ПОЛИТИКА

Финансы

ДЕНЬГИ ПАРТИЙ

Политические партии играют очень важную роль в жизни общества, особенно демократического. Именно наличие многопартийности обеспечивает одно из основных условий развития страны – политический плюрализм. В демократических странах смена правительств в результате выборов олицетворяет собой политический маятник, который отклоняется то в одну, то в другую сторону. В наиболее продвинутых странах количество политических партий, по крайней мере ведущих, ограничивается 5-6. Причем делятся они на группы – левые, центристы и правые, либо занимают промежуточное положение между ними.

Зачем платить?

Безусловно, политическая партия в любой стране должна руководствоваться национальными интересами и строить свою работу исходя из этого положения, на основе которого она, в соответствии со своей политической идеологией, должна составлять конкретную программу действий. Но для того, чтобы политическая партия не превратилась в игрушку в руках антинациональных, либо просто зарубежных политических центров, она должна быть финансово НЕЗАВИСИМА. В противном случае, как говорится, – кто платит, тот и заказывает музыку. Всем нам знаком исторический пример, когда кайзеровская Германия, оказав финансовую поддержку Ленину и большевикам, довела своего врага по первой мировой войне до октябрьского переворота, обернувшегося трагедией для миллионов людей. Хотя самой Германии это мало помогло - войну она все равно проиграла.

Интересное предложение

В последнее время весьма серьезно ведется обсуждение вопроса финансирования политических партий за счет государства. Причем такое решение приветствуют не только провластные партии, но и оппозиционеры. Хотя начиналось все с того, что йапуны вдруг решили поинтересоваться, откуда у их оппонентов берутся средства на ведение политической деятельности. Вроде бы все каналы финансирования перекрыты, все под контролем, по крайней мере ни один бизнесмен (в нормальном обществе именно средний класс является основным источником финансирования политических партий) не посмеет в открытую поддержать оппозиционеров. Требование отчитаться вызвало негодование тех, от кого этот отчет потребовали. Оппозиционеры тоже оказались не лыком шиты и поняли, что таким путем власть решила выявить неблагонадежных, посмевших потратить средства, которые она им столь милостиво разрешила заработать, против хозяина. В результате постепенно сформировалось предложение государственного финансирования.

Политический спектр

Теперь, после того, как это предложение было озвучено, начались дебаты по поводу кого и как финансировать. Одни предлагают брать за основу количество членов, другие количество депутатов, третьи количество выдвинутых на выборах кандидатов, четвертые количество полученных голосов, пятые вообще раздать всем сестрам по серьгам, то есть поровну. Но прежде чем перейти к обсуждению возможных вариантов, которые в конце концов должны быть закреплены в соответствующем законе, рассмотрим палитру политических партий, которые имеются на сегодняшний день в Азербайджане.

Начнем с того, что классическое деление партий на левых, центристов и правых в нашей стране не совсем работает. Левое движение, представленное соцдеками и коммунистами, практически не имеет никакой социальной базы, что само по себе нонсенс, так как их социальную базу должны составлять самые бедные слои населения. А таких, даже по официальным данным, 29% населения. Все остальные партии, если посмотреть на их программы, являются либо правыми, либо правоцентристскими. Но самое интересное, что фактически именно здесь и сосредоточена вся политическая жизнь, так как в эту группу входят как сегодняшние власти со своими сателлитами, так и все партии, считающиеся оппозиционными. На сегодняшний день точное количество партий, включая незарегистрированные, большинство из которых фактически состоят из нескольких человек, являющихся их руководством, не знает, наверное, никто.

Когда в бывшем СССР началась перестройка, стало модным создавать кооперативы и малые предприятия, затем пошли ассоциации. После развала Союза эта тенденция продолжилась, и все кому не лень создавали биржи, банки, корпорации, акционерные общества. Сегодня, после того как многие набили себе на этом шишки, практически все эти веяния сошли на нет. А вот создание партий так и осталось хобби, которое не только не отмирает, а даже наоборот, продолжает развиваться. В Азербайджане, где каждый, кто может даже не совсем внятно связать два слова, считает себя способным руководить кем-то, а тот, кто умеет связать целых три слова – великим политиком, число партий, ничем не отличающихся идеологически друг от друга, огромно до неприличия. Причем отличие их в основном заключается в названиях, а в программах его практически нет. А названия то какие: Партия социального благоденствия (ПСБ), Партия великого созидания (ПВС), Партия великого пути (ПВП), Партия Мать-Родина («Ана Вэтэн»), Альянс во имя Азербайджана (АВИА), Партия гражданской солидарности (ПГС), Партия гражданского единства (ПГЕ), «Надежда» («Умид»), Партия демократических реформ (ПДР) и т.д., и т.п. Чем отличается идеология ПСБ и ПСВ от АВИА или АВ, сказать трудно. Разве что первыыми лицами, которые и есть их идеология. Точно так же трудно понять, чем отличается гражданская солидарность, от гражданского единства. Я умышленно не привел названия более известных и авторитетных партий. Большинство из вышеперечисленных партий представлены или были представлены в парламенте страны. А вот названия их, за малым исключением, наверное, мало кому известны. Да и откуда знать о них, если их членов днем с огнем нигде не найти. Достаточно сказать, что почти все эти партии на последних выборах выдвинули по 1-2 кандидата, которых власть благополучно соизволила пропустить в парламент. С другой стороны, крупные партии, вышедшие из шинели Эльчибея, также практически ничем друг от друга идеологически, по крайней мере программно-декларированно, не отличаются. Это относится как к правящей, так и к оппозиционным партиям. Правящая ЙАП сегодня превратилась в аналог КПСС 60-80-х годов, когда количество членов неуклонно увеличивалось в геометрической прогрессии, а идеология приходила в упадок, что и явилось причиной маргинализации, приведшей к моментальному распаду. В оппозиции же представлены партии абсолютно одинаковые как идеологически, так и по поставленным целям. Совершенно ясно, что вместо того, чтобы дробиться по принципу личных амбиций и отношений, им следует объединиться, что позволит им и численно противостоять ЙАП, причем здесь уровень маргинализации, особенно в средних и нижних звеньях, минимален.

