ИСТОРИЯ

Процесс

НЮРНБЕРГ - ВОСПОМИНАНИЯ О БУДУЩЕМ
Прошло 60 лет со времени окончания Нюрнбергского процесса

«…Надо прежде всего быть «немцем», «расой»,
тогда уже можно принимать решения о всех ценностях
и неценностях in historicis – устанавливать их...
«Немецкое» есть аргумент,
“Deutschland, Deutschland uber alles” есть принцип,
германцы суть «нравственный миропорядок» в истории;
по отношению к imperium Romanum — носители свободы,
по отношению к восемнадцатому столетию — реставраторы морали,
«категорического императива»...
Фридрих Ницше
«Казус Вагнер»


Сейчас, в жаркие дни июня, болельщики всего мира, затаив дыхание, обратили свои взоры к Германии, где проходит XVIII чемпионат мира по футболу. Спустя 32 года этот праздник большого спорта вновь вернулся на немецкую землю. Впервые после воссоединения Западной и Восточной Германии взгляды всего мира прикованы к футбольной державе в самом сердце Европы. К той самой державе, где 60 лет тому назад состоялся почти забытый, беспрецедентный в человеческой истории суд, где выигравшие войну союзники осудили и казнили проигравших военных преступников Германии, а 70 лет назад проходила последняя перед кровопролитнейшей из войн Олимпиада, которую великая Лени Рифеншталь навсегда запечатлела в своей бессмертной «Olympia».

Нюрнбергский процесс назывался Судом Истории, он внес окончательный вклад в разгром национал-социализма. Здесь, в единственном уцелевшем здании – во Дворце юстиции Нюрнберга, города, многие годы бывшего цитаделью фашизма, свидетелем съездов национал-социалистической партии и парадов штурмовых отрядов, были приговорены к смертной казни через повешение 12 высших руководителей Третьего Рейха. Международный военный трибунал также признал преступными организации СС, СД, СА, Гестапо и руководящий состав нацистской партии (НСДАП), признал агрессию тягчайшим преступлением международного характера и впервые в истории наказал как уголовных преступников государственных деятелей, виновных в подготовке, развязывании и ведении агрессивных войн, покарал организаторов и исполнителей преступных планов истребления миллионов людей и покорения целых народов. Политический режим всегда находится в самой прямой и непосредственной зависимости от социальной базы. Еще до наступления общего кризиса Европы в начале XX века и после известного октябрьского коммунистического переворота в России отход мировой буржуазии от показной демократии приобретает практически универсальный характер. Именно в первые послевоенные годы практически во всех ведущих странах Европы возникает такое принципиально новое политическое явление, которое можно охарактеризовать термином «фашизм» и которое было совершенно неизвестно капитализму в предшествующую эпоху.

Анализируя исторические события, предшествавшие и в конце концов приведшие к данному судилищу «виновного народа» - осуждения «первородного греха немцев», с высоты нашего времени и возможности обзора можно сказать: в 30-е годы практически во всех странах Европы в силу ряда объективных причин появляются милитаристские диктатуры, основанные на авторитарной власти (в частности, кроме Гитлера и Муссолини, это режимы Пилсудского в Польше, Антонеску в Румынии, Хорти в Венгрии, Бенеша в Чехословакии, Маннергейма в Финляндии, Франко в Испании, Салазара в Португалии, Метаксаса в Греции, Цанкова в Болгарии, Зогу в Албании и т.д.), идейной квинтэссенцией которых, конечно же, являлся германский национал-социализм. Последний трудно охарактеризовать просто как ультранационалистически-расовое (как раз этнический момент в этом движении не был воздвигнут до абсолюта – вспомним, что союзниками немцев в войне были не только почти все европейцы – Италия, Венгрия, Румыния, Болгария, Словакия, Хорватия, Финляндия, Испания, существовали добровольные подразделения Waffen SS Бельгии, Голландии, стран Скандинавии, стран Балтии, Франции и даже Англии и Индии, союзником немцев была также Япония, им симпатизировали многие арабские и латиноамериканские режимы) или праворадикальное течение.

