ЭКОНОМИКА

Власть

МЕЖ ДВУХ ПОЛИТБЮРО
Одним труба, а что вторым?

Нефть на конце трубы, о необходимости которой все время говорили отец и сын Алиевы, – появилась! А год назад, 25 мая 2005 года, была проведена торжественная церемония пуска трубопровода на Сангачальском терминале. Гул салюта от этого мероприятия до сих пор стоит в ушах. Тогда торжественно обещали, что к концу года будут завершены все работы и будет загружен первый танкер в Джейхане. Но все оказалось гораздо сложнее.

Сегодня власть, и президент в частности, везде и всюду представляют реализацию этого проекта как деяние гения Гейдара Алиева. В своем обращении к азербайджанскому народу из Парижа (?) Ильхам Алиев неоднократно подчеркивал роль своего отца, причем по своему обыкновению придумал новый-старый эпитет «великий Гейдар Алиев». С этим трубопроводом от имени «умумиллейшего улу ондара» в сочетании с вышеупомянутым эпитетом, уже кажется, наступают галлюцинации. И сам трубопровод, и терминал в Джейхане названы его именем. Почему тогда, собственно говоря, не назвать и Сангачальский терминал тем же именем. Дарю идею, господин президент. Тогда все будет в ажуре. Трубопровод, который еще в самом начале окрестили как «Баку-карман», полностью будет олицетворять это меткое название. Так как нефть из одного Гейдара Алиева - каспийского, по Гейдару Алиеву трансграничному будет приходить в Гейдар Алиев средиземноморский. А главное, как звучит - сплошной елей для ваших ушей.

В свое время Эльмар в «Мониторе», а после его убийства уже мы в «БВ» неоднократно говорили о том, что идея привлечения иностранных компаний для разработки нефтяных месторождений на нашем шельфе была высказана за несколько лет до того, как «умумиллейший» въехал во власть независимого Азербайджана на танках Сурета Гусейнова. Впервые этот проект всерьез обсуждался, еще когда Азербайджан находился в составе СССР – на первом бизнес-форуме Азербайджана в 1990 году. Именно тогда и был проведен тендер на разработку месторождения «Азери», который выиграл американский тандем Aмоко-МcDermott, а другой парочке - BP-Statoil, достались «Чыраг» и «Гюнешли». Идея же нефтепровода, не проходящего через территорию России, принадлежала покойному Эльчибею, который старался всячески дистанцироваться от Москвы и поменьше от нее зависеть, в то же время сближаясь с Турцией. Причем первоначально даже рассматривался вопрос маршрута через Армению, в расчете на то, что трубопровод может стать инструментом мира. Да и с экономической точки зрения это было дешевле, к тому же тогда труба прошла бы и через Нахчыван, способствуя снабжению эксклава горючим. Однако, зная манеру наших заклятых соседей держать нож за пазухой, чтобы в удобный момент вонзить его нам в спину, от этого варианта отказались. Но так как народу постоянно твердят про то, что все это плод гения Г.Алиева, многие в это поверили или почти поверили.

И вдруг конфуз. Буквально на следующий день после вышеупомянутого обращения И.Алиева бывший советник Г.Алиева Вафа Гулузаде в эфире поделился воспоминаниями о том, кто навел нашего «гения» на мысль о трубопроводе. Оказывается, Г.Алиев получил идею от Билла Клинтона, по собственной инициативе лично позвонившего патриарху и предложившему подумать о диверсификации путей доставки углеводородов на мировые рынки. Интересным был конец воспоминаний В.Гулузаде. После разговора с Клинтоном Г.Алиев сделал глубокомысленное заключение: «Теперь Политбюро не в Москве, а Вашингтоне». Остается только гадать, каким образом бывшему президенту США пришла в голову, занятую бурным романом с Моникой Левински, эта идея. То ли в промежутках между свиданиями и игрой на саксофоне его на это подвигли лоббисты нефтяных компаний, то ли во время свидания с любовницей его осенило. Факт остается фактом. Г.Алиев, привыкший с полуслова понимать, чего от него хотят в Политбюро, сразу взял под козырек, а впоследствии, когда Клинтон отдалился от дел, эту идею выдал за свою.

