ОБЩЕСТВО

Взгляд

ПРИМИТИВНАЯ ВОЙНА
Азербайджанцы и армяне так и не смогли стать воинственными, в истинном значении этого слова

Военные действия это дорогое занятие, приносящее убыток государству и бедствия народу. Поэтому война должна быть быстрой, эффективной и мобильной. Затягивать войну негуманно по отношению к своему народу и по отношению к противнику.
Сунь Цзы


"Мы потеряли многое, может быть, все. Но одно останется с нами навсегда: благодарное воспоминание о тебе, блистательная армия, и о мощной борьбе, которую ты вела. Сохранить эти воспоминания — это долг каждого, кто не только своим оружием боролся за будущее Германии, но и готов был отдать за эту святую цель свою жизнь”, — так писал в 1931 году в предисловии своего романа стальных грозах” Эрнст Юнгер.

Много книг было написано представителями немецкого народа и после второй мировой войны. Об этой же великой сече были написаны книги и сняты фильмы и русским народом. Для многих писателей и философов этих двух народов войны стали не только вооруженным столкновением, но и попыткой осознать истинное предназначение своей нации и государства, их глубинную суть и вселенские задачи. Напряженная реальность войны становилась истинной реальностью, разрушая своей динамикой иллюзорные ценности, возвращая мир к суровому и простому ощущению бытия.

Азербайджанцы тоже писали книги и снимали фильмы про карабахскую войну. Продолжают это делать и по сей день. Но азербайджанцам и армянам никогда не стать русскими, а тем более немцами. Так что же для нас и армян означает война?

Кровавые столкновения, в какие вступили армяне и азербайджанцы, явились для наших народов совершенной неожиданностью. Карабахская война стала важным, возможно, даже главным элементом биографии народов, убаюканных долгие годы идеями о дружбе. Все мы поняли, что безжалостные стычки между народами - это не пережиток средневековья, а реальность наших дней. Реальность, обнажившая истинную суть вещей.

Но кто из нас задумался над тем, что война - это искусство, присущее великим народам? Как бы странно это ни звучало, ведь нам не удалось вести цивилизованную войну. В карабахской войне полностью отсутствовали (и по сей день отсутствуют) элементы настоящей войны — уважение к противнику, своеобразный боевой этикет и эстетика. Все это окончательно разрушено разнузданной примитивной пропагандой.

То, что происходит между нами, стыдно даже называть войной, так как дискредитирует само это понятие. Разумеется, Азербайджан и Армения безнадежно далеки от имперского и героического типа цивилизации. Поэтому в квазивойне между этими странами путь героизма лежит через полное уничтожение противника. Для армян и азербайджанцев война не выступает как искусство, которое должно приносить эстетическое наслаждение. Она является разрушительным конфликтом, который сопровождается громкими, необоснованными лицемерными лозунгами. Может, для кого-то войны являются началом “героического реализма”, закалкой, в которой стальных грозах” обретает форму новый тип человека. Но только не для азербайджанцев и армян. Наши народы так и не смогли стать воинственными, в истинном значении этого слова.

Война должна восприниматься не только как сражение за определенные территории, но и как испытание человеческого духа, который только в огненной реторте войны обретает свою истинную чистоту и силу. Ницше, например, был убежден, что война - это самое естественное проявление человеческой жизни, в ее отсутствие начинают преобладать застой и вырождение, только в войне народ может обновиться, обрести динамику. Но применительно ли это понятие для нас и армян? Была ли воспринята карабахская война, прежде всего, как подъем, как великий исторический акт, как радостное начало, отказ от обыденности, освобождение от застоя, сделавшегося уже невыносимым, как призыв к чувству долга и мужеству, — словом, как некое героическое празднество. Однозначно нет!

Так как все ценности в наших странах бытуют в псевдоформах, естественно, и война должна была быть псевдовойной. Поэтому наши армии не смогли явить собой тип людей, исповедовавших духовную ценность войны. И по этой причине карабахский конфликт напоминает войну, которая ведется между человеческими племенами, находящимися в примитивной стадии культуры.

Отрицая и пытаясь уничтожить все ценности противника, мы упускаем из виду, что наши народы - это две половинки одного яблока (наподобие евреев и арабов). Схожи наши амбиции, алчность, тщеславие, бахвальство, необоснованное высокомерие. Только мы можем спорить, кому принадлежит та или иная музыка, долма, хаш, шашлык, балабан-дудук, тар, кяманча. Только мы можем обвинять друг друга в плагиате, уничтожении мечетей, хачкаров, церквей. Поэтому войну, которая ведется между нашими народами, невозможно назвать серьезной. Это, собственно, даже не война, а систематическое истребление друг друга. Никакими патриотическими слоганами нельзя оправдать нетерпимость к культуре и традициям соседей. Мы не хотим понимать, что терпимость - это не только моральный долг, но и политическая, и правовая потребность. Не хотим понимать, что терпимость — это добродетель, которая делает возможным достижение мира и способствует замене культуры войны культурой мира. Ужасно, когда армяне избивают владельца гастронома, продающего азербайджанские консервы, а наши ура-патриоты объявляют слушателей Боки или пьющих армянский кофе врагами народа (только носители богатого культурного и духовного наследия способны слушать музыку противника, поэтому никому в СССР и в голову не приходило запрещать Баха или Бетховена во время второй мировой. Или же объявлять их русскими композиторами). Неправильно видеть в каждом азербайджанце, посетившем Армению или Карабах, предателя. Абсурдно, когда армяне избивают учителя, который предлагает своему народу попросить у азербайджанцев прощения за Ходжалы.

И кто может утверждать после всего этого, что мы не похожи?

ФЕНАСИ КЕРИМ, batonoboton@yandex.ru

Еженедельная аналитическая газета "Бакинские ведомости", № 15 (53), 22 апреля 2006

© www.monitorjournal.com | All Rights Reserved