ВОПРОС НЕДЕЛИ

Карабах

Владимир Казимиров:
«ПОТРЕБУЕТСЯ ЕЩЕ НЕ ОДНА ВСТРЕЧА ДЛЯ РЕАЛЬНЫХ СДВИГОВ»

Эксклюзивное интервью "Бакинским Ведомостям" дал участник установления перемирия 12 мая 1994 г., глава посреднической миссии России в 1992 - 1996 гг., участник и сопредседатель Минской группы ОБСЕ Владимир Казимиров.

- Как вы считаете, можно ли считать прошедшую в Рамбуйе  встречу Ильхама Алиева и Роберта Кочаряна провалом?

- Не склонен драматизировать ситуацию. От первой встречи в этом году никто и не вправе был ожидать прорыва. К тому же ее слишком рано анонсировали, создавая на фоне эдакого почти распахнутого "окна возможностей" 2006 года завышенные ожидания, близкие к иллюзиям. Это лишь повредило делу, поскольку кое-кто начал заверять общественность в своей бескомпромиссности, фактически ужесточая позиции и становясь заложником собственных заявлений. Раз уж консультации конфиденциальны, почему бы не отказаться от подобных анонсов. Глядишь, тогда по завершении встреч будет чем порадовать общественность, а не заталкивать ее то под горячий, то под холодный душ. Нужно продолжать усилия - терпеливо, настойчиво, без колебаний.

- По данным Regnum, министр иностранных дел Азербайджана Эльмар Мамедъяров, комментируя результаты переговоров президентов Армении и Азербайджана в Рамбуйе, заявил, что в ходе встречи было согласовано 7 из 9 обсуждавшихся вопросов. По словам главы азербайджанского МИД, остались несогласованными вопросы "возвращения беженцев и вынужденных переселенцев в места их прежнего проживания, а также вопрос территориальной целостности Азербайджана". Но в таком случае, о чем удалось договориться?

- Совершенно очевидно, что это и есть два самых сложных вопроса: статус Нагорного Карабаха (НК) и освобождение территорий, занятых в ходе упорно продолжавшихся военных действий, которые и привели к расширению оккупации. Одно дело было бы обсуждать лишь проблемы статуса да Шуши и Лачина, и куда сложнее, когда речь идет о 7 районах. Остальные вопросы рассматривать и даже решать, конечно, несколько Обсуждался ли на встрече вопрос референдума в Нагорном Карабахе? - Не имею достоверных сведений, но убежден, что проблема статуса НК и не может быть за бортом при этих обсуждениях. А поскольку никак не просматривается взаимоприемлемое решение этой проблемы в переговорном процессе, то волеизъявление населения может остаться единственным ресурсом цивилизованного решения. Ведь это же не безлюдная лунная поверхность.

- Эльмар Мамедъяров также подчеркнул, что "Азербайджан не пойдет ни на какие территориальные уступки Армении". Возможен ли в таком случае сдвиг конфликта с мертвой точки?

- Помню, что Андрей Громыко настойчиво учил никогда не говорить "никогда". Невозможно рассчитывать на то, что все уступки буду делать я, а только противостоящая мне сторона. Движение с мертвой точки может быть только обоюдным и сбалансированным.

- В распространенном в субботу вечером коммюнике Минской группы Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе по карабахскому урегулированию сообщается, что переговоры будут продолжены в начале марта в Вашингтоне. Что можно ждать от этой встречи и нужны ли эти встречи вообще при том, что обе стороны заявляют о том, что не пойдут на уступки?

- Вызывает глубокое сожаление, что такого рода заявления рассчитаны лишь введение в заблуждение народа и якобы на запугивание впечатлительного оппонента. Нельзя же подражать боксерам, отличающимся перед схваткой хвастливой бравадой. Повторюсь, надо настойчиво, без шараханий продолжать усилия, как можно меньше затрудняя самому себе абсолютно неизбежные подвижки. Потребуется еще не одна встреча для реальных сдвигов, но определенные возможности этого года надо использовать до конца.