Нацистское учение об арийской расе на самом деле было видом ново-старой неоязыческой религии Европы, скрывающейся под маской политической идеологии, предвестниками которой были Шопенгауэр, Гобино, Чемберлен и Ницше. Духовные корни нацизма имели сложную связь между святостью жертвы, ее миссией и ее виной. Это был своего рода бунт «реинкарнации атлантов» Европы и бунт против единобожия, ради воскрешения и защиты древних языческих богов и титанов – словно сошедших из грандиозной мистерии Вагнера «Кольцо Нибелунгов». Фашизм, причинивший колоссальные страдания из-за стремления к Сверхчеловеку (термин, берущий свое начало от ницшеанского "Ubermensch"), поставил свой «крест» на эпохе материализма и заставил миллионы людей поверить в реальность духовного мира. При всей пестроте и сложности классового состава национал-социалистического движения определяющим также является его антиэлитарный характер. Фашизм был непосредственной реакцией наций почти всей послевоенной традиционально-континентальной Европы в условиях кризиса и развала буржуазного государства, разброда в господствующем классе и социальной истерии во всех без исключения слоях общества, грозящей приходом к власти разбушевавшихся к тому времени ультралевых политических течений, руководители которых так и грезили «пожаром мировой революции».

Но в совершенных фашизмом преступлениях по принуждению «раскаялась» (правда, тоже под очень большим настаиванием бронированных кулаков «мирового пролетариата» - словно целой орды яростных демонов, вдруг оживших и выскочивших из чудовищных ям советской пассионарности под названием «Т-34» - армии, которая была действительно «всех сильней от тайги до Британских морей») лишь побежденная и полностью раздавленная Германия. Остальные же, как западно, так и восточноевропейские страны, не только не признались, но и со временем даже перевели часть обвинений в то государство, благодаря кому эпидемия фашизма, захлестнувшая Европу, была подавлена - СССР.

Революции 1989 года в Восточной Европе были восприняты нами – бывшими советскими людьми с восторгом. В наших глазах крушение коммунистических режимов открывало путь к «глобальной свободе», основанной на нерушимом праве частной собственности и «правах человека». Воочию наблюдая капитуляцию больших и малых «левиафанов» перед «вечными ценностями» либерализма Фукуямы, мы заблуждались, полагая, что последний бастион «Империи зла» пройден и наступит новое время благоденствия и земного рая. На самом деле все оказалось гораздо прозаичнее и пошлее – сегодня мы фактически наблюдаем возрождение гитлеровских принципов западного неоколониализма, которые при двуполярном мире почти что канули в Лету…

Прошло 60 лет после самого громкого судебного заседания XX века, который после окончания страшной войны поставил своей главной целью избавить грядущие поколения от бедствий войны, вновь утвердить веру в основные права человека, в достоинство и ценность человеческой личности. Осудить нацизм - значило покончить с одной из угроз, способной в будущем привести к новой мировой войне. Сейчас нам приходится вновь задуматься - может ли быть человеческий суд совершенным? В ходе этого суда упоминалось о Бабьем Яре, но не упоминалось о бомбардировке Дрездена. Начатая 13 февраля 1945 г. силами англо-американской авиации бомбежка продолжалась 14 часов и масштабы этого варварства оставили далеко позади не только Гернику, но и Хиросиму. Есть разные оценки числа погибших, наиболее часто приводится цифра 235 тысяч! – и это практически исключительно мирное население. ПВО и сколько-нибудь значимых военных объектов в городе на момент бомбардировки не было - зато была Дрезденская галерея. Говорилось о Холокосте, но не говорилось о геноциде судетских немцев, которым в Чехословакии на лбу и одежде рисовали свастику и выдавали повязки с буквой "N" - от чешского "nemec". Так же поступали с евреями и фашисты, заставляя их носить на одежде желтые звезды Давида. Осуждалось вторжение в Польшу, но не осуждалось участие той же самой Польши в хищническом разделе Чехословакии. Не стоит забывать, что апофеозом становления фашистской Германии стало заключение в 1934 г. германо-польского договора «О дружбе и ненападении». Этот договор между двумя милитаристскими режимами - Пилсудского и Гитлера - на пять лет опередил пресловутый пакт Молотова - Риббентропа. И заключила его с гитлеровской Германией именно Польша, которая преподносилась либеральной прессой «жертвой советско-германского сговора». Не выяснялось, какая существует разница между Дахау и Соловками, а о Хиросиме и Нагасаки вообще никто и не вспоминал…

