РЕЛИГИЯ

Взгляд

ИСЛАМСКИЙ ЭКСТРЕМИЗМ,
или Арабский идеологический тупик

Обсуждаемый сегодня повсеместно современный «исламизм» или, иными словами, «исламский фундамента лизм» - это синтез большого количества различных теорий, которых объеди няет общность первичных идей и сходность подхода к реалиям современ ного мира. Начало этого движения было заложено примерно на рубеже 50 - 60-х гг. ХХ века в Египте, где действовало движения «братьев-му сульман». Один из их лидеров Сейид Кутб, синтезировав все существовав шие до него идеологические взгляды ислами стов, создал концепцию, кото рая оценивала все существующие к тому времени общества как кор румпированные, лицемерные, а потому антиис ламские, а большинство тех, кто считал себя му сульманами, обвиняла в не верии. Отвергая не только прозападные арабские правительства, но и светское государство как таковое, он призывал построить государство исключительно на основе ша риатского права. «Наша вера, – писал Кутб, – не пришла, дабы жить лишь в сердцах людей, но чтобы править, создавая совершенство в жизни… согласно со своим понятием о ней, и действуя не одним лишь призывом, но утверждением своих законов»…

После казни Кутба в 1965 году и репрессий против его сторонников число приверженцев исла мизма стремительно увеличилось, многие из них пришли к главной его мысли о том, что совре менное государство и обще ство по своей сути является неверными. Но так как большая часть радикально настроенной мусульманской оппозиции в это время на ходилась в заключении, говорить об экстремизме как о реальном политическом направлении еще не приходилось. «Они покинули Аллаха, а значит, и Аллах оставил их» После тяжелого поражения арабских вооруженных сил в войне 1967 года с Израилем начался процесс еще большей радикализации мусульманских движений. Это поражение было расценено как доказательство разложения арабских режимов, которые «покинули Аллаха, а значит, и Аллах оставил их». Было принято решение о создании истинного исламского общества и противостоянии всем, кто будет этому мешать. При этом фундаменталисты указывали на то, что арабские государ ства, идеология которых в то время базировалась на секулярном национализме, проиграли войну Израилю, который якобы «был основан чисто на религии». Кроме того, разного рода дискуссии о причинах поражения стимулировали рост религиозности массового сознания. Усиление интереса к исламу в Египте в конце 1960-х, а в других странах арабского мира в середине 1970-х годов вме сте с возрастающим обращением к религии как к форме разного рода протестов и стало началом так называемого «исламского возрождения». Факторами, усиливающими роль религии в арабских обществах, являются и болезненные процессы становления капитализма, а также все увеличиваю щееся их отставание от промышленно развитых стран Запада. Ущемленное национальное сознание нуждается в компенсации, это более всего возможно за счет утверждения традиционных, то есть исламских ценностей, которые превосходят (по мнению мусульманских фундаменталистов) на саждаемые западные. Кроме того, существует социально-экономическая разочарованность масс, которые питали надежды на быстрое развитие по западной модели, отсюда и необходимость в своей собственной идеологии развития. Как еще один фактор активизации исламизма можно от метить подрыв доверия к партиям и правительствам, которые не смогли обеспечить своим странам прогрессивное развитие, процветание и социальную справедливость. Отсюда ностальгия по старым временам, по золотому веку арабов, каковым виделся период раннего ислама.

Для конкретных стран были и субъективные причины. Например, в Египте в начале 1970-х пре зидент А.Садат решил ликвидировать влияние насеризма в обществе, для чего сделал ставку на исламистов, чтобы получить сильных политических союзников и укрепится в президентской должности, но через 10 лет это привело его к гибели.

Новая волна исламского экстремизма Что касается собственно исламского экстремизма, то именно в 1970-х годах начинается его превра щение в серьезного участника политической борьбы. Преследования и гонения на «братьев-му сульман» сыграли двоякую роль. Репрессии со стороны властей радикализировали как теорию, так и практику этого движения. С другой стороны, разгромленные мусульманские организации пере жили кризис, который заставил их дифференцироваться, в частности, на умеренных и экстреми стов. Причины популярности экстремизма можно видеть и в усилении религиозности населения, в конфликте традиционных исламских ценностей с современным образом жизни, в дискредитации официального ислама и его служителей. Население, в силу авторитарности многих арабских пра вящих режимов, теряло ощущение участия в общественно-политической жизни, в принятии ре шений, касающихся его жизни. Так как реальных перспектив быстрого достижения благосостояния тоже не было, то тотальное отрицание современного общества было налицо. Сильно способство вала подъему исламского радикализма и иранская революция, которая доказала, что, вооружив шись «истинной верой», можно противостоять и сильной армии, и правительству, располагающему огромными нефтяными доходами и даже имеющему американскую поддержку.