Варианты финансирования

Теперь рассмотрим варианты финансирования. Если взять за основу численность, количество набранных голосов или депутатов, то здесь безусловно преимущество за ЙАП. Эта партия в полной мере воспользовалась административными ресурсами, согнав под свои знамена даже тех, кто на самом деле не разделяет ее взглядов на форму управления страной по образцу, начертанному «улу ондаром». По этому же образцу были назначены и депутаты. Крупные оппозиционные партии в лучшем случае имеют в разы меньшее количество членов, а депутатов, можно сказать, вообще не имеют. В то же время, если по количеству членов мелкие партии-клубы имени Х, не могут на что-то сегодня рассчитывать, то наличие 1-2 депутатов даст им преимущество по сравнению с подлинно структурированными и многочисленными, пользующимися поддержкой не менее 30% народа партиями. При этом не исключено, что ради получения финансирования по количеству членов, они начнут их покупать, так же, как покупали голоса. Если бы у нас прошли демократические выборы, то можно было бы за основу взять число депутатов, либо набранных голосов, и тогда не надо было бы ломать голову над принципами финансирования. Но, к сожалению, выборы сфальсифицировали. Значит, эти варианты неприемлемы.

Выделить всем партиям одинаковое финансирование тоже неверно. Это приведет к еще большему стимулированию дробления партий, или вообще созданию партий-одночленов. Что также неприемлемо. Выделять же средства только партиям, представленным в парламенте, будет неверно исходя из того, что парламент не отражает реальную картину предпочтений народа.

Есть еще один вариант - финансировать партии, получившие не менее 1% голосов избирателей. Но это также неприемлемо, по тем же причинам, которые указаны в предыдущем абзаце.

Исходя из всего сказанного выше, можно сделать один вывод – политическая картинка азербайджанского общества сегодня настолько искажена в кривом зеркале антипропаганды, маргинализации и фальсифицированных выборов, что очень трудно определить критерии, по которым должно осуществляться финансирование политических партий.

То есть для того, чтобы объективно оценить значимость каждой партии и ее поддержку народом, необходимо иметь реальную картину выборов, которые и являются главным индикатором. При этом сегодняшняя избирательная система совершенно не способствует развитию политической культуры, носителями которых и призваны быть партии. Мажоритарная система ведет практически к местническому эгоизму, когда представитель какой-либо партии в принципе по итогам выборов оказывается совершенно независим от своих партийных коллег, так как они фактически теряют возможность влиять на него после получения последним в результате каких-то игр места в парламенте. Если бы выборы проводились по пропорциональной системе и место закреплялось не за конкретным лицом, а за партией, то это привело бы к настоящей политической борьбе в рамках Конституции в стенах парламента. В то же время такая система более объективно отражает политические предпочтения народа, чем мажоритарная, конечно при условии верного подсчета голосов. Например, по мажоритарной системе возможен вариант, когда партия, суммарно набравшая больше голосов, получит меньше мандатов, при пропорциональной же системе такое невозможно. Точно так же по пропорциональной системе вряд ли возможно представление в парламенте партий-одночленов. Но у такой системы есть еще одно преимущество - она значительно осложняет подтасовку результатов.

В вопросе государственного финансирования есть одно непреложное правило – финансироваться должны партии общенациональные. То есть партии, которые имеют хорошо структурированную основу и авторитет не менее чем в 2/3 регионов страны. Такой подход приведет к пониманию, что подобные партии соответственно имеют достаточное количество людей, достойных быть выдвинутыми в выборные органы. Кроме того, это привело бы к окончательному краху партий-одночленов и вынудило их лидеров искать свое место в более крупных политических организациях.

Еще одной возможностью консолидации и уменьшения числа политических партий, является ужесточение требований по количеству их членов и охвату регионов. Причем в каждом регионе должен быть установлен нижний предел количества первичных ячеек и членов партии.

Вариант оптимальный, но вряд ли реальный

В нашем случае наиболее верным подходом стало бы финансирование по количеству выдвинутых кандидатов в депутаты. Совершенно ясно, что партия, не сумевшая набрать людей для выдвижения кандидатов в менее чем половине избирательных округов, ни по численности, ни по структурированности и авторитету в обществе, не может претендовать на звание общенациональной. Соответственно она не может претендовать и финансирование из госбюджета.

К сожалению, учитывая состав нынешнего парламента, скорей всего будет выбран один из вариантов, который был оценен как неприемлемый. Ведь на самом деле данная инициатива выдвинута именно для того, чтобы наказать неугодных и поощрить соглашателей, маргиналов и люзоблюдов. Не зря исполнительный секретарь ЙАП Али Ахмедов заявил, что партии, не имеющие ни одного депутата, не должны финансироваться из бюджета, так как не пользуются поддержкой народа. По-моему, у господина Ахмедова мания величия. Иначе он не путал бы желание и поддержку хозяев оккупационного режима с поддержкой народа.

АЛИ БАГИРОВ

Еженедельная аналитическая газета "Бакинские ведомости", № 47, 11 марта 2006


© www.monitorjournal.com | All Rights Reserved