ИСТОРИЯ

Трагедия

ЧЕРНОБЫЛЬ – ОШИБКА СИСТЕМЫ
Подобное должно было случиться

На этой неделе, 26 апреля исполнилось 20 лет со дня самой крупной за всю историю человечества техногенной катастрофы. В 01.23 ночи на четвертом блоке Чернобыльской АЭС, находившейся в 130 км от Киева, прогремел взрыв, в результате которого произошло полное разрушение реактора с выбросом в атмосферу огромного количества радиоактивных веществ. Советское руководство, которое к тому времени провозгласило «перестройку и гласность», по привычке попыталось скрыть эту катастрофу. Мир узнал об аварии от шведов, обнаруживших радиоактивное облако. Только после этого 29 апреля (через 3 дня!) программа «Время» дала небольшую информацию об аварии и двух погибших, но при этом было заявлено, что радиационная обстановка стабилизирована! Ничего себе стабилизирована. В результате аварии в атмосферу было выброшено 520 опасных радионуклидов. Общее количество радиации составило 50 миллионов Кюри, в 30—40 раз больше, чем при взрыве атомной бомбы в Хиросиме.

До сих пор нет единой версии аварии. Хронология аварии следующая. На станции проходил запланированный эксперимент по определению возможности работы охлаждающего цикла при резком падении мощности реактора. В 01.23 с интервалом в 18 секунд один за другим прогремели два взрыва, полностью разрушившие весь реактор.

Использовавшийся на Чернобыльской АЭС графитоводный РБМК-1000 (реактор большой мощности канальный), строившийся только в СССР, считался более простым и надежным, чем водо-водяные энергетические реакторы (ВВЭР), нашедшие широкое применение во всем мире, так как не требовал сильнообогащенного урана. Это означало, что "ядерной бомбой" реактор не станет ни при каких условиях. Правда, из "лишнего" урана-238 образуется оружейный плутоний-239, но это считалось скорее преимуществом, чем недостатком. Только потом, после катастрофы выяснилось, что вообще все реакторы, производившиеся в СССР, не отвечали требованиям безопасности. В этом признались сам разработчик – академик Александров, министр энергетики и глава Госатомнадзора на секретном заседании Политбюро в связи с аварией. Между прочим, как признался бывший замдиректора ЧАЭС Александр Коваленко, чернобыльский реактор изначально был предназначен для получения не электроэнергии, а оружейного плутония. «Когда в 60-х годах руководители партии и государства поставили задачу срочно создать атомную электростанцию, к этому реактору приделали, как мы говорили, «хвост» - то есть турбину, которая и вырабатывала электроэнергию», - сказал Коваленко. Самое интересное, что до катастрофы на советских АЭС случалось немало аварий, но никто палец о палец не ударил для повышения мер безопасности. «В одиннадцатой пятилетке на станциях допущены 1042 аварийные остановки энергоблоков, в том числе 381 на АЭС с реакторами РБМК. На Чернобыльской АЭС таких случаев было 104, из них 35 — по вине персонала. На первом блоке этой станции в сентябре 1982 года произошла ядерная авария с разрушением технологического канала и выбросом тепловыделяющей сборки графитовой кладки (...)» - это слова из доклада председателя правительственной комиссии по Чернобылю, заместителя председателя Совета министров СССР Бориса Щербины. 17 марта 1984 года в специальном сообщении КГБ под грифом «секретно» было указано на выявленные недостатки проектирования третьего и четвертого блоков ЧАЭС. Аналогичный документ фиксируется в июле 1985-го, где был упомянут и пятый энергоблок. В феврале 1986 года (всего за 2 месяца до катастрофы!) в специальном сообщении говорилось о возможных негативных последствиях снижения мощностей энергоблоков станций. Но, как говорится, пока гром не грянет …

Итак, что же произошло? По официальной версии, после снижения мощности внутри реактора начал накапливаться радиоактивный ксенон-135, мешающий цепной реакции. Чтобы выбраться из этого состояния самостоятельно, реактору требуется больше суток. Операторы попробовали устранить это состояние, выведя из реактора защитные графитовые стержни. Реактор пошел «вразнос».