На распространение исламистских настроений повлияли, как уже указывалось, конкретные причины в отдельных странах: в Египте - опора А.Садата на исламистов, в Сирии – настоящая война правительства против исламской оппозиции, в Израиле – неспособность Организации освобождения Палестины (националистиче ской) решить проблемы предоставления законных прав палестинцам.

Исторические истоки исламского экстремизма Взгляды теоретиков современного исламского экстремизма питаются идеями мусульманских мыслителей почти всех периодов истории. Тут можно отметить и хариджизм, возникший в ранний исламский период, из которого был воспринят тезис о том, что о правоверии человека нужно су дить по его действиям (а не намерениям), а также то, что несправедливого правителя, отступаю щего от заповедей ислама, нужно не терпеть, как наказание, посланное нечестивым мусульманам за их грехи, а свергать и т.п. У известного богослова XIV века Ибн Таймийи, которого часто цитируют многие идеологи мусульманских направлений, заимствованы ответы на два основных вопроса: можно ли считать мусульманином человека, живущего не по шариату (хоть и выполняющего неко торые предписания религии), и как относиться к правителю (такфир), которые правит не в соответ ствии с исламом. И делается вывод о том, что с этими явлениями нужно бороться. Эти же идеи в XVIII веке легли в основу ваххабизма, сторонники которого «считали кафирами всех, кто слышал их призыв, но не присоединялся к ним», отрицали любые религиозные нововведения и строго соблю дали принципы единобожия. Группу исламистов, захвативших в 1979 году мечеть ал-Харам в Мекке, можно считать выросшей на такой идеологии.

Более поздние мыслители - Джамал ад-Дин ал-Афгани и Рашид Рида в.), также опираясь на идеи Ибн Таймийи, выступали против вестернизации мусульманского общества, оправдывали на силие для достижения политической цели, призывали к первоначальной чистоте ислама. И, безус ловно, большое влияние оказали на идеологию современных мусульманских течений идеи Хасана ал-Банны (1906 - 1949) (основателя «братьев-мусульман»).

Стратегии и методы борьбы исламских экстремистов Хасан ал-Банна тоже полагал, что современное общество греховно и должно быть разрушено, однако основным направлением борьбы за создание исламского государства признавал широкое привлечение населения к истинному исламу, его воспитание и формирование у него истинно ис ламского мировоззрения. А уже потом, когда это произойдет, можно было думать и о захвате по литической власти.

Исламисты же, несколько отталкиваясь от этого принципа, строят свои действия на том, что и небольшая группа мусульман может бросить религиозные призывы обществу, и оно непременно поддержит их и пойдет за ними. Исламисты находят в своих странах объекты критики без особого труда. Все они видят в насаждении западной цивилизации большое зло и выступают против этого, кроме того, они говорят о коррумпированности госаппарата, о падении нравов. Современные египетские экс тремисты, к примеру, критикуют мирные договоренности с Израилем, политику «открытых две рей», порождающую социальное неравенство, тесные связи Египта с США, неумение властей распоряжаться природными ресурсами и пр. Саудовские группы говорят об отсутствии в стране по литических свобод, о сотрудничестве с США, требуют запрета на радио, телевидение, спорт и т.д., кроме того, считают необходимым коренной пересмотр политики добычи и продажи нефти (вна чале они вообще настаивали на том, чтобы не продавать ее Западу).

Бывают и обратные случаи. Например, в 1977 году в Ливии, где ее лидером М.Каддафи была написана «Зеленая книга», нача лись гонения на улемов и факихов, а в 1979-м верховный муфтий ушел со своего поста, который по сле этого вообще был упразднен. Власть народа «установилась», основным законом обще ства стал Коран (отсюда не нужен фикх – исламское право), улемы теперь входят в Ассоциацию исламской пропаганды и таким образом в обществе укрепились основы «Зеленой книги» в проти вовес существующим традициям.

