ТЕАТР АБСУРДА

Парламент

ТРОЕ В ПАРЛАМЕНТСКОЙ ЛОДКЕ,
не считая Ахада Абиева

Столица Республики Гейдарбербад Санкт-Гейдарбург. Один из холодных, морозных дней. Время - 11.40. Впервые в мировой истории самым демократичным путем избранные члены Милли меджлиса собираются на очередное заседание.

Вице-спикер Зияфет Аскеров нервно отмеривает шаги в кабинете спикера, окна которого выходят в город. Очередной раз раздвигает створки жалюзи и внимательно осматривает территорию перед зданием парламента. Спикер Октай Асадов спрашивает своего заместителя:

- Зияфет муаллим, вы кого-то ждете?

- Если честно, я просто не знаю, как ты 5 лет будешь руководить парламентом.

- А что случилось?

- Как это, что случилось? Ты обязан читать мысли каждого депутата по их глазам. Мне кажется, что, глядя на тебя, мы с благодарностью будем вспоминать Муртуза Алескерова.

- Это как? Как вы сейчас, глядя на Ильхама Алиева, с благодарностью вспоминаете Гейдара Алиева, хи-хи-хи…

Зияфет Аскеров запнулся, побледнел. С трудом взяв себя в руки, прошептал:

- О чем ты говоришь? Больше никогда не говори вслух такое.

Расстроенный спикер спрашивает:

- Учтите, что я в политике человек новый. Но вы не сказали, кого ждете.

- Кого, кого. Мусаватистов. Дали слово, но пока их нет. Может, не смогли сюда подняться, ведь на улицах гололед?

Вице-спикер вдруг замолчал и стал вглядываться вдаль, увидев фигурки нескольких лыжников. Повернулся к спикеру:

- Смотри, как Насиб хорошо идет на лыжах. На этот раз, когда поедем в Австрию на отдых, возьмем его с собой. Вместо Асима Моллазаде.

Настроение спикера чуть приподнялось:

- Если бы мы знали, что он такой способный, отправили бы на Зимние Олимпийские игры в Турин. Пошли, уже время.

В фойе депутат Ахад Абиев, уже давно считающий Милли меджлис своей вотчиной и чуть ли не родным домом, вовсю ругая мэра Гаджибалу Абуталыбова за заснеженные улицы, оранжевым галстуком энергично чистит ботинки. В это время лыжники-мусаватисты, отстегнув лыжи, входят в здание. Они, пытаются не заметить действий А.Абиева, однако настырные журналисты не дают им это сделать. На них обрушивается шквал вопросов:

- Как вы относитесь к действиям Ахада Абиева, который чистит оранжевым галстуком ботинки? Как это может отразиться на политическом имидже Гейдарбербада? Считаете ли вы, что посольство Украины, где произошла оранжевая революция, даст свою оценку этому действию?

Пытающийся сохранить хладнокровие Насиб Насибли отвечает на все вопросы коротко:

- Я дальтоник!

Журналисты не отстают:

- Вы можете быть дальтоником, однако происшедшее имело место при большом скоплении народа и мы тоже можем подтвердить: галстук, которым А.Абиев чистил ботинки, оранжевого цвета.

- Вы знаете, если группа международных экспертов подтвердит, что сей предмет действительно галстук и он на самом деле оранжевого цвета, контрольно-ревизионная комиссия партии «Мусават» в рабочем порядке может рассмотреть этот вопрос. Понимаете, оранжевый цвет был актуален во время выборной кампании. А она, как вы наверняка знаете, уже закончилась. Если у кого-то в кармане есть оранжевый носовой платок (вынимает из кармана оранжевый платок, привезенный из Украины) и его прямое предназначение вытирать нос, значит это веление времени.

- Только что вы утверждали, что являетесь дальтоником, а теперь вынимаете платок и говорите, что он оранжевый…

- Понимаете, в те годы, когда я был в оппозиции, дни мои были только грязно-серыми. Оттуда и дальтонизм. Однако как только я перешагнул за порог этого здания, жизнь моя стала разнообразной, такой, какой она была в мою бытность послом Азербайджана в Иране.

Именно в этот момент выясняется, что Ахад Абиев, собрав вокруг себя проправительственных журналистов, проводит брифинг:

- Да, это галстук, причем он оранжевый. Это подарок моего друга Арифа Гаджилы, который вчера официально заявил мне, что у него в парламенте есть единственный друг и брат, то есть я! Сразу предупреждаю вас: если кто-то посмеет что-либо плохое написать об Арифе, я тому поотрываю пальцы и из них сделаю себе мундштуки. Хочу еще сказать вот что: я ошибся, называя Ису Гамбара фашистом. Обратите внимание, что некоторые высокопоставленные люди, вскормленные Гейдаром Алиевым, изменили ему и партии ЙАП, а Иса Гамбар остался верен себе. Знаете почему? Да потому, что он хорошо знает одну истину: все государственные интересы защищает только ЙАП, а остальные партии должны равняться на нее. Признаюсь, я несколько раз получал задание «разукрасить» депутатов-мусаватистов. Но время идет, мой парламентский опыт значительно окреп, и теперь я их буду громить политическим языком.