Нюрнбергский суд завершил окончательную политическую кастрацию Германии. Это коснулось и Японии, правда, после аналогичного Токийского процесса в 1948 г., где 7 человек, обвиненных в развязывании агрессивной войны, были приговорены к смертной казни. Процесс продолжается по сей день - пресловутые законы типа "Auschwitz-Luge" (нем. – «ложь об Освенциме, так называемый закон об отрицании Холокоста») и тотальная охота на «историков-ревизионистов» - на малейшее инакомыслие по всей Европе, невозможно объяснить вменяемой логикой. Прямым подтверждением тому является вопиющий факт - недопущение президента Ирана на чемпионат мира по футболу, хотя спорт не должен иметь никакого отношения к политике!

В послевоенные годы образ бесчеловечной Германии долгие годы тщательно культивировался с помощью всех мировых средств массовой информации и различной художественной продукции. Германия больше не должна мириться со своей колониальной ролью падчерицы США или НАТО. Думается, что сегодня в силу объективной реальности прогрессивные силы этой страны, не снимая с себя ответственность за военные преступления, вправе требовать соблюдения принципа срока давности по отношению к себе и положить начало политическому возрождению, постепенно конвертируя экономический потенциал в политический, естественно, в рамках ЕС – иначе та хрупкая стабильность, которая держалась все эти 60 лет в послевоенной Европе благодаря мировому двуполярному равновесию, может в один миг разрушиться.

Невозможно быть вечно виноватым, и ультраправые Германии постепенно набирают силы. Все традиционные ценности Европы под давлением мирового глобализма и «кока-колизации» могут окончательно дрогнуть. Основанный недавно альянс Берлин - Париж - это единственная политически оформленная надежда на преодоление прошлых страхов и фобий Европы, иначе EС окажется мертворожденным ребенком.

Тем более, что со временем в Старом Свете обязательно возникнет необходимость создания единой континентальной Европы «от Владивостока до Дублина», о которой еще в 1982 г. говорил бельгийский геополитик Жан Тириар – это будет окончательной реанимацией традиционной Европы и европейских ценностей. Политическую позицию Тириара можно было бы определить примерно следующим образом: создание Единой республики, типа империи, простирающейся от Исландии до Владивостока. Средиземное море будет внутренним морем этой Европы. Примером единой структуры этого государства может послужить I Французская Республика - государство якобинцев, светское государство централизованного типа. Это должна быть политическая нация, признающая только граждан. Тириар совершенно не приемлет концепций хрупких, нестабильных лженаций, основанных на расовых, языковых и этнических принципах (вам эти определения точно ничего не напоминают?).

Нюрнбергский трибунал создал важный прецедент для международного правосудия в наши дни. Его историческим наследником можно назвать Гаагский суд, трибуналы по Руанде и экс-Югославии, которые призваны наказать виновных в этнических чистках. У нас Гаагским судом, Руандой и даже экс-Югославией мало кто особенно интересуется. Даже недавняя, окрашенная в таинственные краски смерть бывшего президента Милошевича, находившегося в заключении, почти не вызвала реакцию общества и СМИ. Хотя, учитывая регион, произошедшие события и обстановку, в которой мы живем, там могут и должны бы оказаться люди, которые живут совсем-то рядом, по ту и эту сторону «бугра». Видимо, будущее рождается только в прошлом, или, как говорил Фолкнер, – «оно даже не прошлое» - таковы законы Кармы Мира.

Все же главный урок истории, видимо, заключается в том, что она так и никогда никого ничему не учит.

ЭЛЬМИР МИРЗОЕВ

Еженедельная аналитическая газета "Бакинские Bедомости", № 23 (61), 24 июня 2006
© www.monitorjournal.com | All Rights Reserved