В СТРАНЕ

Личность

БОЛЬШОЙ ХИМИК И НАСТОЯЩИЙ ЧЕЛОВЕК
5 марта Юнису Гамбарову исполняется 80 лет

Простой и гениальный

Мы живем в не очень простое время. Постепенно наши принципы упрощаются, иногда их просто обходишь… Правда, иногда это сделать невозможно. Недоделанное остается тяжелым грузом на плечах. Когда я услышал о том, что 5 марта этого года Юнису Гамбарову исполняется 80 лет, я почувствовал тяжесть груза именно на своих плечах. Я знал этого человека с 1982 года, и не было в моей жизни личности проще и в то же время гениальнее Юниса Гамбарова. Я решил обязательно написать о нем. Правда, заранее зная, как трудно писать о гениальных людях…

Юнис Гейдарович

Мой первый собеседник – некогда молодой химик, научным руководителем которого был Юнис Гамбаров:

- Шел 1982 год. Я устроился в научно-исследовательский институт ВНИИОлефин в Черном городе. В то время этот институт считался одним из авторитетнейших научных центров. Обретение суверенитета, дальнейшие события в стране эхом отразились и на этом институте… Теперь от института (ныне АзОлефин – ред.), в котором работало до 600 человек, остался буквально один скелет - там осталось не больше чем 40-50 сотрудников. Институт подчинялся Москве и основной его костяк составляли евреи, армяне и русские. Процент азербайджанцев в коллективе не превышал 40%, и, естественно, у руля власти сидели представители указанных национальностей. Они, как правило, нас не любили, смотрели на всех свысока. Даже самый заурядный сотрудник-неазербайджанец мог быть на высоте, тогда как азербайджанцам приходилось добиваться карьерных высот кровью и потом. Почти всем, кроме Юниса Гамбарова.

Этот человек пользовался в институте непререкаемым авторитетом. В первый день своей работы в этом научном учреждении я в коридоре столкнулся с заместителем директора по науке Юнисом Гамбаровым и директором института академиком Далиным. Юнис муаллим, обратившись к Далину, представил меня, сказав, что это тот парень, который будет работать на пиролизе. Далин мельком взглянул на меня, даже не поинтересовавшись, кто я. Химики, особенно органики, хорошо знают Далина. Он и другой ученый Мухина (евреи по национальности) были известными личностями в области нефтепереработки в бывшем СССР. Конечно, многие мне не поверят, однако многие дела Далина вел Ю.Гамбаров. Поэтому научное руководство института воспринимало Юниса Гейдаровича как своего.
Интересные факты в этом плане привели и аспиранты Ю.Гамбарова Рауф Гамидов и Худу Худиев.

И химик, и технолог

- Всюду, где в бывшем СССР были установки ЭП-300 (этилен-пропилен - 300), применялись научные достижения Юниса Гамбарова. Его основной работой являлось выделение бензола и ароматических углеводородов из жидких продуктов пиролиза нефти. Здесь недостаточно было хорошо знать химию, надо было быть хорошим технологом. Ю.Гамбаров технологию знал так, будто закончил не университет, а АзИнефтехим. Гениальность этого человека заключалась в том, что та отрасль, которая его привлекала, в последующем становилась предметом его пристального изучения. (Ю.Гамбаров прекрасно разбирался в литературе и поэзии, обладал хорошей памятью, а о его знании языков ходили легенды – ред.) Азербайджанским языком он владел на уровне лингвиста, а по-русски говорил лучше русских. Однажды мы оказались в Москве в Институте тонких химических технологий. Азербайджанский академик Ю.Гамбаров ознакомился с договором, который подготовил русский академик, внес свои коррективы и вернул, отметив, что в нем были «мелкие ошибки». Русские вынуждены были перепечатать договор.

Кстати, рассказывают, что однажды на одном из мероприятий кто-то решил «проверить» Юниса Гамбарова и задал ему очень сложный вопрос: попросил назвать имя индоязычного турецкого поэта. Нимало не смутившись, Юнис Гамбаров ответил, что это Амир Хосров Дехлеви и, более того, рассказал о его творчестве.

Три мушкетера

Очень интересно то, как Ю.Гамбаров выучил русский язык. Когда он приехал из села Курдлар Физулинского района в Баку и поступил в университет, то не знал по-русски ни слова. Шла война, учебников не было, во дворе, где он жил, обитали только мусульмане. И все же, поняв важность русского языка, будущий академик решил освоить его во что бы то ни стало и выбрал метод, который никому в голову не пришел бы. Найдя книгу «Три мушкетера», он четко проштудировал ее. Не только читал ее несколько раз, но и выделял в предложениях подлежащие, сказуемые и другие элементы речи. Согласитесь, что выучить такой сложный язык подобным методом по плечу не каждому.

Приветливый и культурный человек

Ю.Гамбаров был человеком демократичным, справедливым, культурным и очень терпеливым. Я хочу привести несколько курьезов, подтверждающих мои слова.

Как рассказывают сотрудники, когда Ю.Гамбаров был начальником институтской лаборатории, все сидели в одной комнате, а «кабинет» Ю.Гамбарова отделялся высоким химическим столом перегородкой. На перегородке стояла большая колба с водой. В отражении этой колбы сотрудники хорошо видели, чем занимается начальник. И только через несколько лет, когда лаборатория переезжала в другое помещение, Юнис Гейдарович признался, что с другой стороны колбы он тоже видел все выходки сотрудников...