За 5 минут своего выступления Ахад Абиев ни разу не выругался, что крайне удивило журналистскую братию, замершие взгляды которых совсем вывели из себя депутата:

- Что вы хлопаете глазами, как бараны, задавайте вопросы, ну…

Журналисты сразу развеселились. Это был тот самый, привычный Ахад Абиев.

Один из проправительственных журналистов, в прошлом году отмечавший свое 70-летие в одном из ресторанов Рамиля Усубова, не может скрыть слез умиления:

- Ахад муаллим, я горжусь тобой (поворачивается к коллегам). Смотрите, какие достойные импотенты есть в ЙАПе?

Окружающих будто ошпарили кипятком. Ахад Абиев, сделав вид, что ничего не произошло, внимательно слушает журналиста-ветерана. Тот продолжает свою зажигательную речь:

- Наш импотент столько лет поддерживает власть, уверен, что он сможет вывести Республику Гейдарбербад в число передовых. Наш импотент еще силен и тем, что в ЙАПе, наряду с такими молодыми кадрами, как Ильхам Алиев, есть и такой аксакал, как Муртуз Алескеров.

Журналист газеты «Ени Азербайджан не выдерживает»:

- Вам не кажется, что вы путаете слова «импотент» и «потенциальный»?

«Брифингоман» Ахад Абиев, до которого только теперь дошла вся суть происходящего, взмахнул галстуком и обвил им шею ветерана:

- Ты… мне говоришь…

Охрана парламента, журналисты и рядом стоящие с трудом вырывают ветерана-журналиста у Ахада Абиева. Последний никак не может успокоиться, раскаты его голоса разносятся по всему зданию. В это время один из журналистов, который хорошо знаком с личными секретами парламентария, бежит к газетному киоску и, найдя в одном из журналов фотографию Агабека Султанова, бегом возвращается к месту события. Как только он показывает фото известного психиатра Абиеву, тот сразу возвращается на «исходную позицию» и, присоединившись к коллегам, проходит в зал заседаний.

Оказывается, когда в фойе разгорался скандал, заседание парламента уже началось. Руководитель парламентской группы Гейдарбербада в ПАСЕ Самед Сеидов с пеной у рта рассказывал, как они размазали по стене врагов:

- Совершенно правильной тактикой мы ликвидировали как внутренних, так и внешних недругов. Еще перед парламентскими выборами мы знали, что нас ждет в Страсбурге. Поэтому часть средств, собранных для вашей кампании, мы раздали некоторым депутатам ПАСЕ. В результате этой правильной тактики мы выиграли выборы. Оппозиция вместе с Гроссом остались с носом. Теперь здесь кое-кто меня упрекает в том, что я в Страсбурге умолял нас простить. Это не так. Все знают, что у меня прекрасный голос. Многие из вас были свидетелями нашего дуэта с «Боинг» Джахангиром. В ходе заседания мне на голову вдруг села нимфа вдохновения и я, независимо от себя, запел песню «Гурбан адына». Потом нимфа переместилась на плечо, и я запел другую:

Почему ты так трясешься Гросс,

Не теряй надежду Гросс.

А теперь, после все этих усилий, меня упрекают в слабоволии. Да кто они такие (ПАСЕ - ред.), чтобы я их умолял?

Именно в этот момент у Самеда Сеидов прямо на трибуне зазвонил мобильник. Вытащив из кармана телефон и увидев на дисплее слова «Терри Девис», он моментально забывает о Милли меджлисе. Начинает говорить на английском, спускается с трибуны и, продолжая говорить, выходит из зала. Многие так ничего и не поняли. Кроме того, что Самед Сеидов интересовался здоровьем Терри Девиса. А те, кто более-менее понимал по-английски, ясно услышали английскую версию песни «Гурбан олдум».

Октай Асадов просит присутствующих высказаться по этому поводу. Депутаты, не знавшие за что голосуют, действуют по привычке – властные «за», мусаватисты – «против». 87 человек «за», 3 – «против», «ПРИНЯТО». Интересно, во сколько же обошлись властям эти 3 «против»? Если в следующий раз мусаватисты придут не на лыжах, подсчет вести будет легче.

НАБЛЮДАТЕЛЬ

Еженедельная аналитическая газета "Бакинские ведомости", № 44, 18 февраля 2006

www.monitorjournal.com