САТИРА

Креатура

ROBIN BAD

В течение последнего года столицу страны постигало одно несчастье за другим. Самые большие катаклизмы случались в результате бурной деятельности мэра. Он то строил фонтаны, то сажал пальмы, а иногда, когда его окончательно заклинивало, запускал всевозможные проекты по асфальтированию дорог. Но, помимо мэра, разрушительной деятельностью занималась также и радикальная оппозиция. В целях свержения конституционного строя и захвата власти насильственным путем, один из лидеров радикалов призвал всех жителей столицы сходить по нужде в одно и то же время. Вследствие этого провокационного призыва, городская канализация, более 100 лет не обновляющаяся и перегруженная дополнительными вливаниями из новопостроенных домов, не выдержала и что называется, дала течь.

Город оказался во власти продуктов жизнедеятельности столичных жителей. Канализационный поток смыл в море здания столичной мэрии, президентского аппарата, МВД и прокуратуры. В стране по приказу властей было введено чрезвычайное положение. Почти сразу после этого руководство страны вспомнило, что хотя положение действительно можно охарактеризовать только как чрезвычайное, но соответствующего органа по борьбе с этой самой ситуацией все еще не создано. Конечно же, тут все вспомнили о национальном герое Робин Бяде из Шарурского леса (азербайджанский прототип Робин Гуда из Шервудского леса). Парень он был не промах, чрезвычайных ситуаций не боялся и, самое главное, русский язык знал прекрасно.

На тот момент Робин Бяд занимал пост главного шлагбаумника страны. На этой должности он проявил массу талантов и в относительно короткий срок умудрился поставить столь любимые его сердцу шлагбаумы не только по линии границы государства, но даже в центральных районах страны и обложил налогом все, что движется. В отличие от своего английского прототипа, отнимающего богатство у богатых и одаряющего им бедных, Робин Бяд поступал с точностью до наоборот. При этом он не забывал и о себе. К моменту канализационного кризиса его состояние можно было приравнять к богатству крупнейших нефтяных магнатов. Эти таланты были замечены партией и правительством. Робин Бяд был произведен в министра по борьбе с нехорошими природными явлениями, происками радикальной оппозиции и шалостями мэра столицы.

Ему пришлось снять с себя генеральскую форму и надеть плащ супермена. Теперь в его обязанности входило спасать людей, останавливать цунами, бороться с пожарами и землетрясениями. Переквалификация давалась Робин Бяду нелегко. Старые привычки, нажитые за долгие годы в шлагбаумном комитете, давали о себе знать и мешали работать. Несмотря на это, Робин Бяд блестяще справился с канализационной проблемой. А для того, чтобы подобное не повторилось, Робин велел своим бывшим (а может, и не таким уж и бывшим) коллегам из шлагбаумного комитета в два раза поднять размер взяток за ввоз в страну импортных продуктов питания. Мол, если людям будет нечего есть, то и затоплять город радикалам будет также нечем. Так и случилось. Не считая нескольких тысяч людей, умерших после этого нововведения голодной смертью, проблему можно было считать решенной. Но, как оказалось, когда решаются одни проблемы, тут же появляются новые.

В один из зимних дней к новому министру в кабинет ворвался его заместитель.

- Беда, Робин муаллим, - выпалил он. – Нас постигло новое несчастье.

- Что случилось?

- Город охватил пожар. Все в огне.

- А куда смотрит пожарная служба? Почему они ничего не предпринимают?

- Дело в том, что у них нет воды. Мэр отключил пожарникам воду и перенаправил ее в свои фонтаны.

Робин Бяд тут же надел на себя свой плащ супермена и, вытянув правую руку над головой, вылетел из окна кабинета. Он парил над городом и наблюдал за тем, что происходит. Город действительно горел и за неимением воды потушить пожар не Aa никакой возможности. Сделав над городом круг-другой, Робин вернулся обратно и попытался влететь в окно своего кабинета. Он пока не очень хорошо умел летать и поэтому часто получал травмы при приземлении. На этот раз он также не рассчитал траекторию и скорость полета. Вместо своего кабинета он влетел в соседнее помещение и, не успев притормозить, впечатался в стену комнаты. Как раз в этот момент там проходила пресс-конференция. Журналисты и сотрудники пресс-службы министерства с удивлением наблюдали за полетом нового министра. Тот, протаранив стену, несколько секунд полежал неподвижно, затем встал и невозмутимо отряхнулся.

- Здравствуйте, - сказал он в зал. – Я рад вас тут приветствовать. Хочу сообщить, что за прошедший год шлагбаумный комитет выполнил свой план на 103 процента.

Тут он увидел, что глава пресс-службы отчаянно машет ему руками. Он с недоумением посмотрел на него и продолжил:

- От имени нашего комитета я с полной ответственностью заявляю, что в следующем году эта цифра возрастет.

Тут у него в голове начало проясняться и он начал понимать, что говорит что-то не то. Решив исправить положение, он невозмутимо продолжил:

- Поэтому все эти пожары и катаклизмы не заставят нас свернуть с пути общенационального лидера.

Сказав это, Робин Бяд достал сотовый телефон. Набрав чей-то номер, он сказал в трубку:

- Немедленно подгоните в центр города 10 грузовиков с пепси-колой. Да, 10 грузовиков. Зачем столько? Пожар будем тушить.

Робин Бяд дал отбой и опять обратился в зал:

- Так вот. У нас есть точная информация, что виновником данного пожара и наводнения является мэр города и вступившие с ним в заговор арестованные министры. Кроме того, он завербован радикальной оппозицией и подрывает устои нашей государственности. Недаром он перекрыл подачу воды отделениям пожарной службы и направил ее на фонтаны. Еще наш общенациональный лидер не раз говорил: «Вода – это источник жизни». Это золотые слова. Они занесены во все книги истории современности. А мэр испоганил все наши великие достижения за годы независимости.

Завершив свою наполненную патриотизмом речь, Робин Бяд направился в свой кабинет.

В приемной его уже ждали несколько десятков людей, которые пришли за помощью. Робин славился еще и тем, что помогал неимущим деньгами из собственного кармана. Слух об этом быстро распространился по всей стране, и в обычные дни в приемной Робин Бяда собирались сотни инвалидов, беженцев и прочих несчастных. Чтобы не создавать беспорядка, Робин Бяд поручил составить расписание, по которому нуждающиеся получали робинбядовскую «зарплату». У каждого из них был свой день и час получения денег.

Робин быстро раздал все свои карманные деньги, которых хватило на прокормление сотен семей, причем в течение целого месяца. Затем он уселся за стол и задумался. В этот момент зазвонил один из многочисленных телефонов на его столе. Это был специальный телефон – у него был наушник, но не было микрофона. То есть поднявший трубку мог только слушать, а говорить было привилегией человека на другом конце линии. Робин вскочил, поправил костюм супермена и осторожно взял трубку.

- Ты что же это там такое вытворяешь? – сразу же услышал Робин Бяда. – Кто тебя надоумил тушить пепси-колой городские пожары? Ты хоть понимаешь, что ты натворил? Теперь из-за твоей пепси-колы началось нашествие муравьев на страну…

Говоривший был явно чем-то недоволен. Робин выслушал все, что о нем думал патрон, и затем так же осторожно положил трубку. Он немного постоял в раздумье, а затем гордо сказал:

Ну и что? Зато Фархад уже четыре месяца как в тюрьме сидит…

АЛИ МАМЕДХАНЛЫ

Еженедельная аналитическая газета "Бакинские ведомости", № 44, 18 февраля 2006

www.monitorjournal.com