МЕРИДИАН

Угроза

СНАЧАЛА ПОЦЕЛУЙ ДИКТАТОРА, А ПОСЛЕ ОСКОРБИ ЕГО ("The Times", Великобритания)
На смену безответной любви администрации Буша к путинской России приходит война слов

Администрация Буша, которая в последние 5 лет временами, казалось, изо всех сил старалась напугать, настроить против себя и вообще заставить отвернуться значительную часть мира, прилагала активные усилия к тому, чтобы оставаться на дружеской ноге с одним своим известным бывшим противником.

Соединенные Штаты сделали сотрудничество с Россией одним из высших приоритетов своей внешней политики с того момента 5 лет назад, когда Джордж Буш-младший заглянул в глаза Владимиру Путину и заявил, что познал его душу.

Это, разумеется, все та же душа, которая была затемнена годами преданной службы в КГБ и которая впоследствии стала еще более темной в результате широко практиковавшегося заключения в тюрьму политических оппонентов, подавления НПО, жестоких нападок на националистические движения на Кавказе и угрожающего поведения по отношению к нарождающимся демократиям на Украине и в Грузии.

Но это ничего не значило. Россия была большой и важной страной, и хотя Францию и Германию требовалось, соответственно, "наказать и проигнорировать" за их оппозицию иракской войне, Россия, как явствует из известного изречения Кондолизы Райс, была незамедлительно "прощена".

Однако освобождение от наказания только лишь придало Москве смелости в осуществлении своей авторитарной, реакционной повестки. Она усилила запугивание Украины и спровоцировала дальнейшие волнения в Грузии; она попыталась нарушить снабжение энергией Европы и отказалась участвовать в серьезных усилиях мирового сообщества с целью остановить ядерную программу Ирана. Внешняя политика России почти во всех своих аспектах, казалось, была рассчитана на то, чтобы препятствовать интересам Америки и ее европейских союзников.

Становящееся все более неловким обнимание с русским медведем не очень хорошо согласуется с обещанием президента Джорджа Буша-младшего "работать для ликвидации тирании в нашем мире", которое прозвучало в его второй инаугурационной речи.

Однако же, несмотря на все это, несмотря на все более вызывающее поведение России и нарастающее смущение Америки, кое-кто все еще имеет намерение нынешним летом, когда г-н Путин в июле с.г. будет принимать в Санкт-Петербурге саммит Группы Восьми (G-8), продолжить отношения безответной любви, которую Вашингтон испытывал к Москве. Это будет очень важный момент: лидеры семи великих, самых развитых, демократических держав мира впервые приедут как равные в гости к правительству страны, которая не является ни великой, ни особенно развитой, ни - в общепринятом понимании этого слова - демократической.

На фоне этой тревожащей истории трусливой капитуляции чем-то вроде шока стала прошлая неделя, когда Дик Чейни по прозвищу Меткий Глаз использовал свои снайперские навыки на российской арене и прицелился - с необычной точностью - в истинную природу режима г-на Путина.

Выступая с речью в Вильнюсе, столице Литвы, г-н Чейни нацелился на поведение российского правительства у себя дома и за рубежом. Он высказал мнение, что это правительство отменяет осуществленные в постсоветскую эпоху демократические реформы и запугивает своих соседей.

Обличительная речь г-на Чейни была с удовлетворением выслушана выступавшими в роли хозяев прибалтийскими коллегами - которые кое-что знают о запугивании со стороны России - но в Москве она произвела эффект разорвавшейся бомбы. На прошлой неделе не очень-то независимая российская пресса заявила, что Соединенные Штаты начинают новую "холодную войну". В среду российский президент нанес ответный удар. Соединенные Штаты ведут себя, как волк, который "кушает и никого не слушает", сказал г-н Путин в своем обращении к нации, которое Aaтранслировалось по телевидению на всю страну.

Действительно ли это является началом нового охлаждения в американо-российских отношениях? В самом ли деле внешняя политика Америки, наконец, догоняет ее высокопарную риторику?

Некоторые европейские правительства, как совершенно очевидно, опасаются, что так оно и есть на самом деле. Они незамедлительно послали Вашингтону сигнал о своем недовольстве несдержанными высказываниями г-на Чейни. Эти правительства полагают, что время для данных высказываний, которые прозвучали как раз в тот момент, когда США, Великобритания, Франция и Германия активно пытаются привлечь россиян на свою сторону в вопросе введения режима санкций против Ирана, было выбрано исключительно неподходящее.

Но во всем этом есть нечто большее, чем можно уловить с первого взгляда: было что-то довольно подозрительное в синхронизации нападок Чейни с их парированием Путиным. Это выглядит, скорее, как довольно неуклюжая перемена в форме внешней политики США без сколько-нибудь значительного изменения ее сути.

Г-н Буш подвергается нарастающему давлению у себя в стране и со стороны союзников в Восточной Европе, которые хотят, чтобы в отношениях с Россией он проявлял несколько большую твердость.

Пару недель назад в Брюсселе ведущий кандидат от Республиканской партии США на выдвижение в президенты на выборах 2008 года Джон Маккейн обрушился с нападками на Москву за ее растущий авторитаризм. Он неоднократно заявлял, что Соединенным Штатам следует подумать над бойкотом саммита G-8. Что, пожалуй, еще более поразительно, так это то, что его взглядам незамедлительно поддакнули демократы, которые, если нынешние тенденции сохранятся, вполне могут приобрести гораздо большее влияние на определение направленности внешней политики США.

Эта неуклонно усиливающаяся тревога по поводу Америки, обнимающейся с г-ном Путиным, наконец, просочилась в сознание администрации США и инициировала острые дебаты относительно того, как Соединенным Штатам следует умерить свой энтузиазм, в особенности с учетом того, что со скорой поездкой Буша в Санкт-Петербург будут связаны неприятные ассоциации.

В течение многих месяцев Государственный департамент США ведет поиски идей относительно того, что мог бы сделать г-н Буш, чтобы снизить влияние своего приезда на саммит G-8. Они обсуждали возможность попутного посещения г-ном Бушем Украины и даже Кавказа или его публичной встречи с критиками г-на Путина в России, но ничто из вышеперечисленного пока что не стало привлекательным.

Поэтому бортовой залп Чейни представляется как своего рода хитрая интермедия. Какие есть более хорошие способы умиротворить критиков, чем послать заграницу Дикого Дика (одно из прозвищ Чейни - прим. пер.), чтобы тот сделал несколько риторических выстрелов по России и показал нервничающим восточным европейцам, что сердце Америки находится на своем месте? Тогда г-н Буш сможет безопасно отправиться в Петербург и выпить за здоровье и процветание российского лидера и его правительства в подходящей обстановке старой летней резиденции русских царей на берегу Невы.

Это рискованная стратегия. Для того чтобы на публике оскорблять Россию и в то же время в частном порядке держаться за ее руку, необходима утонченность, которая не является выдающейся чертой дипломатии нынешней американской администрации.

Разумеется, самое худшее, что может случиться, это если они преуспеют в осуществлении своей неоднозначной стратегии. Что бы вы ни думали о достоинствах тесной дружбы со становящимся все более авторитарным правительством вроде российского, вы не можете всерьез утверждать, что на практике это дало очень большую пользу. Одно дело - заискивать перед диктаторами, когда те в ответ целуют вас. Но когда они используют это как возможность делать то, что нравится лично им, у вас может остаться чувство запачканности.

Джерард Бейкер, 12 мая 2006

Еженедельная аналитическая газета "Бакинские ведомости", № 18 (56), 13 мая 2006
© www.monitorjournal.com | All Rights Reserved