ЛЮДИ

Интервью

ГОД ИСПЫТАНИЙ

Наш сегодняшний собеседник Рушана Гусейнова – супруга главного редактора журнала «Монитор» Эльмара Гусейнова, убитого год назад.

- Рушана ханум, в вашей жизни произошли кардинальные изменения. Вспомните, пожалуйста, как именно запомнился день убийства Эльмара?

- Это был самый тяжелый день в моей жизни. Аслан (сын – ред.) услышал звуки в блоке и позвал меня. Мы открыли дверь и увидели Эльмара. Аслан был у меня на руках. Он увидел отца, лицо которого было залито кровью, и начал громко плакать. Увидев Эльмара в таком состоянии, я бросила ребенка. Жизнь в этот момент для меня остановилась. Я хотела верить в то, что его ранили, а не убили. Но Эльмар начал падать и его глаза закатились. Я подняла его свитер и увидела два пулевых ранения в области сердца.

- Он пытался вам что-то сказать?

- На тот момент он уже ничего сказать не мог, его рот был переполнен кровью. Каждая секунда у меня в памяти. Я пыталась заставить его говорить, но он уже не смог…

- Рушана ханум, говорят, что в тот момент у вас перестал работать и домашний, и мобильный телефон Эльмара. Действительно это так?

- В тот момент, когда Эльмар поднимался по лестницам, к нему из Москвы позвонил Ибрагим Баяндурлу. В момент разговора в Эльмара начали стрелять. Через несколько минут Ибрагим перезвонил и ответила уже я. Я стала кричать в трубку, что в Эльмара стреляли, но Ибрагим не поверил моим словам и позвонил домой к супруге. После этого звонка мобильный телефон перестал работать. Его супруга позвонила на наш домашний телефон, и я попросила позвонить врачам. Те приехали достаточно быстро. Когда они проверили пульс, сказали, что Эльмар мертв. Я просила сделать что-нибудь, но они сказали, что уже ничего нельзя сделать. Я знала Эльмара с 1997 года, знала, что он очень сильный человек, но насколько он силен, я поняла только тогда. Не каждый сможет стоять на ногах с семи пулями в теле. Но в тот день Эльмар в последний раз доказал свою силу и мужество, поднявшись с семью пулями в теле до двери квартиры. Он не был на коленях, он стоял… А через 3-4 минуты уже приехала полиция. Я не знаю, кто их вызвал. Но я помню, что они приехали очень быстро. После появления полицейских перестал работать домашний телефон. Я уже не могла ни с кем связаться. Телефонная связь была восстановлена только через несколько часов, когда мы уже были в морге. Оказалось, что на линии был обрыв.

- Сразу после убийства Эльмара его семье предложили квартиру, сыну - пенсию. Как, по-вашему, почему власти так торопились?

- Причин несколько. Во-первых, они хотели доказать, что сожалеют о произошедшем не меньше нас. Во-вторых, таким образом хотели обеспечить и как-то смягчить членов семьи Эльмара. Но я отказалась от пенсии и квартиры ребенку. Я не могла взять эту подачку от режима, убившего отца Аслана. Через несколько дней после поступившего предложения я сделала официальное заявление и отказалась от него. Я сама могу заработать 100 долларов в месяц для своего сына. Также я найду, где мне жить.

- В первые дни вас очень часто вызывали на следствие. Какое у вас сложилось впечатление о том, как оно ведется?

- Власти пытались продемонстрировать, что взялись за это дело всерьез и готовы раскрыть убийство. Президент страны обещал, что убийство будет раскрыто в течение 40 дней. В Азербайджан были приглашены сотрудники спецслужб США, Великобритании, Турции и России. Лично со мной говорили представители турецких спецслужб. Кстати будет отметить, что они спрашивали меня о таких мелочах, которыми наши следователи даже не интересовались. С другими иностранными специалистами я не смогла встретиться. Они уехали внезапно и у меня нет никакой возможности связаться с ними. Турецкие специалисты задержались здесь в течение двух недель. Возможно, они добились определенных результатов и их тут же «попросили» из страны. Нам же было объявлено, что и сотрудники турецких спецслужб не смогли раскрыть это дело. Но насколько мне известно, они передали определенную информацию своим азербайджанским коллегам. В мае прошлого года азербайджанские спецслужбы превратили меня в мишень. По АзТВ было объявлено, что супруга Эльмара Гусейнова узнала по фотографиям человека, который несколько раз приходил к ним домой, представляясь Вусалом. Фактически тем самым преступникам дали ь, что я единственный свидетель. Хотя я неоднократно заявляла, что не могу со стопроцентной уверенностью утверждать, что Вусал и Тахир Хубанов – одно и то же лицо. После этого дело просто «заморозили».

