ЛЮДИ

Интервью

Эльдар Намазов:
«ВЫНУЖДЕННЫЙ МИР СЕЙЧАС НАМ НЕ ГРОЗИТ»


Процессы, развивающиеся вокруг иранской проблемы, не могут не беспокоить общественность Азербайджана. Наша страна может оказаться одной из первых пострадавших при трансформации словесной перепалки между США и Ираном в боевые действия. По этому поводу мы попросили ответить на интересующие нас вопросы политолога Эльдара Намазова.

- Эльдар бей, как вы расцениваете приглашение Ильхама Алиева в США и отзыв посла Рино Харниша раньше срока? Не является ли это признаком того, что Вашингтон вносит коррективы в свою политику в отношении Азербайджана?

- Особых изменений в политике США по отношению к Азербайджану ждать не стоит. В своей внешней политике Белый дом ставит во главу угла несколько факторов. Это вопросы региональной безопасности, энергетические интересы и демократия. И особых изменений в приоритетах США пока не наблюдается. Правда, у нас вызывает определенные сожаления тот факт, что обеспечение энергетических интересов и решение вопросов региональной безопасности порой наносит ущерб демократическим процессам.

- В цепочку решения вопросов региональной безопасности наверняка входит и иранский вопрос. Какая, по вашему мнению, роль в этом вопросе отведена нашей стране?

- Одной из важных проблем региональной безопасности, наряду с карабахским конфликтом, является и проблема иранской ядерной программы, которая в последние месяцы выдвинулась на первый план не только в нашем регионе, но и во всем мире. Я думаю, что азербайджанская пресса иногда чересчур преувеличивает возможную роль нашей страны в этих процессах. В связи с этим мне вспоминается дискуссия в турецкой прессе накануне военной операции в Ираке. Тогда многие турецкие обозреватели были убеждены, что без помощи Турции США вообще не смогут начать военные действия. При этом они ссылались на то, что на территории их страны находятся крупные военные базы американцев, например, такие как Инджирлик и, естественно, Вашингтон был заинтересован в использовании уже дислоцированных в Турции военных частей. Но, несмотря на эти прогнозы, США решили обойтись без поддержки Анкары. Она была практически исключена из этого процесса и, в конечном счете, это отразилось на интересах самой Турции. В Азербайджане же нет американских военных баз. Поэтому, я думаю, не стоит преувеличивать роль АР в возможных военных операциях США против Ирана. Тем более, учитывая то, что это будет не сухопутной операцией, а нанесением воздушных ударов по конкретным объектам, на которых Тегеран претворяет в жизнь свою ядерную программу.

- А если Азербайджан «включат» в антииранскую коалицию, хотя бы в роли гуманитарного помощника, не может ли это послужить причиной нанесения удара и по нашей стране, как по наиболее досягаемой цели?

- Такая угроза существует, даже если Азербайджан сохранит полный нейтралитет. В случае удара американских военных по Ирану, эта страна не сможет нанести ответный удар непосредственно по территории США. Для этого у нее нет достаточных технологических возможностей. Но Тегеран постарается нанести ущерб американским компаниям, работающим на территории ближайших стран. В Азербайджане есть американские нефтяные компании, они имеют свою часть собственности в наших нефтяных ресурсах. В случае войны возможная агрессия Ирана против АР представляет для нас достаточно серьезную угрозу, и мы должны в этом плане предпринять все необходимые меры для того, чтобы обезопасить свою территорию от возможных диверсий.

