ЛЮДИ

Интервью

«Я НЕ ДУМАЮ, ЧТО УБИЙСТВО ЭЛЬМАРА ГУСЕЙНОВА БУДЕТ РАСКРЫТО»

Эксклюзивное интервью «Бакинских Ведомостей» с известным тележурналистом, ведущим программ «Свобода слова» и «Третий тайм» на украинском телеканале ICTV Савиком Шустером.

- Господин Шустер, как вы считаете, насколько изменилась ситуация со свободой слова в России после прихода к власти в этой стране Владимира Путина?

- Я думаю, что она изменилась к худшему. Но это произошло не сразу. В первый президентский срок Владимира Путина еще вещали достаточно открытые, либеральные, независимые телеканалы, которые давали правдивую информацию. Но уже после начала второго президентского срока В.Путина, когда он одержал сокрушительную победу на выборах с цифрой в 73% отданных за него голосов избирателей (насколько эта цифра соответствует действительности - уже другой вопрос), началось «закручивание гаек». Закрыли все, что только можно было закрыть. Что сейчас осталось? «Комерсант», русский вариант журнала «Newsweek», «Новая газета». Вот, пожалуй, и все издания, способные довести до общественности правду.

- Но ведь это печатные издания. Значит ли из ваших слов, что в России yже нет независимого телевидения, способного объективно освещать события?

- Вы правильно меня поняли – в России абсолютно нет независимого телевидения.

- Продолжая эту тему, можно ли сказать, что существует потребность в правдивых репортажах из Чечни, способных довести до российского телезрителя правду о том, что там происходит?

- Безусловно. Что ни день по российскому телевидению идут репортажи о том, что «успешно завершена очередная операция ФСБ против одного из сподвижников Шамиля Басаева». А реально мы не знаем истинную обстановку в Чечне. Ее нам не рассказывают. О ней мы узнаем крайне дозировано, по рассказам приехавших оттуда военнослужащих, жителей Чечни. Я думаю, что просто дан приказ ничего о Чечне не говорить, кроме того, что идет «установление конституционного строя». Что до меня лично, то я убежден в том, что в реальности там происходят совсем иные события, нежели те, что демонстрирует нам российское телевидение. Я могу поверить в то, что клан Кадырова успешно воюет с другими чеченскими кланами, но не более того. Я уже не говорю о законности того, что там происходит, о том, сколь учитывается мнение чеченского народа. Все проще - один клан при поддержке российской ФСБ успешно воюет против других чеченских кланов, которые поддерживает кто-то иной.

- Чем вы объясняете столь откровенно лживую и предвзятую подачу информации о событиях в Украине, которая имеет место на российских телеканалах?

- Наверное, страхом. Я уже говорил о том, что в России нет свободных, независимых телеканалов. А коли так, то нынешние российские телеканалы - наилучшая демонстрация страха, который имеется в РФ перед «оранжевой революцией».

- Является ли ваше присутствие на украинском телеканале ICTV доказательством того, что в Украине, в отличие от России, свобода слова есть?

- Я думаю, что в данном вопросе причинно-следственная связь иная. Она состоит в том, что я работаю на украинском телеканале ICTV потому, что в Украине есть свобода слова.

- Насколько уместно говорить об этом при том, что до сих пор не раскрыто убийство украинского журналиста Георгия Гонгадзе?

- Это не проблема свободы слова, а проблема работы следственных органов. Я, честно говоря, не знаю, что тормозит расследование данного убийства. Но вы правы: если бы журналисты имели доступ к получению всей необходимой информации по поводу данного преступления, то имелось бы больше шансов на его Кроме того, я должен отметить еще одну вещь. Я абсолютно убежден в том, что в Украине есть свобода слова, но нет журналистов, которые могли бы ею воспользоваться, нет профессионалов, которые реально могли заниматься журналистскими расследованиями. В этом трагедия и России. Там есть талантливые журналисты, способные вести расследования, готовые воспользоваться свободой слова, но нет самой свободы слова.

- Так, может, стоит ожидать притока в Украину талантливых российских журналистов, способных воспользоваться этой свободой слова?

- Я думаю, что это очень сложно по целому ряду причин. Ведь у людей имеются свои корни в России и им нелегко принимать решения о смене страны проживания. Не берите пример с меня - я гражданин мира и, наоборот, уехал от своих детей работать в РФ. Кроме того, еще вопрос – будет ли популярный в России журналист пользоваться таким же успехом здесь, в Украине. С другой стороны, я бы очень хотел, чтобы сюда приехали люди, которые начали заниматься журналистскими расследованиями, применили бы свои таланты репортеров. Тут создана очень благодатная среда для их работы.

- Как вы считаете, есть ли вообще надежда на то, что будут раскрыты убийства Листьева в России, Гонгандзе в Украине и главного редактора журнала «Монитор» Эльмара Гусейнова в Азербайджане?

- Я не думаю, что в Азербайджане, особенно учитывая то, какая у вас в стране сейчас власть, будет раскрыто убийство Эльмара Гусейнова. Не верю я и в то, что будет раскрыто убийство Владислава Листьева. Что касается Гонгадзе, то тут больше шансов. Но я скорее надеюсь, чем выражаю уверенность в этом.

- В чем же заключается, на ваш взгляд, демонстрация свободы слова в стране?

- В качестве примера свободы слова я беру даже не США с их нашумевшим «Уотергейтом» - это вершина влияния журналистики на события в стране и имеет место крайне редко. Я скорее беру пример Англии. На мой взгляд, свобода слова имеется тогда, когда СМИ влияют на политику тем, что заставляют политиков пойти на прямой контакт с обществом и таким образом люди, которые избирают тех или иных политиков, чувствуют подотчетность этих политиков им. Именно тогда становится видно, что СМИ реально являются «четвертой властью».

- Как вы считаете, почему талантливый, известный и успешный телеведущий, становясь пишущим журналистом, теряет свою популярность и превращается в «одного из прочих»?

- Это правда. Чаще даже бывает наоборот – пишущий журналист становится хорошим тележурналистом. Меня это не удивляет. Ведь основа журналистики – это печать. Умение брать интервью, редактировать его, умение писать и редактировать репортажи и аналитические материалы, выражаться понятно, грамотно и емко – всему этому учат именно печатные СМИ. А электронные СМИ – просто следующий этап в демонстрации этих талантов журналиста.

- Как вы считаете, имеет ли смысл учить журналистике или это как божий дар, который либо есть, либо его нет?

- Я считаю, что учить журналистике не имеет смысла. Мне кажется, все проще - журналист должен быть просто блестяще образован. Если он пишет на тему юриспруденции, то должен иметь прекрасное юридическое образование, если занимается проблемами экономики - превосходное экономическое образование, если освещает политические проблемы – то иметь диплом политолога. Кроме того, журналист должен быть культурно развитым и начитанным человеком. Да, есть потребность в демонстрации того, как статья готовится, идет в номер, как вести себя перед телекамерами, держать микрофон. Но на обучение всему этому нужен максимум годичный курс.

АКПЕР ГАСАНОВ
Киев – Баку - Киев

Еженедельная аналитическая газета "Бакинские Bедомости", № 23 (61), 24 июня 2006
© www.monitorjournal.com | All Rights Reserved