- Сейчас озвучивается и такая версия, что заказчиками убийства могут быть заинтересованные в смене власти иностранные силы. То есть, это преступление должно было вызвать массовые акции неповиновения, которые могли бы вылиться в революцию. Что вы думаете по этому поводу?

- Если это даже и так, то я уверена, что так называемые «иностранные силы» действовали сообща с одной из олигархических группировок во власти. Кстати, эта версия подброшена именно агитками власти. Теперь возникает вопрос – главы олигархических группировок, якобы собирающихся устроить в Азербайджане госпереворот, уже сидят в изоляторе МНБ. Если наши отечественные чекисты способны убедить любого человека в том, что он совершил преступление, даже если оно датируется позапрошлым веком, то почему до сих пор «революционеры» не покаялись в прямом эфире во всех смертных грехах, в том числе и убийстве Эльмара? Я уверена, что если бы была хоть малейшая возможность связать Али Инсанова и Фархад Алиева с этим преступлением, власти давно бы уже это сделали. Поэтому мне кажется маловероятным, что убийство заказывали извне. Эльмар выступал не против каких-то мифических иностранных сил, а против конкретных ворюг во власти. Они и были больше всего заинтересованы в его смерти.

- Сейчас некоторые журналистские организации предлагают проведение независимого расследования. Вы верите в то, что это даст результаты? Как вы думаете, не может ли это стать причиной новых убийств?

- Я думаю, что журналистское расследование может дать результаты. Но эти результаты могут быть опасны для жизни носителей этой информации. Я не могу гарантировать их безопасность, а ставить под угрозу чью-то жизнь я не хочу. Если этим вопросом заинтересуются авторитетные журналистские организации Европы и США, то это другой вопрос. Они действительно могут пролить свет на это убийство, так как находятся под защитой своего правительства. А азербайджанские журналисты – это объекты периодического избиения и нападок.

- Еще раз хочу вернуться к тому роковому дню. Вы неоднократно говорили о том, что за Эльмаром постоянно следили. Почему же в таком случае он приходил домой один, без сопровождения?

- Эльмар часто говорил, что ходит по острию ножа и в любой момент его могут убить. Но он был уверен, что если его захотят убить, то никакая охрана или сопровождение ему не помогут. Убивают даже президентов, которого охраняют сотни людей. А беззащитного журналиста, пускай даже с охраной, убить очень просто. По этой причине он никогда даже не думал о том, чтобы обзавестись охраной. А однажды, когда мы возвращались домой и поднимались по лестницам в блоке, он в полушутку сказал: «Если они захотят меня убить, то сделают это именно здесь – в этом блоке, в темноте и будут стрелять в спину…» Тогда мы даже не задумывались об этом. Эльмар был слишком бесстрашным и мужественным человеком, а я надеялась на человечность режима.

- Какие изменения произвел в вашем характере Эльмар как человек?

- Эльмар сыграл огромную роль в формировании моей личности. Он научил меня всему – жизни, работе и любви. Именно благодаря ему я научилась бороться с трудностями и не сломалась после его убийства. Прошедший год был для меня очень тяжелым. Но, несмотря на это я, продолжаю бороться. Эльмар считал, что борьба за свободу – это священный долг каждого человека. Именно он привил мне качества, благодаря которым я продолжаю жить и работать. Конечно, мои заслуги перед нашей страной не идут ни в какое сравнение с тем, что для нее сделал Эльмар. Но я стараюсь…

- Сейчас вы стали узнаваемым в Азербайджане человеком. Не слишком ли тяжела для женщины ноша, которую вы на себя взвалили?

- Да, мне действительно нелегко. С Эльмаром я чувствовала себя как за каменной стеной. У нас были трудности, но он всегда находил правильное решение. Теперь же для своего Аслана я должна быть хорошей матерью и заменить ему отца. Но у меня очень преданные друзья. Самый тяжелый отрезок моей жизни, то есть последний год, мне помогли пройти именно они. Я очень им благодарна за оказанную поддержку и за то, что они помогли мне выжить.

БЕСЕДОВАЛА А.СУЛЕЙМАНЛЫ

Еженедельная аналитическая газета "Бакинские ведомости", № 45, 25 февраля 2006

www.monitorjournal.com