САТИРА

Система

ФИЛОСОФИЯ ВЛАСТИ

Жарким июньским днем около 30 человек собрались перед зданием Президентского аппарата. Судя по всему, тут проходила акция протеста. Назвать ее массовой, язык не поворачивался. Но, несмотря на это, человек в оранжевых штиблетах, стоящий впереди толпы и, по-видимому, выполняющий функции лидера, уверенно кричал в телефонную трубку:

- В акции протеста участвует более 30 тысяч наших сторонников. Мы прорвались через полицейские кордоны и в данный момент осаждаем здание Президентского аппарата. На переговоры с нами пока никто не выходил. Может быть, увидев такое количество людей, они перепугались и покинули страну.

В этот момент к толпе подошел сержант полиции и спросил:

- Кто вы такие и почему здесь собрались?

- Мы члены политической партии «Делу час, а потехе круглые сутки». Собравшиеся тут люди выражают свой решительный протест против антиазербайджанской политики иранских властей, фальсификаций результатов парламентских выборов, глобального потепления, вырубки армянскими сепаратистами лесов в Топхане и последнего выступления Джорджа Буша.

Сержант немного подумал и задал еще один вопрос:

- А что такого сказал Джордж Буш?

Пришло время задуматься его собеседнику. Он задумчиво посмотрел на здание филармонии, почесал затылок и неуверенно сказал:

- Точно не помню… Да и какая разница! Прошу не отвлекать меня своими бессмысленными расспросами.

Сержант покорно замолчал и отошел в тень деревьев, которых пока еще не успел вырубить глава Исполнительной власти Баку. Собравшиеся стояли под палящими лучами солнца и что-то вяло выкрикивали. Через некоторое время открылось окно кабинета президента и оттуда кто-то выглянул. Увидев, что их акция не осталась без внимания, протестующие стали кричать чуть громче. Наблюдающий за ними человек исчез в окне. Митингующие замолчали.

Сержант начал кому-то звонить по мобильнику.

- Здравствуйте, шеф!.. Нет, тут все спокойно… Их не больше тридцати… Хорошо…

Полицейский вразвалку удалился. Вдруг открылись двери Президентского аппарата и кто-то направился к собравшимся. Толпа тут же ожила.

- Ребята, что вам нужно?

- Мы выражаем протест.

- Послушайте, на дворе 40-градусная жара. Расходитесь по домам. Честное слово, в такую погоду лучше вообще из дома не выходить…

- Это вам лучше из домов не выходить, - начал кричать человек в оранжевых штиблетах. – Это вы разбазариваете наши национальные богатства, продали Карабах и игнорируете общественность. Мы не уйдем отсюда, пока президент не подаст в отставку.

- Да не подаст он в отставку, будьте уверены. А вы пробовали съездить к морю? Говорят, сейчас на пляжах благодать…

- Нам некогда по пляжам шастать. Это вы можете спокойно отдыхать и продолжать грабить нашу родину. Но мы не дадим вам спокойно жить! Наше дело правое! Долой коррупционеров и казнокрадов.

Толпа, обливаясь потом, слабо затянула:

- Долой… Наше дело правое…

Переговорщик помотал головой и удалился. Митингующие еще немного постояли и, обращаясь к своему лидеру, спросили:

- А теперь что будем делать?

- А теперь мы начнем сидячую акцию протеста, объявим голодовку, а если наши требования не удовлетворят, устроим акт самосожжения.

Последняя идея не нашла поддержки в толпе, и она начала редеть. Через минут десять перед шлагбаумом, перекрывающим доступ автомобилей и простых смертных к главному зданию страны, остался один человек. Естественно, это был лидер. Он демонстративно снял свои штиблеты и, по-турецки подобрав ноги, уселся прямо посередь улицы.

Люди в снующих мимо него автомобилях с удивлением разглядывали «сидельца». Вдруг один из автомобилей остановился. Мальчик лет десяти, вышедший из него, подошел к протестующему и протянул 1 новый манат.

- Возьмите, дяденька! – сказал ребенок и побежал обратно к машине. Затем, обращаясь к человеку за рулем, сказал:

- Я отдал денежку, папа. Поехали.

