ОБЩЕСТВО

Тенденция

ИДОЛОФРЕНИЯ

Мы уже стали замечать в каждом учреждении и даже частном предприятии портреты молодого президента. Книжные магазины изобилуют книгами, посвященными ему. Про него уже слагаются песни и стихи. Выпускники художественного училища считают своим долгом нарисовать его портрет. И как бы ни старался наследник создать культ покойного Гейдара Алиева, многие в нашей стране уже поняли, кому нужно лобызать пятки, справедливо полагая, что лучше это делать живому президенту, чем памятнику.

Можно сойти с ума. У основной массы азербайджанцев отношения с властью выходят за рамки цивилизованных. Они или испытывают перед властью восторженный трепет, или, наоборот, ненавидят власть во всех ее проявлениях. На мой взгляд, к власти надо относиться как к прислуге. То есть уважать ее труд, вовремя платить ей зарплату. Но если, вместо того, чтобы мыть посуду, она начинает хамить, — немедленно уволить. И нанять другую. А чем занимаемся мы?

Все эти портреты, бюсты и пр. вызывают у нормального человека брезгливое отношение. И ввергают в состояние уныния, потому что в этом смысле никаких перемен к лучшему в стране не наблюдается. Если человек очень сильно любит власть и откровенно демонстрирует свою любовь, значит, чего-нибудь хочет украсть или уже украл. Подобострастие заразно и перерастает в кумиротворение или идолофрению. Подобная болезнь есть везде, но у нас она принимает особо затяжные формы с тяжелыми осложнениями. Может быть, потому что в Азербайджане на протяжении веков царило самовластие. При всех абсолютистских монархиях, при дворах всяких Людовиков и Карлов льстецов было предостаточно. Но Европа уже сотни лет живет в условиях демократии, при которой лесть стала почти бесполезной. А политическая элита нашего предполагает, что карьеру можно делать в значительной степени только через подхалимаж.

Поэтому у нас процесс лизоблюдства поощряется. И поэтому у особо расторопных творческих личностей и растет вдохновение (быстрее, чем ВВП) любимого президента нарисовать, изваять, прославить в стихах и песнях в надежде, что эти усилия будут благосклонно замечены. Люди, ваяющие или рисующие портреты высшего лица, всегда рассчитывают что-нибудь с этого получить. А в демократических странах, в той же Германии, к примеру, вы можете сколько угодно рисовать или ваять канцлера — ничего за это вы не получите. Ни привилегий вам не дадут, ни мастерской, ни галереи не одарят, ни в должности не повысят. Даже если канцлеру какая-нибудь работа и понравится (люди вообще падки на лесть), у него и власти-то такой нет — награждать угодивших ему художников или писателей.

Я вовсе не считаю, что президента надо всегда ругать. К тому же у Ильхама Алиева есть качества, которые располагают к себе людей. Он отличается от своего отца тем, что молод, энергичен, любит выпить. Человек, избранный народом на высший пост, заслуживает того, что я называю презумпцией уважения. Судить же его надо по делам, трезво, но с панегириками не торопиться. А вдохновенные дифирамбы лицу, находящемуся при исполнении служебных обязанностей, я бы расценивала как оскорбление общественной морали и покушение на государственные устои. Подобострастие представляет для общества такую опасность, что ему следует уделить специальную статью в Уголовном кодексе. А если это невозможно, то я создала бы специальную общественную комиссию или жюри, которое ежегодно определяло бы наиболее преуспевших на почве угождения власти и отмечало бы их усилия скульптурным изображением льстеца с языком. Как вам идея?

КАМА СУТРОВА, kamilla_sutrova@yahoo.com

Еженедельная аналитическая газета "Бакинские ведомости", № 16 (54), 29 апреля 2006
© www.monitorjournal.com | All Rights Reserved