- Но ведь и Россия может попытаться воздействовать на ситуацию посредством своего «форпоста». Армения может спровоцировать возобновление конфликта в Карабахе и нанести удар по тем же объектам…

- Такой вариант развития событий возможен. Как мне кажется, в этом вопросе наши власти заняли очень странную позицию. Дело в том, что возобновление боевых действий в Карабахе на данный момент нам не выгодно. Азербайджан стоит в преддверии получения высоких прибылей от транспортировки нефти по трубопроводу Баку – Тбилиси - Джейхан и в ближайшие несколько лет мы можем получить до $100 миллиардов прибыли от реализации данного проекта. то является стратегическим преимуществом Азербайджана, которым мы должны умело и эффективно воспользоваться для изменения баланса сил в регионе в свою пользу. И когда мы стоим на пороге получения этих преимуществ, почему-то азербайджанский официоз и некоторая часть проправительственных СМИ начали такую бравурную кампанию. Война в 2006 году больше выгодна Армении, чем Азербайджану. Наши соседи понимают, что в ближайшие 3-4 года мы значительно усилим свою экономическую и военную мощь. В пропагандистском плане армяне действую как всегда очень хитро. Сегодня они выступают с миролюбивыми заявлениями, а сами проводят военно-штабные учения в Карабахе, отрабатывая возможность нанесения удара по Азербайджану. У нас происходят прямо противоположные процессы. Серьезных военных приготовлений не ведется, но идет словесная война и абсолютно ненужное нагнетание напряженности. Это может привести к тому, что если даже по инициативе Армении будут возобновлены боевые действия, то мировое сообщество все равно посчитает, что войну спровоцировал именно Азербайджан.

- Не может ли привести нынешнее положение дел к тому, что США и другие страны, вовлеченные в переговорный процесс, навяжут нам мир, который нас не устраивает?

- Такие прецеденты, когда какую-то страну просто вынуждают смириться с вердиктом международного сообщества, существуют. Но это же правило можно отнести не только к Азербайджану, но и к Армении. Я пока не вижу элементов принуждения к миру. Подобные методы применяются, когда одна сторона объявляется явным агрессором и ее вынуждают отказаться от своих замыслов. Но, если международное сообщество фактически ставит на одну доску и Армению, и Азербайджан, если оно призывает к мирным переговорам между нами, то вынужденный мир в ближайшее время нам не грозит.

- Что вы можете сказать по поводу предложений Дартмутской конференции? Приемлемы ли они для нас?

- Дартмутская конференция работала около 5 лет. В результате этих достаточно сложных переговоров была выработана новая формула, которая может удовлетворить обе стороны. По крайней мере, в Азербайджане и Армении есть политические силы и общественные круги, которые восприняли эту формулу как разумный компромисс. Сейчас на переговорах сталкиваются две диаметрально противоположные позиции. Азербайджан требует немедленного освобождения оккупированных территорий, а взамен обещает мир. Вопрос статуса мы хотим оставить на будущий этап переговорного процесса. Армения требует предоставления статуса независимости Нагорному Карабаху взамен на освобождение оккупированных территорий. Эти две формулы взаимоисключают друг друга. Дартмутская конференция предложила следующее – мир и промежуточный статус в обмен на освобождение оккупированных территорий.

Новым элементом является понятие «промежуточный статус». Как оговорено в рамочном документе Дартмутской конференции, он не является дипломатическим, правовым. Это не является признанием Карабаха независимой стороной. Промежуточный статус вытекает из тех обязательств, которые армянская община Карабаха возьмет на себя в процессе освобождения оккупированных территорий и возвращения беженцев. Если это случится, то будет комплекс вопросов, который будет решать не только Армения, но и армянская община в Карабахе. В рамках этих обязательств мы можем признать армянскую общину Карабаха стороной, выполняющей их. Это достаточно гибкая формулировка. Сопредседатели Минской группы ОБСЕ ознакомившись с предложениями Дартмутской конференции посчитали их довольно интересными и перспективными. Эти предложения также доведены до сведения руководства Армении и Азербайджана. Но, пока еще процесс протекает по традиционным формулам и сопредседатели МГ ОБСЕ хотят довести его до логического конца.

Беседовал АЛЕКПЕР МАМЕДОВ

Еженедельная аналитическая газета "Бакинские ведомости", № 15 (53), 22 апреля 2006
© www.monitorjournal.com | All Rights Reserved