Посидев немного на солнце, лидер решил перебраться в тень. Вдруг зазвонил его телефон:

- Здравствуйте! – бодро сказал он. – Говорите громче, пожалуйста, я не слышу вас из-за шума толпы. У нас все в порядке. Мы уже зачитали резолюцию и сейчас ждем представителей официальных властей, чтобы передать документ им. Число присоединившихся к акции растет. Люди все прибывают и прибывают…

В это самое время глава государства проверял свою электронную почту. Он лениво посмотрел в окно и, обращаясь к своему помощнику, сказал:

- А почему этот человек в странных туфлях не уходит?

- Не знаю. Может быть, ему некуда идти?!

- Пригласите его сюда.

- Вы уверены? – спросил помощник.

- Да-да… Все равно нам делать нечего. А так мы подискутируем, пообщаемся, так сказать, с народом.

Через несколько минут лидер протестующих сидел на ковре, в центре его кабинета.

- Может, пересядешь в кресло? – с иронией спросил хозяин кабинета.

- Не волнуйся! Я еще успею посидеть в твоем кресле, - в тон ему ответил гость.

- Ну что вам всем опять неймется? Чего вы на этот раз хотите?

- Свободных выборов!

- Таких на свете не существует! Каждый подтасовывает их так, как умеет. Я не исключение.

- Поддержки наших соотечественников, проживающих в Южном Азербайджане!

- Ага! Как будто у нас своих проблем мало! Мы не будем вмешиваться во внутренние дела другого государства. Поддержка соотечественников, это конечно хорошо. Но, поверь мне, продавать нефть еще лучше.

- Освободить Карабах!

- Да ты выйди на улицу и поговори с людьми! Кому нужен Карабах? Ты, что ли, пойдешь воевать за него?

- Нет, у меня грыжа!

- Вот и у меня грыжа. И у всех оставшихся. Никому этот Карабах уже не нужен. Люди давно забыли о нем. Им подавай шоу всякие, Раксану, Ильхаму Гулиеву, Фаига…

- Это неправда. Карабах нам нужен. Мы его никому не отдадим.

- Ну и не отдавайте. Может, еще чего надо?

- Повысить пенсии и зарплаты!

- А ты что, пенсионер?

- Нет. Я оппозиционер.

- А я миллиардер. И если повышу пенсии и зарплаты, то люди могут очнуться от сна и очень быстро сделать меня миллионером. Так что пускай все так и остается.

- Расул Гулиев должен вернуться на родину!

- А кто ему мешает? Пускай возвращается.

- Вы его арестуете.

- Конечно! Но он же хочет жить у себя на родине. Это условие я могу выполнить. Будет сидеть в нашей, родной тюрьме.

- Ты должен подать в отставку!

- Еще чего?! Я тут надолго. Кроме того, что вы все будете делать, если я подам в отставку? У вас же не будет работы! А я не хочу оставлять своих соотечественников незанятыми.

- Ты не волнуйся за нас. Мы как-нибудь сами тут разберемся.

- Э нет! Вы сначала у себя в партиях разберитесь. Что ни день, то удивляете общественность новым скандалом.

- А вы что, лучше? Ты же половину своего аппарата уже пересажал.

- Согласен. Мы такие же, как вы. Вы пытаетесь дорваться до власти, мы же стараемся ее сохранить. Пока что у нас это получается лучше, чем у вас. И будет получаться. На нашей стороне деньги, войска и полиция. Даже тот же Запад, на который вы так уповали, сдал вас за здорово живешь.

- Народ не на вашей стороне!

- Но и не на вашей. Ему все равно, кто его будет грабить. Сегодня мы, завтра вы…

В комнате повисла пауза. Оппозиционер встал с ковра, отряхнул одежду и, не прощаясь, удалился. А глава государства продолжил проверять свою почту. Настроение у него было приподнятое. Нефть была уже в трубе, а дело давно уже в шляпе.

АЛИ МАМЕДХАНЛЫ

Еженедельная аналитическая газета "Бакинские Bедомости", № 22 (60), 10 июня 2006
© www.monitorjournal.com | All Rights Reserved