ЄAaСегодня уже поздно обсуждать целесообразность проекта, так как это реальность. Удивляет только то, что срок реализации неоднократно удлинялся, вместе с тем росла и его цена. Последние разговоры об удорожании строительства до сих пор еще до конца не решены. Как известно, турецкая BOTAS, строившая участок от границы Грузии до Джейхана, потребовала доплатить ей еще 400 миллионов долларов. Хотя в соответствии с договором, сама компания должна была выплатить акционерам трубопровода неустойку за задержку строительства. Между прочим, хотя разговоры о БТД велись очень давно, к реализации проекта приступили только тогда, когда начали расти цены на нефть. В противном случае он был бы просто нерентабельным. Можно констатировать только одно - стоимость строительства возросла почти в два раза и составила около 4 миллиардов долларов. Проект оказался очень дорогостоящим, и теперь остается только молиться Гермесу-Меркурию, чтобы цены на нефть продолжали оставаться высокими не менее 10-15 лет. В этом контексте нам даже выгодно, чтобы напряженность вокруг Ирана и Ирака сохранялась как можно дольше.

Безусловно, политическое значение реализации проекта БТД огромно. В сегодняшней ситуации, когда Россия фактически занялась энергетическим шантажом, его значение еще больше усиливается. А нашего президента, судя по всему, охватила эйфория, и он уже рассуждает о новых трубопроводных проектах в рамках ГУАМ. Все бы хорошо, только вот где взять столько нефти, чтобы и самим хватило, и существующие 3 трубопровода наполнить, да оставить на новые. А ведь азербайджанский шельф - явно не Саудовская Аравия или Кувейт. Не зря постоянно муссируются разговоры о присоединении Казахстана к проекту. Там действительно нефти намного больше, чем у нас. Вот только вопрос доставки до Сангачальского или Дюбендинского терминалов в нужных объемах сложен. Нефтепровод через сейсмически активный Каспий - это абсурд. Значит, остается танкерная доставка. Но перевезти такие огромные объемы тоже сложно. Нужно расширять терминалы, строить более высокотоннажные танкеры. Обострятся экологические проблемы. Но даже если все это сделать, остается еще один вопрос. Казахстанская нефть, в отличие от нашей, относится к тяжелым сортам. Смешивать ее с нашим сортом «Azeri Light» себе дороже, так как разница на каждом барреле составит около 2-3 долларов. Кто будет компенсировать наши потери? Готов ли Казахстан это сделать? Сомневаюсь. Значит, не исключено, что наши интересы в очередной раз будут принесены в жертву политическим целям очередного «Политбюро». Хотя можно использовать для казахстанской нефти северный (Баку - Новороссийск) и западный (Баку - Супса) трубопроводы. Но нужно отметить, что вряд ли Астану интересует доставка до Новороссийска. У них есть свой Каспийский трубопроводный консорциум, который как раз и выходит на Новороссийск.

Так что вряд ли экономические вопросы находятся на первом плане, когда обсуждаются вопросы транспортировки углеводородов. Скорей всего, здесь основную роль играет именно политика. Если учесть, что сами США совершенно не зависят от поставок из России, Казахстана или Азербайджана, то становится ясно – эту супердержаву волнуют ее стратегические интересы, а точнее распространение влияния на все более и новые регионы мира. После распада СССР США устремились на освободившееся пространство. Бывшая метрополия, не способная предложить своим бывшим протекторатам что-либо более существенное, чем угроза кнута, вынуждена была постепенно уступать позиции. Сначала это произошло в Восточной Европе, затем Прибалтике, а теперь еще и в Украине и Грузии. Да и Молдова все больше поглядывает на Запад, хотя там во главе государства находится коммунист. На очереди Азербайджан и Казахстан. Идет борьба за сферы влияния, и в этой борьбе московского и вашингтонского Политбюро мы являемся всего лишь предметом для торга. Долгое время оставаться слугой двух господ нам не дадут - нужно делать выбор. И здесь БТД очень весомая гиря на чаше весов Запада. Что же предпримет Россия? Неужели опять кнут в виде имперского шовинизма и поддержки сепаратизма? Или верх возьмет прагматизм?

КЯМАЛ ТЕЙМУРОВ

Еженедельная аналитическая газета "Бакинские Bедомости", № 21 (59), 03 июня 2006
© www.monitorjournal.com | All Rights Reserved