ОБЩЕСТВО

Карабах

КАК МЫ ВОЗВРАЩАЕМ КАРАБАХ

«Листая старую тетрадь расстрелянного генерала, я тщетно силился понять, как ты могла себя отдать на растерзание вандалам?»
Игорь Тальков

В чем истинная причина того, что Нагорный Карабах отдан на растерзание вандалам и почему мы все реже вспоминаем об этом черном пятне в репутации каждого азербайджанского мужчины? Увы, чем дальше крутится колесо времени, тем больше убеждаешься, что армяне ведут себя по отношению к НАШЕМУ Карабаху более патриотично, нежели мы. Дабы  не быть голословным, вернусь в историю.

В книге английского журналиста Томаса де Вааля  «Черный сад» («Гара Баг»), можно встретить следующие строки: «Всю весну 1992 года Степанакерт (Ханкенди – авт.) был в осаде. По официальным данным, в городе проживало 55000 человек.  В течение почти двух лет, не имея наземного сообщения  с Арменией, большинство жителей города фактически находились в западне… Начиная с середины февраля сотни ракет градом сыпались на Степанакерт (Ханкенди – авт.) из Шуши… Все ночи жители  города проводили в подвалах своих домов;  сначала освещение было газовым, когда же подача газа прекратилась, стали жить при свечах. Утром  люди выбирались наружу, чтобы сходить за водой к роднику в нескольких километрах от города. Продовольствие и медикаменты были на исходе». Приведу еще один момент. В своем интервью от 7 октября 1997 года лидер карабахских сепаратистов Аркадий Гукасян заявил: «Как бы плохо ни жили люди, есть святые  вещи, от которых они не откажутся ни при каких обстоятельствах».

А теперь вспомните, как мы, азербайджанцы, сдавали свои города?  Шушу мы сдали почти без боя, да и в ходе всей карабахской войны мы не выдержали того, что сумели пережить армяне из Ханкенди. А что произошло после войны? Увы, опять ничего, что могло бы вернуть Карабах. Более того,  вынужденные переселенцы  из оккупированного армянами Карабаха, то есть люди, которые кровно должны быть заинтересованы в освобождении наших земель, все больше приспосабливаются к бакинской жизни. Они уже не стыдятся статуса «гачгын», умело конвертируя его в материальную выгоду.  Более того, они считают, что не они, а бакинцы должны  возвращать отнятые армянами земли их дедов и прадедов. Такую сакраментальную мысль высказал мне водитель такси по имени Кямран. Он – беженец из Кяльбаджара. «Довольно мы жили горах и районах. Теперь мы хотим жить в столице. И пусть бакинцы попробуют вернуть Карабах. Я посмотрю, как это у них получится», с пеной у рта кричал в своей великолепно отделанной «шестерке» Кямран. В салоне звучала веселая композиция. А на дворе стояло 6 апреля – день оккупации Кяльбаджара.

АКПЕР ГАСАНОВ

Еженедельная аналитическая газета "Бакинские ведомости", № 13 (51), 08 апреля 2006


© www.monitorjournal.com | All Rights Reserved