Исламисты не имеют общей для всех стратегии и методов борьбы. Рассматривая их деятель ность, можно выделить, по крайней мере, три доктрины, отличающиеся друг от друга. Первую обосновывают сирийские исламские группы и их лидер С.Хавва, который считает, что борьба должна иметь три стадии: начальную, организационную и насильственную. То есть обще ство в первую очередь следует просветить, затем расширить и укрепить саму организацию, дать ее членам моральные и военные навыки (подготовка моджахедов – воинов джихада), а затем начина ется призыв к джихаду и борьба за установление исламского порядка.

Вторая стратегия реализуется египетской группой «Такфир ал-хиджра». Здесь рассматриваются две стадии борьбы: стадия слабости и стадия джихада, признается даже партизанская война не большой группы людей против «неверного» общества.

Третья стратегия применяется в Египте такими группами, как «Ал-джихад», «Муназзамат ат-тахрир ал-исламийя». Они исходят из того, что весь корень зла современных обществ кроется в правителях и законах мусульманских стран. Поэтому эти группировки отдают предпочтение соз данию тайных организаций, вербовке сторонников из числа служащих госаппарата и военных (просачивание во власть), захвату власти, а затем уже строительству общества по законам ислама.

Общее у всех этих стратегий только цель – создание мусульманского государства и полная исла мизация общества. Способ прихода к власти у сторонников первого направления – народное вос стание; второго – война между исламским обществом и неверными; третьих – государственный пе реворот. Весьма своеобразное понимание джихада дает исламистам возможность допущения тер рора и насилия, так как их признают легальными методами борьбы. И если пропаганда применяется для борьбы на уровне идей и личностей, то джихад – на уровне государства, общества и организа ций.

Исламистские силы действуют в той или иной форме в каждой арабской стране и оказывают серьезное влияние на положение как в своей стране, так и на региональном уровне. Тут можно привести в пример события в Египте, когда были организованы теракты против президента и высо копоставленных чиновников; в Алжире, где после падения прокоммунистического ФНО в парламент в большинстве своем были избраны представители исламистских организаций; в Судане, где члены Национального исламского фронта сотрудничали с авторитарными правительст венными структурами и создали исламистский режим, что внесло эту страну в список террористиче ских государств. Наличие ячеек созданной в Саудовской Аравии «Аль-Каиды» в ряде арабских стран, их активизация и даже поддержка со стороны части истэблишмента в этих странах, стало причиной беспокойства как для региона, так и для международной общественности.

Преодолеть стремление в средневековье Отсталость арабских стран связывали поначалу с наследием колониализма, затем говорилось о том, что эти государства стали жертвой американо-советского противостояния на Ближнем Востоке, но колониализм пал, СССР развалился, однако о больших успехах в экономическом и демократиче ском развитии этих стран говорить не приходится. Тем временем пропасть между арабскими странами и развитыми западными государствами лишь углубляется. Очевидно, что в такой ситуации и популярность исламистских идей в обществе будет расти.

Арабские авторитарные режимы искусно пользуются «исламистской угрозой» для оправдания своей репрессивной политики.

Расширение политических свобод, – утверждают они, – может при вести в итоге к власти исламистов, тем более что другой оппозиции в этих странах нет – светская демократическая оппозиция давно уже подавлена. Похоже, что целый регион пребывает в некоем идеологическом тупике. Правящие режимы коррумпированы и мало на что способны, демократи ческая оппозиция полностью разгромлена, народ видит свое спасение лишь в лозунгах ислами стов… Но что за государство они способны построить? Считается, что Судан и Иран как раз и яв ляются государствами, построенными по лекалам исламистов, но эти страны, как видно, так и не смогли принести своим гражданам ни благосостояния, ни справедливости…

Смогут ли арабские общества выйти из этого идеологического тупика, без чего невозможны по зитивные перемены? Эта проблема почти всех исламских стран стала уже мировой, и остается только надеяться, что мировое демократическое сообщество приложит максимум усилий для пре одоления массового стремления населения этих стран искать свое счастье в средневековье.

НАРГИЗ АХУНДОВА, доцент Бакинского государственного университета

Еженедельная аналитическая газета "Бакинские Bедомости", № 22 (60), 10 июня 2006
© www.monitorjournal.com | All Rights Reserved