ПОЛИТИКА

Манипуляции

ДОБРОВОЛЬНОЕ РАБСТВО
Господи, дай мне спокойствие принять то, чего я не могу изменить, дай мне мужество изменить то, что я могу изменить, и дай мне мудрость отличить одно от другого.
Фридрих Кристоф Этингер


Все происходящее в нашей стране в течение последних двух с половиной лет имеет одну общую особенность – оно не поддается обычной логике. До 2003 года мы точно знали, что во главе страны стоит авторитарный правитель, абсолютно не считающийся с мнением народа и принимающий решения единолично. Теперь все происходит несколько иначе – с народом по-прежнему никто не считается, а вот решения принимают все кому не лень. Несколько лет назад мы могли лишь мечтать об ослаблении гипертрофированно сильной центральной власти (разумеется, до пределов разумного) и изменении ее авторитарной сущности. Сейчас мы жалуемся на то, что в стране нет хозяина. Но хорошо было бы задуматься о том, чтобы взять свою судьбу в собственные руки и избавиться от комплекса «хозяин-раб».

Хозяина в стране действительно уже нет, и слава Богу. Мы, знаете ли, как-то все подустали от него. А вот количество рабов, как это ни странно, не уменьшается, а увеличивается с каждым днем. Если в древности людей захватывали в плен и лишь потом их принуждали к рабству, то сейчас все иначе. Мы начали торговать своей свободой совершенно добровольно. Фундамент рабского существования современных азербайджанцев был заложен более 10 лет назад, когда все мы дружно и хором согласились, что Г.Алиев нас от чего-то там спас. От чего – неизвестно до сих пор. Но это не мешает его последователям продолжать нас зомбировать, заставляя верить в сказки, одна глупее другой.

Теперь, когда патриарха не стало, его решили возвести в ранг святых. Мы согласились и с этим. Страна, в которой строится мечеть имени генерала КГБ, достойна своего нынешнего существования. Люди, которые сравнивают его с пророками, пишут на эту тему труды, выпускают книги, преследуют вполне объяснимые цели. Но что заставляет бизнесмена вешать портреты Г.Алиева и его сына в своем рабочем кабинете? Неужели если он не будет это делать, то навредит своему бизнесу? Конечно же, нет! Размеры взяток, которые он платит в этом же кабинете под зорким взглядом портрета, останутся теми же. Скорее, им движет то самое чувство раба, который непременно должен видеть над своей головой хозяина и чувствовать его плетку у себя на спине.

Пресмыкаясь и лебезя перед животной силой, мы все больше уподобляемся самим животным. Сила человека в его разуме, мы же все больше руководствуемся инстинктами и в первую очередь инстинктом самосохранения. Хуже всего то, что в отдельности нас никто не заставляет молиться лжебожеству. Но эта тяга к добровольному идеологическому рабству прочно вбита нам в голову. Излечение от этой болезни, которая овладевает человеком в относительно короткие сроки, – процесс долгий и очень болезненный. Ради того, чтобы мы вновь вернулись к нормальному мировосприятию и здоровой идеологии, сложит голову еще не один азербайджанец. Но, к счастью, этот процесс неизбежен. Потому что нельзя болеть вечно. В определенный момент приходится выбирать между смертью и излечением. А жить хотят все…

АЛИ МАМЕДХАНЛЫ

Еженедельная аналитическая газета "Бакинские ведомости", № 19 (57), 20 мая 2006
© www.monitorjournal.com | All Rights Reserved