Согласно общепринятой версии (одобренной, в том числе, и МАГАТЭ), ядерное топливо вступило в реакцию с водой, выделяя водород. Взрывом подбросило вверх 1000-тонную крышку реактора, которая упала вниз ребром и разрушила уцелевшие конструкции. Во всем этом была одна непонятная деталь. Реактор был снабжен массой систем защит, которые должны были предотвратить случившееся и заглушить его до критического момента. Оказалось, что персонал проявил «солдатскую сообразительность» и, как сообщил атомный министр РФ А.Ю. Румянцев в своем недавнем официальном интервью, заблокировал действие систем защиты, «одни кнопки расклинив, другие – заклеив скотчем». Вот она традиционная советская безалаберность вкупе с повышенным рабочим энтузиазмом!

Кстати, помимо систем автоматики, на Западе реактор еще помещают в специальную оболочку, которая должна предотвратить выброс в атмосферу именно в таких случаях. В СССР ни один реактор такой оболочки не имел! Вместе с топливом из реактора выбросило на двухкилометровую высоту взвесь куда более радиоактивных продуктов - цезия-137, стронция-90, иода-135 и других. В атмосфере взвесь разделилась на две струи, одна из которых направилась на север, к Белоруссии, а другая - на запад. Когда на третий день ветер сменился на южный, он понес уже заметно "разбавленное" облако в Киев. Спустя еще несколько дней повышенный радиационный фон заметили в странах и Восточной, и Западной Европы.

А в то время как ликвидаторы аварии получали смертельные дозы облучения, руководство страны думало над тем, как скрыть произошедшую катастрофу. Только благодаря настойчивости академика Легасова было эвакуировано население окружающих районов, подвергшихся радиоактивному заражению. Сам академик, очень много сделавший для преодоления последствий впоследствии выступил с докладом на сессии МАГАТЭ, где открыто признал все ошибки – организационные, технические, политические, приведшие к катастрофе. Однако это ему обошлось дорого. Сначала его не избрали в технический совет института, в котором он был первым заместителем директора, а затем лично Горбачев вычеркнул его имя из списка представленных к званию Героя Соцтруда. Два таких удара 52-летний академик, страдавший острой лучевой болезнью, «заработанной» в Чернобыле, не выдержал и покончил собой за месяц до 2-й годовщины катастрофы.

Последствия чернобыльской аварии затронули миллионы человек в Украине, Белоруссии, других странах Европы. Десятки погибли уже через несколько недель, сотни и, возможно, тысячи - в течение последующих лет. Однако точных данных о количестве пострадавших нет до сих пор, так как выкладки различных агентств и статистических управлений разнятся порой весьма значительно. Не совсем ясен и вопрос с количеством ликвидаторов последствий взрыва реактора. Сразу же после катастрофы на место стали перебрасывать военнослужащих, резервистов, после появились и добровольцы. Вероятно поэтому, число тех, кто участвовал в дезактивации зараженного пространства вокруг разрушенного реактора и окружающей местности в 1986 - 1987 годах, варьируется от 200 до 800 тысяч человек. По мнению экспертов из ООН, в категорию ликвидаторов попадает 227 тысяч человек, остальные - это переселенцы, эвакуированные с опасных территорий. По данным МАГАТЭ, общее количество людей, получивших высокие дозы облучения, достигает более 600 тысяч человек. Помимо ликвидаторов, это переселенные жители 30-километровой зоны отчуждения – 116 тысяч человек, и 270 тысяч жителей из наиболее загрязненных радиацией местностей.

По сведениям МАГАТЭ, численность населения Белоруссии, Украины и России, в данный момент проживающего на зараженной территории, составляет около 5 миллионов человек. Около 100 тысяч человек находятся на территориях, которые в советское время были признаны зонами особого контроля.