Согласно другой истории, Юнис Гейдарович однажды неожиданно зашел в лабораторию, где сотрудники играли в карты. Академик покраснел, извинился и вышел. После этого он ни разу не заходил в эту комнату…

А вот другая история. Однажды один из сотрудников, решив «доказать», что дисциплина в лаборатории хромает, сказал Юнису Гейдаровичу, что женщины во время работы штопают чулки. На что Юнис муаллим ответил: «А как ты думаешь, они домой должны идти в рваных чулках»?

Шамхал Мамедов и Юсиф Мамедалиев

Все, кто занимается наукой, хорошо знают, что здесь интриги бывают особо жестокими. Иногда эти интриги приводили к краху. Такая история не обошла стороной и Юниса Гамбарова. Рассказывают, что в начале 50-х годов прошлого столетия между научным руководителем Юниса Гамбарова, известным химиком Шамхалом Мамедовым, и величайшим химиком того времени Юсифом Мамедалиевым (говорят, что к этой интриге руку приложил педагог университета Джумшуд Зульфугаров) разыгралась нешуточная интрига. Ее отзвуки доносятся и до нашего времени. Завершилась она тем, что докторская диссертация Ш.Мамедова была аннулирована, пострадали и труды его аспирантов, в числе которых был и Юнис Гамбаров. Ему предлагают оговорить своего руководителя, взамен обещая восстановить научную работу и т.д. Естественно, он отказывается. Месть противников не заставляет себя долго ждать. Его «ссылают» в лабораторию одного из заводов на окраине города. Все многолетние труды пропадают, и ему приходится начинать все с нуля. «Враги» и на этом не успокаиваются, один из писак помещает в журнале «Кирпи» пасквиль на него. Однако наступает хрущевская оттепель, Шамхал Мамедов восстанавливается в правах, защищает докторскую диссертацию, в дальнейшем становится академиком.

Глазами семьи…

Каким человеком был Юнис Гамбаров в быту, рассказывает его невестка Аида Багирова:

- Семья Гамбарова в Азербайджане была одной из самых интеллигентных. Ко всем без исключения женщинам он обращался почтительным «ханум». Даже к моей 5-летней племяннице он обращался «Нигяр ханум». Он выписывал все научные журналы, издававшиеся в СССР. Очень любил организовывать домашние дискуссии: предлагал тему по литературе, поэзии и предлагал всем высказать свое мнение. Он очень часто дискутировал со своей супругой Таирой ханум (вторая жена Ю.Гамбарова, была одаренной ученицей Юсифа Мамедалиева, известным химиком – ред.). Академик был очень внимательным человек, часто бывая в командировках, всегда возвращался с подарками. Не забывал праздников, дней рождения. На всех мероприятиях был тамадой, умел интересно вести его. Очень тонко чувствовал речь. Несмотря за свою большую загруженность, по выходным обязательно гулял с внуками. Дружил с Бахтияром Вагабзаде... Хорошо помню, когда вышла книга Зория Балаяна «Очаг». Юнис муаллим пришел домой возбужденный, швырнул книгу на стол и сказал: «Найдется в этой стране хотя бы один мужчина, который ответит этому подлецу»? (Такой мужчина нашелся в скором времени. Сын Юнис муаллима Иса, отложив в сторону кандидатскую диссертацию, написал такой ответ Зорию Балаяну, что армяне на этот ответ вынуждены были написать новую книгу – ред.)

Мы гордимся вами, Юнис муаллим!

Здесь я хочу возвратиться к воспоминаниям бывшего молодого химика:

- Недавно в университете к Илькину Исаоглу Гамбару подошла одна из преподавательниц и спросила, знает ли он Юнис муаллима? Илькин, естественно, ответил, что это его дед. В ответ она ему сказала: «Ты знаешь, скольким твой дед сделал хорошего, гордись им, гордись тем, что у тебя такой дед». Сегодня я занимаюсь чем угодно, только не химией. Однако оглядываюсь и вижу, что к сегодняшнему дню меня привели институт ВНИИОлефин и Юнис Гамбаров. Тогда, несмотря на все сопротивления антиазербайджанской среды института, Юнис муаллим добился отправки меня в Москву для получения второго высшего образования (наш институт должен был выплатить за это 1500 рублей). Жаль, что Юнис муаллим не увидел плодов своего труда. Он скончался на 65-м году жизни в 1991 году. Царство ему небесное.

От автора

Статья завершена, но рассказ об этом человек еще долгий. Ясно, что я не смог охватить и доли всего. Те, кто хочет получить более подробную информации об этом уникальном человеке, большом ученом, могут зайти сайт www.isagambar.az
.
Победа за нами!

РАФИК МАМЕДЛИ, mammadli@mail.com

В фотографиях:

1) Юнис муаллим с супругой и дочкой
2) Юнис муаллим со старшим сыном и внуком

Еженедельная аналитическая газета "Бакинские ведомости", № 45, 25 февраля 2006

www.monitorjournal.com