ГЕОПОЛИТИКА

Иран

ИРАНСКОЕ ДОСЬЕ
Куда ни кинь, везде клин

На минувшей неделе были продолжены попытки международного сообщества в направлении обуздания ядерных амбиций Исламской Республики Иран (ИРИ). Переговоры проходили фактически в полном цейтноте, так как уже в понедельник на совете директоров МАГАТЭ должен окончательно обсуждаться вопрос передачи ядерного досье Ирана на рассмотрение Совета Безопасности ООН. Сначала иранская делегация провела переговоры в Москве, а затем вылетела в Вену, где встречалась с представителями евротройки (Франция, Великобритания, Германия).

Предыдущий президент этой страны Хашеми признавался либеральным руководителем, который стремился преодолеть сопротивление муллократов и интегрировать страну в мировое сообщество. Новый же, Ахмединеджад, известный своим клерикальным консерватизмом, с самого начала практически взял курс на конфронтацию.

Ситуация стала обостряться в начале января, когда Иран начал работы по обогащению урана. Россия, Китай и евротройка предпринимали немалые усилия для того, чтобы предотвратить дальнейшую эскалацию напряженности. Однако все усилия оказались безрезультатными. В ответ на давление Тегеран пригрозил выйти из Договора о нераспространении ядерного оружия.

После принятия резолюции МАГАТЭ, предусматривающей передачу иранского ядерного досье в СБ ООН, ИРИ начала исполнять свои обещания. Иранское руководство пошло на дальнейшее обострение конфликта с западными странами.

Заявив о прекращении сотрудничества с международными инспекторами, Иран заставил их снять пломбы и демонтировать большую часть камер слежения на своих ядерных объектах. Затем Тегеран отказался от переговоров с Россией, запланированных на 16 февраля. Официальный представитель иранского правительства Голам Хусейн Эльхам заявил за три дня до переговоров, что они переносятся на неопределенный срок. Одной из причин отсрочки он назвал твердую позицию ИРИ, которая настаивает на праве обогащать уран на своей территории. Более того, Иран предупредил, что обогащение урана будет возобновлено до следующего заседания МАГАТЭ, назначенного на 6 марта. Не прошло и нескольких часов, как анонимные дипломатические источники сообщили, что ИРИ приступила к предварительным работам по обогащению урана в ядерном центре в Натанзе.

Визит главы Росатома Сергея Кириенко дал определенные надежды. Правда, в ходе визита российская сторона сначала выбила себе преимущественное право на строительство новых АЭС в Иране. Лишь затем были продолжены уговоры на открытие совместного предприятия по обогащению урана в России. Вроде бы Тегеран дал согласие, но только вроде.

Прибывший в Москву на переговоры глава Совета национальной безопасности Ирана Али Лариджани заявил, что они согласны на все инспекции МАГАТЭ и другие международные инспекции при условии, что они будут проводиться в рамках международного права.

Его партнер по переговорам, глава российского МИД Сергей Лавров заявил, что для достижения компромисса по иранской ядерной программе Иран должен возобновить мораторий на обогащение урана и принять предложение об обогащении урана на российской территории.

Лариджани, в свою очередь, назвал мораторий ненужным. "Мы находимся на уровне проведения исследований, вся наша деятельность прозрачна... У нас нет экстраординарных запросов, мы отстаиваем те права, которые в рамках МАГАТЭ присвоены Ирану", - заявил глава иранской делегации. Лариджани также отметил, что Тегеран не будет возражать против проведения инспекций МАГАТЭ, если ему будет гарантировано право на реализацию гражданской ядерной программы. Вместе с тем он заявил, что ИРИ настаивает на пакетном подходе при рассмотрении вопроса о создании ирано-российского ядерного СП.

По завершении переговоров глава МИД РФ С.Лавров заявил, что Россия и Иран не пришли пока к согласию относительно создания совместного предприятия по обогащению урана. «Московские переговоры с иранской ЄAaгацией были частью общих усилий по урегулированию проблемы. Сейчас необходимо принять такие условия, которые не ухудшили бы работу МАГАТЭ в Иране… Возможности для достижения согласия есть всегда. Если компоненты будут согласованы, а именно - возвращение Ирана в мораторий и заинтересованное обсуждение вопроса о создании СП, то результат будет позитивным. Мы пока еще не достигли этого результата, но работаем в этом направлении», - сказал он.

