САТИРА

Оппозиция

РАЗОЧАРОВАНИЕ ЧАЙХАНЫ,
или четыре революционных мгновения весны

Сразу после того, как глава государства получил приглашение в Вашингтон, это известие облетело всю страну. Злопыхатели и недоброжелатели молодого и перспективного президента несколько дней приходили в себя от неожиданного удара. Как известно, официальный визит в Вашингтон и счастье перекинуться парой слов с президентом США является основным критерием, по которому можно судить – легитимен тот или иной глава государства или же не очень. Оправившись от нокаута, лидеры оппозиции тут же провели около дюжины пресс-конференций, во время которых заявили о своем несогласии с решением Белого дома.

Белый дом никак не отреагировал на эти выпады. Тогда оппозиционеры собрались в одной из центральных чайхан города и провели там говорящую акцию протеста. Бакинская полиция отреагировала моментально – за попытку госпереворота и дестабилизацию обстановки в стране, пособничество международным террористам и покушение на жизнь высокопоставленных членов правительства было арестовано около 200 человек. Затем, согласно законодательству они предстали перед судом, получили различные сроки заключения - от 3 до 10 лет - и через день, под огнем критики международных организаций, все как один были амнистированы.

Как раз в тот момент, когда самолет президента оторвался от взлетной полосы Бакинского аэропорта им. Гейдара Алиева, оппозиционеры собрались на очередное обсуждение наболевших вопросов. Первым слово взял аксакал международного класса, гражданин с внушительным стажем эмиграции и признанный борец за демократию Джасур бей, который жил в другой стране и участвовал во всех революционных начинаниях посредством телефона:

- Братья и сестры! По имеющейся у меня информации, вместе с президентом в США выехали почти все члены правительства. Во властных структурах не осталось ни одного человека, способного оказать нам сопротивление. Так чего мы ждем? Давайте обратимся к народу и призовем его к революции. Учтите, что завтра может быть уже поздно.

- А вы сами, Джасур бей, не хотели бы приехать и принять участие в этом… хм… мероприятии? – спросил его коллега из Партии Народного спорта.

- Я? А при чем тут я? Во-первых, я занят. У меня просто нету времени на такие мелочи. Во-вторых, вас там целая толпа – вы что, без меня не можете даже революцию совершить?

- Представьте себе – не можем, - с иронией ответил другой оппозиционер из блока «Конформизм на все времена». – Может, все-таки снизойдете до нашей скромной страны и приедете, так сказать, помочь нам?

- Хорошо. Я обязательно приеду. Года через три. Но пока я не могу…

- В таком случае через три года и поговорим, - отрезал национал-конформист и нажал кнопку отключения на телефоне. – Тоже мне, советчик… Что будем делать, господа? Неужели мы упустим такой удобный момент для революции?

- Может, свяжемся с нашими западными коллегами? – с надеждой спросил оппозиционер из Партии обратной зависимости.

- Я с ними уже говорила, - вступила в разговор председатель движения «Демократия из-за границ». – Они сообщили, что очень обеспокоены подавлением свобод и нарушением прав человека в Азербайджане.

- А толкового ничего они не сказали?

- Сказали, конечно. Они посоветовали придерживаться исключительно мирных методов борьбы и пообещали навещать нас потом в тюрьме.

- Так, понятно. Тогда давайте приступать к решительным мерам, - предложил глава Народного спорта. – Предлагаю созвать народ на площадь Азадлыг, а оттуда направить людские массы к президентскому аппарату.

- Нет. Так не пойдет, - возразил национал-конформист. – Давайте сначала отправим письмо в мэрию, чтобы все было по закону.

- Вы собираетесь совершить революцию или вам опять не терпится получить несколько ударов дубинкой? Кто же идет на штурм власти, предупредив об этом всех вокруг? – удивилась председатель движения «Демократия из-за границ».

- Хорошо. Не будем никого предупреждать, - согласился национал-конформист. – Но давайте определимся, кто из нас станет президентом в случае победы народной революции.

- Как это – кто станет президентом? – удивился глава Народного спорта. - Конечно же – я!

- Приехали. А почему не я? – возмутился конформист.

- Да потому, что вы уже не пользуетесь прежней поддержкой трудящихся и спортсменов. А я, наоборот, очень даже популярен.

- Хочу вам напомнить, что мне не нужны никакие государственные должности и посты, - тихо сказала председатель «Демократии из-за границ». – Вы сами прекрасно знаете, что несколько лет назад во имя спасения нации я отказалась от всего. Но, по имеющейся у меня информации, люди хотят видеть в качестве президента страны только меня.

- Откуда у вас такая информация?

- Мои люди проводили опрос среди членов нашего движения.

- А на улице они никого поспрашивать не пытались? – не унимался шеф Народного спорта.

- Меня не интересует мнение людей с улицы. Мне достаточно мнения тех, кого я знаю лично…

Дебаты продолжались около двух часов. Наконец, было решено провести предварительные выборы среди членов всех оппозиционных партий и движений. На подготовку ушло два дня и только на третий день началось голосование. Подсчет показал, что члены партий и движений одинаково не хотят видеть кого-либо из их лидеров в качестве президента. Тогда лидеры решили провести еще одно собрание. Они встретились в том же месте, что и в прошлый раз, и вновь приступили к обсуждениям.

- Я не пойму, почему вы не хотите, чтобы я был президентом. Это, в конце концов, пойдет только на пользу и мне, и вам, и народу, - говорил народноспортовец.

- То, что это пойдет тебе на пользу – это точно, - возражал конформист. – А вот насчет нас и народа – это бабушка надвое сказала. Я ни в коем случае не допущу, чтобы на посту президента против воли народа оказался случайный человек. Поэтому сразу после революции предлагаю провести всенародное голосование…

Споры продолжались до утра. Когда уже все потеряли надежду найти компромисс, в комнату вошел один из активистов оппозиционного движения.

- Только что нам сообщили, что президент вернулся в страну.

В комнате повисло гробовое молчание. Наконец национал-конформист подал голос:

- Это сильнейший удар по демократии в Азербайджане.

- Согласен, - кивнул председатель Народного спорта. – Я бы даже сказал, что это очередное предательство Запада. Они не должны были отпускать его так рано. Предлагаю отправить письмо президенту США и выразить наше возмущение тем, что в политике Вашингтона по отношению к Азербайджану четко просматриваются двойные стандарты.

Революционеры быстро составили нужный документ и отправили в США. Ответ последовал через три дня. В письме президента США азербайджанским оппозиционерам было сказано: «Ребята, я ни в чем не виноват. Я сделал все что мог и удерживал его целых четыре дня. Большего срока не могли выдержать ни я, ни мой народ. Обещаю, что в следующем году опять вызову его к себе и попытаюсь удержать дней 5. Больше ничем помочь не могу. С сочувствием, Джордж».

АЛИ МАМЕДХАНЛЫ

Еженедельная аналитическая газета "Бакинские ведомости", № 16 (54), 29 апреля 2006
© www.monitorjournal.com | All Rights Reserved