника гонкой вооружений. Одновременно Армения остается за рамками всех региональных проектов. Если же удастся запустить и железную дорогу Тбилиси – Ахалкалаки - Карс, то даже после урегулирования конфликта эта страна не сможет стать полноценным участником регионального сотрудничества. Но вряд ли таким образом удастся убедить наших заклятых соседей отказаться от своих амбиций. К тому же в Ереване с большим энтузиазмом приняли высказывание Владимира Путина о том, что решение, принятое по Косово, должно стать универсальным и для других подобных конфликтов. А там, скорее всего, Косово получит независимость от Сербии. Учитывая, что Россия является ключевым игроком во всех конфликтах на территории бывшего СССР, в том числе нагорно-карабахском, это очень тревожный сигнал. Поэтому необходимо срочно перехватить инициативу и предложить план, который предусматривал бы проведение навязываемого нам референдума в более выгодных условиях. Раз армяне не хотят освобождать оккупированные земли, на которых проживало не менее 600 тысяч азербайджанцев, называя их «освобожденными территориями», то предлагаю провести единый референдум среди населения оккупированных 7 районов и Нагорного Карабаха о будущем этих территорий. В этом случае результат предсказать нетрудно, так как количество азербайджанцев более чем в 3 раза превышает число армян. В то же время такой подход продемонстрирует гибкость позиции Азербайджана, готового вроде бы смириться с реалиями, сложившимися в результате войны. Пусть сам народ демократическим путем решает с кем и как ему жить. Интересно, какие причины для отказа придумают армяне?

АЛИ БАГИРОВ

Еженедельная аналитическая газета "Бакинские ведомости", № 44, 18 февраля 2006

www.monitorjournal.com