По окончании московских переговоров иранцы вылетели в Вену, где встречались с представителями евротройки. Однако уже в первой половине дня Reuters сообщил, что переговоры завершились без видимого результата. Глава МИД Германии Штайнмайер сообщил, что единственный итог переговоров – продолжить их 6 марта в день заседания Совета управляющих МАГАТЭ, на котором будет решаться вопрос о передаче иранского ядерного досье в СБ ООН. ИРИ дали понять, что для продолжения конструктивного разговора Тегеран должен выполнить одно главное условие – отказаться от обогащения урана на своей территории.

Временем «Ч» для Ирана становится ближайший понедельник. В этот день на чрезвычайной сессии МАГАТЭ пройдет голосование по вопросу о информировании СБ ООН о нарушении ИРИ режима нераспространения ядерного оружия. В случае решения о передаче иранского досье в СБ ООН, автоматически запустится механизм выдвижения против Тегерана международных санкций. Иранские власти в преддверии заседания МАГАТЭ демонстрируют жесткость. «Если ядерное досье Ирана будет передано в Совбез ООН, это будет таким же авантюризмом, как и другие авантюрные действия США. У Ирана есть сценарий действий на такой случай», – заявил на вчерашней пресс-конференции в Москве Али Лариджани. По словам Лариджани, первым негативным последствием этого станет невозможность реализации российского предложения по созданию совместного предприятия по обогащению урана на территории РФ. Другим негативным следствием станет то, что число инспекций МАГАТЭ Иран будет сокращено. Кроме того, это дестабилизирует ситуацию в регионе.

Одновременно ИРИ предпринимает попытки вбить клин в единство международного сообщества в вопросе своей ядерной программы. Так, глава иранской делегации на переговорах в Москве Лариджани заявил, что США «не нравится, что от России исходит такое успешное предложение регионального масштаба» и они пытаются воспрепятствовать переговорному процессу. «Они хотят отнять этот авангардный флаг у российской стороны». Лариджани пояснил, что американцы настаивают на передаче иранского ядерного досье в Совбез ООН, а это «может разрушить российское предложение». Посол США в РФ Уильям Бернс отверг обвинения в том, что США препятствуют переговорам России с Ираном. «США, как и Россия, заинтересованы в дипломатическом решении этой проблемы и поддерживают предложение России создать на ее территории совместное предприятие по обогащению урана», - заявил Бернс. По его словам, Россия и США имеют общие стратегические интересы, касающиеся урегулирования конфликта вокруг иранской ядерной программы. «Наше сотрудничество в этой области остается хорошим и тесным, и в результате мы создаем крепкий международный фронт вокруг Ирана», - заявил посол. Бернс также отметил, что иранское ядерное досье в любом случае будет передано на рассмотрение в СБ ООН.

Итак, создается впечатление, что Иран специально провоцирует Запад, и в первую очередь США. Абсолютно не согласен с теми, кто считает, что ИРИ и не собирается производить атомное оружие. Если бы это было так, то непонятно, почему его руководство так бурно реагирует на рассмотрение этого вопроса в СБ ООН. Не проще ли было открыть все ядерные объекты для инспекций МАГАТЭ, чтобы отмести все подозрения? Фактически мир стал перед непростым выбором – смириться с тем, что иранские муллократы рано или поздно обзаведутся ядерной дубиной, или же путем силового вмешательства предотвратить эту катастрофу. Сложность в том, что военная операция в Иране станет причиной не меньшей катастрофы, чем попадание в руки ополоумевших мулл оружия массового поражения. Как бы то ни было, выбор за США, а они, судя по всему, сначала начинают войны, и только потом задумываются об их последствиях.

АЛИ БАГИРОВ

Еженедельная аналитическая газета "Бакинские ведомости", № 46, 04 марта 2006

www.monitorjournal.com