Между тем из просочившихся в прессу материалов секретных заседаний Политбюро выясняется, что сразу после трагедии руководство страны прилагало все усилия для сокрытия правды. Что интересно, так это результаты голосования. Все решения были приняты единогласно! Ни один из высших сановников государства не попытался даже сделать предложение поставить народ в известность (в том числе и Г.Алиев, являвшийся членом Политбюро). Более того, по всей стране, в том числе в Киеве, который тоже был накрыт радиоактивным облаком, прошли массовые первомайские демонстрации. На заседании оперативной группы Политбюро от 1 мая 1986 года было решено: «Направить в районы, прилегающие к зоне размещения Чернобыльской АЭС, группу советских корреспондентов с целью подготовки материалов для печати и телевидения, свидетельствующих о нормальной жизнедеятельности этих районов». Нормальная жизнедеятельность в районе радиоактивного поражения! Кошмар! Заслать бы туда все партийное руководство для «нормальной жизнедеятельности». А ведь это уже не времена застоя.

Накануне каждой чернобыльской годовщины Политбюро разрабатывало «План упреждающих контрпропагандистских акций». За запланированную ложь накануне первой годовщины катастрофы 10 апреля 1987 года проголосовали, как всегда, единогласно на Секретариате ЦК КПСС (совершенно секретный протокол N46): «...Голосовали: тт. Горбачев — за, Алиев — за, Воротников — за, Громыко — за, Лигачев — за, Рыжков — за, Соломенцев — за, Чебриков — за, Шеварднадзе — за, Щербицкий — за».

«За» было всегда стопроцентным. В то же время между собой они откровенно называли последствия взрыва в Чернобыле «последствиями малой войны» (Громыко), сравнимыми с «применением оружия массового уничтожения (Горбачев, маршал Соколов). Но это положено было знать только «жрецам». «Чернь» же уверяли, что «здоровью людей ничего не угрожает» и реэвакуировали беременных женщин и детей в радиоактивные зоны.

Среди ликвидаторов были и наши сограждане. Полученные ими дозы облучения требуют особого медицинского контроля. Им было предоставлено определенное количество льгот, которые затем отменили. Но самое главное - они лишены права на нормальное медицинское обслуживание. Можно ли говорить о таком обслуживании в системе, созданной под руководством человека, в свое время голосовавшего за «План упреждающих контрпропагандистских акций»? Тем более, что эту медицину развалил один из его самых приближенных людей, ныне обитающий на нарах в СИЗО МНБ. Кстати, льготы ликвидаторам тоже отменил Г.Алиев. Да, они получают пенсию – 340000 манатов. Но что значат эти деньги для хронически больных людей. Ведь им необходимо ежегодно проходить диспансеризацию, что в условиях нашей «бесплатной медицины» влетает в копеечку. Кроме того, постоянно нужно переливание крови, раз в два-три года пересадка костного мозга – операция, которую в Азербайджане не проводят, постоянный прием лекарственных препаратов, тоже не дешевых. У этих людей ослаблена иммунная система. Помимо лучевой болезни, они подвержены риску раковых заболеваний, так как мутации, производимые радиацией, приводят к появлению раковых клеток. Сегодня же нельзя рассчитывать на нормальное медицинское обслуживание даже при самых простых заболеваниях типа ОРЗ, не говоря о уже лучевой болезни.

И еще одна аналогия, в свете недавних событий. В то время как птичий грипп не только приблизился к нашим границам, но и уже начал забирать на тот свет наших соплеменников, азербайджанский официоз трубил об отсутствии всякой опасности, пока лондонская лаборатория не разоблачила их ложь.

Урок Чернобыля не пошел впрок. Какая разница, что угрожает здоровью людей – радиация, птичий грипп, чума, холера, сибирская язва? Когда правителям наплевать на народ, они прежде всего думают о своем спокойствии. Так поступает и наша власть. Чем еще раз доказывает, что она плоть от плоти и кровь от крови Политбюро неважно какой партии, важно только то, что эта партия-узурпатор.

АЛИ БАГТРОВ

Еженедельная аналитическая газета "Бакинские ведомости", № 16 (54), 29 апреля 2006
© www.monitorjournal.com | All Rights Reserved