ЭКОНОМИКА

Проблема

СТРАНА-МОТ И ТРАНЖИРА
Сегодня мы расходуем уже средства последующих поколений

Азербайджан - страна уникальная. Причем во всем. Начиная с природных условий и кончая долготерпеливым народом. А в промежуток между этими двумя понятиями уложилось все остальное, в том числе чудеса в политике и экономике. Оставлю политику политологам и остановлюсь на чудесах экономических.

Недавно по просьбе Национального банка (НБ) было принято решение о том, чтобы доходы от реализации нефти учитывались не в национальной валюте, а в долларах США. Это было объяснено тем, что в связи с ростом курса национальной валюты, Нацбанк несет значительные потери при пересчете долларов в манаты. Сам по себе факт удивительный.

Как известно Нацбанк является главным регулятором валютного курса. Вообще для регулирования финансовой ситуации существует несколько путей. Нацбанк, выбравший для этого не самый лучший - валютное регулирование, сегодня фактически признает крах своей же политики. Неоднократно писалось о том, излишняя зарегулированность валютного курса, без учета возможностей фискальной политики, учетной ставки и развития рынка ценных бумаг, рано или поздно должно привести к неблагоприятным результатам. Самое интересное в том, что пока сохранялся тренд на устойчивое медленное падение курса маната по отношению к доллару и, соответственно, другим основным валютам, проблем у НБ не было. Наоборот, при расчете платежного баланса, это приносило дополнительное средства. Но с конца 2004 года был взят курс на постепенное удорожание маната, о пагубности которого я уже писал. Вопреки всем законам экономики, наша неразвитая в страна, находящаяся, как утверждают власти, в переходном периоде, предпочла дорогую валюту. Хотя экономическая наука учит и демонстрирует на примерах, что только падающий курс способствует ввозу капитала и вывозу готовой продукции. Но власти, ориентированные на продажу сырьевых ресурсов, совершенно не интересует создание благоприятного климата для развития производящих отраслей.

Если принять во внимание инфляцию и индекс цен, то у нормального экономиста глаза на лоб полезут. Ситуация действительно странная. С одной стороны, национальная валюта дорожает по отношению к основным мировым валютам. С другой стороны, цены на товары растут еще быстрее. Если брать за основу цены ее товарное наполнение в потребительском смысле и сравнить с изменением валютного курса, получается, что доллар США, евро, фунт стерлингов в Азербайджане подешевели чуть ли не на 20%. Где, откуда такая пропорция?

А все дело в том, что в страну стало поступать большое количество нефтедолларов. Рост доходов вызывает соответствующий рост расходов. Причем эти расходы в основном стимулируются непроизводственными доходами, по большей части представляющими из себя коррупционные потоки. В результате необеспеченные товаром деньги, хлынув на рынок, вызывают повышение цен, в первую очередь на потребительские товары. Обещания правительства и Нацбанка сохранить инфляцию ниже 10%, подкрепленные цифровой эквилибристикой Госкомстата, ничего другого кроме возмущения или, в лучшем случае, кривой усмешки у населения не вызывают. Сколько бы ни твердили власти о низком и контролируемом уровне инфляции, сколько бы ни уменьшали размер потребительской корзины, все знают, что мясо, стоившее год назад максимум 18000 манатов, сегодня стоит 25000. Все основные потребительские, особенно продовольственные товары, за год подорожали на 20 - 30%, а то и на 50%.

В мировой практике и экономической науке были прецеденты, когда за счет экспорта сырьевых ресурсов страна получала огромные средства. Но для таких случаев существуют и методы борьбы с инфляцией, а также регулирования валютного курса. Для того чтобы манат не рос по отношению к доллару, необходимо уменьшить предложение валюты, а чтобы сбить инфляцию уменьшить государственные расходы и связать излишек денег. Конечно, в нашей стране очень трудно убедить граждан в том, что государственные ценные бумаги, а тем более бумаги частных компаний и банков, - весьма надежное помещение капитала. Но я лично убежден в том, что отнюдь не повышение пенсий приводит к такому большому росту спроса на потребительском рынке. Обратим внимание на то, что реальная инфляция четко коррелирует с растущими государственными расходами на различные программы, в том числе и инфраструктурные. Все дело в том, что значительная часть этих средств прилипает к рукам коррумпированного чиновничества, а затем через обслуживающих их людей, которым они платят, оказывается на рынке. Поэтому необходимо, чтобы в стране была разработана четкая программа по развитию промышленности, которая позволит связать излишек денежной массы.

Вместо же этого на днях мы стали свидетелями очередного пересмотра госбюджета в сторону увеличения доходов и расходов. Рост доходов совершенно понятен – это нефтедоллары, поступающие благодаря повышению мировых цен на углеводороды. Но так ли необходимо было увеличивать расходы? Международные финансовые структуры еще в прошлом году выражали обеспокоенность 40-процентным ростом бюджетных расходов, причем в большей степени социальных. Теперь их вновь увеличили.

В свое время под давлением международных структур был создан Нефтяной фонд. Одной из главных его задач являлось именно связывание излишков поступлений от продажи нефти. А что мы наблюдаем сегодня? Из этого фонда, который должен был сохранить средства для последующих поколений, чье богатство мы сегодня расходуем, финансируются самые различные программы. Более того, в этом году первоначально было предусмотрено превышение расходов над доходами почти на 140 миллионов новых манатов. После же подписанного президентом указа об изменения доходов и расходов ГНФАР эта разница составила 170 миллионов манатов! Вообще непонятно, для чего создан этот фонд. Неужели только в качестве запасного кармана власти, которая будет запускать в него свою руку каждый раз, когда ей будут нужны деньги на новые игрушки, а точнее прожекты. Указанный рост расходов объясняют финансированием доли Азербайджана в нефтепроводе. Господи, да сколько же можно? Этот трубопровод съел уже столько, что за эти деньги можно было построить десяток крупных предприятий. В конце концов власть должна осознать, что этот фонд не принадлежит ныне живущим. И каждый раз когда они запускают руку в него, должны понимать, что отбирают их у наших детей и внуков. Конечно, деньги не должны лежать мертвым капиталом, а должны работать и приносить прибыль. Поэтому считаю недопустимым брать из ГНФАР деньги безвозмездно. Если нужны деньги из ГНФАР, их нужно брать в виде кредита. Получится, что наши дети, сегодня кредитуя нас, тем самым способствуют и улучшению своего положения.

Известный в экономике принцип мультипликатора говорит о том, что вложенный сегодня в бизнес доллар, манат, евро и т.д., в течение 5 лет приносит в 5 раз больше. Исходя из этого принципа, можно было бы брать кредиты из ГНФАР под определенные проценты, скажем, такие же, как и у других финансовых структур (например, LIBOR+1,5%), для финансирования программ развития страны. Причем нужно обговорить, что ни правительство, ни президент, ни парламент страны не имеет никаких прав на списывание долгов этому фонду.

Сегодня создан очень плохой прецедент, когда средства фонда безвозмездно по желанию руководства страны направляются на какую-то программу. Причем еще раз подчеркиваю, расходы ГНФАР превысили доходы. А ведь фонд накопительный. Есть серьезные опасения по поводу того, что и в дальнейшем эта тенденция продолжится, в результате наши потомки останутся не только без природных богатств, но и без денег, которые эти богатства должны были им принести.

ТЕЙМУР БАГИРОВ

Еженедельная аналитическая газета "Бакинские Bедомости", № 22 (60), 10 июня 2006
© www.monitorjournal.com | All Rights Reserved