ВЗГЛЯД

Портрет

АКИФ НАГИ – НЕСОСТОЯВШИЙСЯ «ТЕРРОРИСТ»
Кто виноват в том, что наблюдается девальвация понятия «освободительное движение»?

Не стану кривить душой: когда я впервые услышал о появлении у нас в стране Организации освобождения Карабаха, радости моей не было предела. В это время я находился на международной конференции во Франции. На этом мероприятии также участвовала делегация из Армении. И когда армяне услышали эту новость, они буквально пришли в ужас, решив, что в Азербайджане появился брат-близнец ХАМАС, ЕТА или даже АСАЛА, в задачу которого входит истребление армян по всему свету.

Прошло еще два дня, и я вернулся на родину. Вот тогда мне и «посчастливилось» увидеть лицо лидера «освободительного» движения, Акифа Наги. Я был шокирован. С экрана телевизора на меня смотрел типичный конформист в галстуке! Лидер освободительного движения созвал пресс-конференцию и, грозно глядя в объектив камеры, что-то неубедительно рассказывал журналистам. Подумать только! Человек, который просто обязан быть нелегалом, скрываться от властей, не считаться с официальной линией государства, плевать на договор о прекращении огня, совершать в зоне боевых действий и на оккупированных территориях диверсии, теракты, создавать партизанские отряды, вместо всего этого сидит в своем теплом, уютном кабинете и угрожает всему миру во главе с Кочаряном и Гукасяном.

Уверен, многие читатели не поняли, причем тут «террор», «диверсия», «партизаны». Могу объяснить. Мы уже привыкли, что все ценности у нас бытуют в псевдоформах, и решили, что играть в бирюльки с «освобождением» тоже допустимо, упуская из виду, что каждое освободительное движение предусматривает в первую очередь определенного рода акты насилия против экспансии, оккупации, массовых репрессий, геноцида, социального и национального угнетения и т.п. Согласен, это уже попахивает террором. Но не будем забывать, что акты эти отличаются от террора тем, что они есть вынужденная мера, которой часто нельзя избежать в ходе освободительных движений. Подобные освободительные движения обычно создаются тогда, когда нет иных шансов на победу. Переговоры по мирному урегулированию конфликта зашли в тупик, в конце тоннеля не видно света, а консервация этой проблемы только на руку армянам. И уж если говорить о терроризме, скорее это применительно к нашим соседям, вот уже полвека проводящим политику террора на государственном уровне, которая привела к гибели десятков, сотен тысяч невинных людей.

И еще. Освободительная борьба отличается от терроризма тем, что она основана на массовой поддержке населения или значительной его части. Может быть, внешне эта борьба и не отличается от террористической, но, как говорится, в борьбе с противником все средства хороши. И если они возникают на гребне массовой освободительной борьбы, общенародного возмущения против оккупантов, тогда даже при существенном формальном сходстве нельзя называть это терроризмом. Например, наши заклятые соседи не соглашаются с тем, что АСАЛА является террористической организацией. И в принципе они правы. АСАЛА для них организация по освобождению «оккупированных» тюрками территорий «Великой Армении». Эта же АСАЛА в течение десятилетий отстреливала по всей Европе турецких дипломатов.

И в свете всего вышесказанного становится ясно, что в условиях позорного перемирия для эффективной борьбы с оккупантом наличие неподконтрольных властям беспощадных, вооруженных групп в рядах организаций по освобождению территорий просто необходимо. Без существования и действия таких отрядов вероятность победы весьма мала. Тогда и мировая общественность поймет, что азербайджанский народ не собирается мириться с потерей своих земель и что с нашим народом шутки плохи.

А чем занимается лидер «освободительного» движения Акиф Наги? Дискредитацией и оскорблением самого понятия «освободительное движение». Если контора Акифа Наги - это организация освобождения, тогда кто такие НФОП (Народный фронт освобождения Палестины), ХАМАС, ООП (Организация освобождения Палестины), ЕТА, ИРА и т.п.?

Если Акиф Наги возглавляет освободительное движение, он просто обязан разработать свой собственный план по освобождению оккупированных территорий, отличный от правительственного. Но как может человек, в жизни не видавший оружия и не находившийся в Карабахе в период боевых действий, что-либо разработать? И каким образом протеже Али Гасанова, получающий директивы и приказы от политистэблишмента страны, баллотирующийся в депутаты, оппортунист и конформист, собирается освобождать оккупированные земли? Созданная по правительственному заказу и опекаемая президентским аппаратом организация, не способна дойти даже до Масазыра, не говоря уже об освобождении Карабаха. Неужели Акиф Наги создавал эту организацию сугубо для того, чтобы бить стекла и вышибать двери в отелях, угрожать журналистам и делать себе карьеру? Получается так. Но ведь для битья стекол и вышибания дверей не требуется создавать движение. Весь этот дебош входит в прямые обязанности обычных хулиганов, пьяниц и, в конце концов, простых граждан, возмущенных приездом армян в Баку. Ведь один такой гражданин умудрился-таки дать пощечину армянину в аэропорту.

Так в чем же заключается функция этого движения? Предположим, Акиф Наги и четыре с половиной члена ООК ожидают приказа Верховного главнокомандующего, чтобы пойти и освободить Карабах. Однако после подобного приказа Карабах пойдут освобождать азербайджанские Вооруженные силы, к которым, разумеется, могут примкнуть добровольцы и при желании даже женщины. На войне все население страны становится своего рода одним большим освободительным движением. В таком случае, какой толк от Акифа Наги и четырех с половиной членов ООК?

Хотя при подобном развитии событий (объявления войны противнику) освободительные движения обычно проводят акции против регулярной армии врага (диверсии, покушения, террор против населения захваченных территорий, военнопленных и т.п.), и в отличие от партизанских войн, здесь роль таких действий, как правило, имеет второстепенное, "вспомогательное" значение. Но я сильно сомневаюсь, что ООК во главе со своим лидером в галстуке способен даже на это.

С другой стороны, отсутствие у освободительного движения широкой социальной базы не дает ему права присваивать себе статус освободительного движения и апеллировать к "народу", заявляя, что они выражают его истинные интересы. Вероятно, Акифа Наги просто не проинструктировали, что для достижения успеха требуется индивидуальная работа с людьми, обращение к национальным психологическим архетипам, которые разрушить довольно трудно. Мировая практика показывает: если освободительное движение не пользуется популярностью, число его участников не увеличивается и явно отсутствует тенденция к росту – движение просто обречено. Но наша ООК почему-то все еще существует. Благодаря поддержке дядек из президентского аппарата четыре с половиной члена организации и их лидер в галстуке продолжают портить настроение и репутацию нашего народа.

Ну а если мне возразят, что у каждого народа свои потребности, предрасположенности, традиции, культура и что мы мирная нация, неспособная на партизанские войны, террор, что нам бы на таре сыграть да на кяманче попиликать и т.д., - я охотно соглашусь. А если исходить из того, что формы народного сопротивления могут быть различными и нам не подходит этот тип борьбы и мы не способны что-либо освобождать, тогда тем более ООК вместе с лидером нужно в срочном порядке упразднить. В конце концов, мы, азербайджанцы, не имеем морального права девальвировать само понятие «освободительное движение».

ФЕНАСИ КЕРИМ, batonoboton@yandex.ru

Еженедельная аналитическая газета "Бакинские ведомости", № 17 (55), 06 мая 2006
© www.monitorjournal.com | All Rights Reserved