КУЛЬТУРА

Ситуация

ЭПОХА КАСТРИРОВАННОЙ КУЛЬТУРЫ

Несколько недель в различных медиа, включая Интернет-форумы, шла дискуссия по поводу скандала в связи с запретом показа моего фильма “Черный рай” на международной выставке в Берлине, посвященной экологии Кавказа. Скандал был обусловлен негативной реакцией азербайджанской делегации, усмотревшей злой умысел в этой ленте и убедившей немецких организаторов прекратить ее показ. С точки зрения “наших”, фильм показывал Азербайджан в невыгодном свете и способствовал разрушению лучезарного имиджа страны в глазах мировой общественности. Но сейчас не об этом. Тем более смешно говорить об ударе по имиджу – наши власти наряду с оппозицией сделали все от них зависящее, чтобы об Азербайджане сложился имидж, подпортить который невозможно – хуже, как говорится, некуда… Поэтому глупо озвучивать такие мысли, что, мол, нельзя только о плохом, нужно и хорошее показать. На нашей родине происходит столько позорно-абсурдного и пошлого, что на этом фоне заикаться о чем-то положительном стыдно и преступно. Тем более наивно надеяться, что это может повлиять на отношение к нам со стороны “мирового сообщества”. Пора, наконец, снять розовые очки и понять, что “мировому сообществу” наплевать на нас и наши проблемы. То, что у нас древняя героическая история, непревзойденная кухня, уникальная культура, кроме нас самих, никого не интересует. Часто, убеждая иностранцев в том, что тот или иной музыкальный инструмент или, скажем, блюдо принадлежат не армянам, а нам, я сталкивался с реакцией вежливого равнодушия - мол, это ваши проблемы (т.е. наши с армянами). Муссирование же этих проблем в СМИ приводит только к массовой истерии и национальной депрессии. Здесь нужны не эмоции, а спокойная и системная работа по предупреждению и нейтрализации всего комплекса агрессивного негатива, продуцируемого армянами. Но это уже иная тема...

Вернемся к инциденту в Берлине. В связи с этим событием МИД нашей республики обратился с запросом в Министерство ультуры и туризма с целью “разобраться”… Довольно симптоматично. Хотя сам факт наезда на произведение искусства со стороны чиновников характерен не только для нашей страны. В историю искусств уже вошли два примера: раздраженная реакция мэра Нью-Йорка Джулиани на выставку “Sensation” в Бруклинском музее и гневный протест посла Израиля в Стокгольме Цви Майзеля против работы двух шведских художников, оскорбляющих, по его мнению, израильскую государственность (в пылу праведного возмущения дипломат собственноручно уничтожил работу). И это не единичные примеры.

Вывод напрашивается следующий. Глобализирующийся по американским лекалам мир предъявляет современному искусству жесткие требования: перестать быть искусством и превратиться в увеселительный аттракцион. Ведь в чем заключалась суть современного искусства? В наличии ярко выраженного протестного вектора, в радикализме. То, что якобы искусство воспевает чувство возвышенного, превозносит красоту, доставляет эстетическое наслаждение, – глупые буржуазные предрассудки, заквашенные на трусливой этике сытых мещан. Истинное искусство побуждает к активной мысли, к разрушению стереотипов, иллюзий и мифов, к духовному нонконформизму. Одним словом, искусство революционно по определению. Оно прямо и жестко ставит вопрос о целях и задачах человека в этом мире. Сейчас, в эпоху политкорректности, это стало опасным. Мировые центры силы, состоящие из гремучей смеси международной мафии, транснациональных корпораций и национальных коррумпированных бюрократий, более не намерены терпеть критику. А потому культура должна превратиться в индустрию развлечений, обслуживающую туристический бизнес и удовлетворяющую самые низменные потребности населения. Задумайтесь только о словосочетании – «Министерство культуры и туризма»… Похоже, что эпоха кастрированно-безликой культуры наконец-то наступила…

ТЕЙМУР ДАИМИ, www.artdaimi.com

Еженедельная аналитическая газета "Бакинские ведомости", № 18 (56), 13 мая 2006
© www.monitorjournal.com | All Rights Reserved