РЕЛИГИЯ

Взгляд

ФУНДАМЕНТАЛИЗМ КАК НЕОБХОДИМОСТЬ

Уважаемая редакция, на днях я прочитал на сайте www.monitorjournal.com (в которой размещен архив вашей газеты) статью Алекпера Алиева «Ваххабизм - в свете религиозного фундаментализма». В ней автор попытался проанализировать ситуацию с ваххабизмом в Азербайджане и дать оценку деятельности сторонников этого течения в стране. С А.Алиевым я во многом, конечно же, согласен. Но мне бы хотелось внести некоторую ясность в вопрос фундаментализма. Сразу хочу отметить, что я далек от мысли оправдать ваххабизм, но не вызывает сомнения и то, что это течение возникло скорее как необходимость. Однако обо всем по порядку.

Каждая религия и идеология развиваются или, по крайней мере, должны развиваться от основания - Библии, Евангелия, произведений Маркса, Энгельса, Ленина и т.д. – первоисточников, которые расцениваются как точные, полные, неизменные и достаточные. В исламе то же самое. Основы этой религии - Коран и Сунна.

Все религии и идеологии также объединяет тот факт, что они развивались в результате столкновения с вызовами пространства и времени. Таким образом, появляются все более и более сложные системы идей и доктрин, которые в результате каменеют, переходя через «классический» период в «ортодоксальный». В этот момент ортодоксия становится политически корректным примером для подражания. Простой верующий, по причине сложности формулировок и их недоступности, более не размышляет с целью сформировать собственное к ним отношение. Когда положение дел таково, религия и идеология становятся вотчиной ученых, священнослужителей и идеологов.

Из-за этого во всех религиях и идеологиях время от времени возникает потребность возвратиться к первоначальной вере, переутвердить ее основы в надежде, что старая религия, освободившись от ржавчины, сможет ожить и получит импульс, вновь став значимой для решения современных проблем. Верующие становятся «протестантами», пытаются найти «молодого Маркса», обновить Томаса Мюнцера - оппонента Мартина Лютера или, подобно самозванцу Христиану Францу Альту, пробуют спроектировать новый образ Иисуса.

Именно это – и ничто иное – принимает форму «фундаментализма». Фундаменталисты, в отличие от либеральных иудеев, не обеспокоены адаптацией пересмотренных религиозных основ к современным требованиям. Они – в отличие от старых католиков и общества «Cен Пиу Х» последнего епископа Лефевра – не жаждут восстановления; скорее, их цель состоит в том, чтобы оживить первоначальную веру, возвратившись к ее источникам (тадждид, ислах).

Этот позыв может встать на путь «рационального фундаментализма», который, проистекая из точных формулировок откровения, стремится дистиллировать его ведущие принципы, бесконечное толкование. Или его развитие может пойти в русле (конечно не иррационального) «дословного фундаментализма», заинтересованного, прежде всего, в возвращении к тексту откровения, который единственно и абсолютно должен быть принят всерьез и буквально – слово в слово.

В самом узком смысле «литературного» фундаментализма этот термин, фактически был впервые придуман для американских евангелистских христиан, которые в девятнадцатом столетии предприняли серьезную попытку чисто буквального понимания и приложения Библии и которые (прежде всего креационисты) отклонили пошлую теорию эволюции, берущую свое начало от Дарвина.

Этот же термин можно также применить к таким иудеям, как хасидические «Любавиты» раввина Менахема Шнирсона в Нью-Йорке или, как их братья по духу в Иерусалиме, которые индульгируют в узком, буквальном, бескомпромиссном понимании Библии.

Фундаментализм таким образом - не исламское явление. Он существовал всегда. Его можно определить как «мироотношение и мировоззрение или, в более узком смысле, движение, которое принимает правовые нормы, ценности и поведенческие образцы самого раннего периода ислама как абсолютную модель для формирования настоящего».

Например, в качестве причин упадка в мусульманском мире саляфиты, которых сегодня именуют ваххабитами, видят нерешительность и слабость робкой мусульманской уммы, и прежде всего, катастрофическое средневековое понимание о том, что «врата толкования и интерпретации закрыты». Это идея о том, что все, что стоило знать, уже известно, доступно в Коране и Сунне и что, по сравнению с ранними мусульманами, более поздние испытывали непреодолимые препятствия при попытке понять божественное послание.

В противовес этим понятиям саляфиты-реформаторы потребовали, чтобы дверь была повторно открыта для усилий к пониманию современного ислама (итждихад). В то же самое время саляфиты пытались очистить религию от неисламских элементов, то есть суеверий, в частности в форме суфизма, поклонения могилам и т.д.

Это была последняя революция по возрождению деградировавших ценностей мусульман. Однако начиная с 70-х годов ситуация изменилась. Рациональный фундаментализм сегодня мало представлен и известен больше своим преобразованием «духовенства», чем научно-технической мусульманской интеллигенцией. И если сегодня стабильности мусульманских государств угрожает какая-либо опасность, то она больше исходит от этой восторженной формы фундаментализма, нежели от менее интеллектуальной исламской интеграции.

РАСИМ БАБАЕВ,
выпускник богословского факультета стамбульского университета «Мармара»

Еженедельная аналитическая газета "Бакинские ведомости", № 19 (57), 20 мая 2006
© www.monitorjournal.com | All Rights Reserved