Карабах

Хикмет Гаджизаде:
«ПОКА НЕТ НИКАКИХ ПРИЗНАКОВ ПЕРЕМЕН»

За комментариями по поводу встречи президентов Азербайджана и Армении мы обратились к политологу Хикмету Гаджизаде.

- Хикмет бей, какова ваша оценка результатов встречи во Франции президентов И.Алиева и Р.Кочаряна?

- Как и ожидалось, встреча не принесла никаких результатов. Обсуждаемые варианты урегулирования не отвечали интересам ни той, ни другой стороны, поэтому достичь какого-либо соглашения было невозможно. До сегодняшнего дня нет никаких свидетельств того, что Россия, являющаяся прямым виновником этого конфликта, изменила в данном вопросе свою позицию. Поэтому и встреча президентов не могла принести каких-либо результатов.

- Стоит ли чего-либо ожидать от встречи в Вашингтоне, которая произойдет в марте?

- Не стоит. Пока нет никаких признаков перемен. Для того чтобы они произошли, необходимо несколько вещей. Первое – это изменение позиции России, которая держит Азербайджан и Армению на крючке, используя данный конфликт. Но, если даже гипотетически предположить, что это произойдет, мы тут же столкнемся с новыми проблемами. Одна из них – это армянское население Азербайджана. Мы хотим привезти их сюда. Но приедут ли они? Вряд ли. Никто не хочет жить при диктаторском режиме. Разве им надо, чтобы их насильно записывали в ЙАП, чтобы Рамиз Мехтиев назначал глав исполнительных властей, чтобы наши суды изгалялись над ними, как они это делают над нами, и т.д. То есть, в первую очередь, нам надо построить справедливое общество в Азербайджане и только тогда можно будет говорить о мирном урегулировании конфликта на приемлемых для нас условиях. Что касается военного решения конфликта, то надо иметь в виду, что против российско-армянского военного альянса мы мало что сможем сделать. За нами в этом качестве не стоит ни одно государство.

- Но ведь США, протаранившие во имя торжества справедливости на своих танках уже полмира, расценивают нас как надежных партнеров, в том числе и в военной сфере. Чем же объясняется недееспособность нашего всемогущего партнера в данном вопросе?

- США всемогущи в определенных частях земного шара. Свою силу они демонстрируют только тогда, когда затрагиваются их национальные интересы. К кругу их интересов относятся борьба с терроризмом, энергетические вопросы и т.д. В данном случае мы не представляем для США столь большого интереса. Один из бывших руководителей Мексики как-то сказал: «Бедная Мексика – она так далека от Бога и так близка к США». Про нас можно сказать, что мы слишком близки к России. Кроме того, сейчас перед Вашингтоном стоит проблема иранского ядерного оружия. Без преувеличения можно сказать, что это угроза для всего мира. И для Соединенных Штатов этот вопрос намного более важен, чем все остальные.

- По вашему мнению, возможно ли мирное урегулирование карабахского конфликта в ближайшей перспективе?

- Только после того, как Азербайджан станет демократической страной, можно будет говорить на эту тему. Кроме того, мы должны найти способы повлиять на политику России в нашем регионе. Честно говоря, в ближайшей перспективе не предвидится ни то, ни другое. Зато поводов для пессимизма намного больше, чем для оптимизма. К примеру, Москва уже заявила, что если будет создан прецедент решения подобного конфликта в Косово, она будет руководствоваться этой моделью. Что это означает? Это означает, что Россия в нашем регионе может пойти на радикальные шаги, вплоть до признания территорий, находящихся под контролем сепаратистов в качестве независимых государств.

P.S. В конце интервью Хикмет бей не смог удержать от шутки и сказал, что партия «Мусават» обсуждает на данный момент довольно интересный вариант решения карабахского конфликта, который состоит из двух этапов. На первом этапе армянские войска выводятся с оккупированных территорий. На втором – в Карабахе проводится референдум с целью определения его статуса. При этом подсчет голосов поручается главе азербайджанского ЦИК Мазахиру Панахову...

Еженедельная аналитическая газета "Бакинские ведомости", № 44, 18 февраля 2006

www.monitorjournal.com