САТИРА

Общество

НЕЗАКОНЧЕННЫЕ ДЕБАТЫ

Летний Баку начала XXI века - это синтез автомобильных выхлопов, несусветной жары, шума от непрекращающихся строек и прочих признаков развития города, оказавшегося в руках дремучих провинциалов. В это время года никому не хочется работать. Депутаты уходят на каникулы, правительство в отпуск, а рядовые граждане ломают голову над тем, как и где провести знойные летние дни, чтобы зимой не было мучительно больно за бесцельно прожитый год. То есть они также перестают работать, тем более что работу они не могут найти не только летом, но и во все остальные времена года. Все дружно едут на пляжи, самозабвенно плескаются в огромной нефтяной луже под названием Каспий и радуются жизни. Среди обывателей есть особая группа людей, для которых наступление лета означает открытие сезона беспрерывной игры в нарды и доведение ежесуточной дозы выпиваемого чая до нескольких ведер. Их излюбленным местом, где они совмещают оба этих занятия, являются бакинские чайханы. Но не все подряд. Есть несколько критериев, которым должна отвечать чайхана, иначе процесс игры и прочие обряды могут не принести ожидаемого эффекта от такого отдыха. Заведение, в котором разворачиваются нижеописанные события, отвечает всем восточным стандартам. Чай тут недорогой, кругом деревья и благодать. Называется это заведение «Дом поэзии им. Алиаги Вахида».

В воскресный вечер за одним из столов сидела большая компания мужчин в возрасте от 30 до 70 лет. Они по очереди играли в нарды, не переставая пили чай, и лениво переговаривались между собой.

- А вы слышали новость про АNS? – обратился к присутствующим Рахман, преподаватель математики в средней школе.

- Нет, не слышали. А что такое?

- Телеканал закрывается!

- Да что ты говоришь? – удивился Фаиг, безработный врач. – А за что?

- За нарушение налогового законодательства, - продекларировал учитель явно вычитанную где-то фразу.

- А у нас есть такое законодательство? – с иронией спросил дядя Бекир, пенсионер районного значения. – И что же они нарушили?

- Видимо, долю недоплатили, - предположил Вагиф. Поговаривали, что он раньше работал в каком-то закрытом НИИ. Вагиф имел репутацию человека, сведущего в политике, бизнесе и охоте на крупную дичь.

- А ты чуть что - сразу «долю недоплатили»… В вашем этом закрытом НИИ тоже долю платили? – съехидничал дядя Бекир.

- Платили. И недоплатили. Поэтому наш закрытый НИИ очень быстро превратился в открытый базар.

- И как ты думаешь, кому недоплатил АNS? – не унимался дядя Бекир.

- А кто его знает? Раньше у республики был один хозяин, все ему и платили. Кто деньгами, кто душой… А сейчас на каждую улицу по одному хозяину приходится.

- А я вот сам себе хозяин, - заявил Фаиг.

- Поэтому и ходишь без работы, - сказал Рахман. – Был бы у тебя хозяин, тогда, может, и ты на что-нибудь сгодился бы.

- Между прочим, я врач-стоматолог, - обиженно сказал Фаиг.

- Ага. А я сантехник-особист, - съязвил дядя Бекир. – И еще я могу вот так…

Сказав это, уважаемый пенсионер вставил пальцы в рот и издал такой пронзительный свист, что все посетители чайханы обернулись на него.

- Но за это сейчас денег не платят, - с сожалением заключил он.

- А раньше платили? – поинтересовался Фаиг.

- Конечно. Я же одно время в ГАИ работал.

- Оно и видно. Свистишь почище Соловья-разбойника…

- Э нет. Соловей-разбойник, он ведь как бы посвистывал. А мы свистели в полную силу… - с ностальгией в голосе сказал Бекир и тут же задумался. Он что-то вспоминал и улыбался своим мыслям.

- Да, хорошее было время, - согласился с мыслями аксакала Вагиф. – Никто не работал, но все получали зарплату. Раз в год ездили на курорт. Лечились бесплатно…

- Ты еще про колбасу вспомни за 3 рубля и хлеб за 20 копеек, - сказал Рахман.

- Между прочим, хлеб и сейчас стоит 20 копеек, – напомнил Фаиг.

- Да, но как их заработать? – продолжал философствовать Вагиф. – Раньше другое время было. Жизнь веселая была. Забот никаких не было. Все только и знали, что на Брежнева молились…

- … и треть дня в очередях проводили, - вставил Фаиг.

- Ваше поколение ничего в жизни не понимает, - раздраженно сказал дядя Бекир. – Мы, между прочим, целину поднимали, с врагами народа боролись, вредителей, понимаешь, выявляли в среде пролетариата. У нас была идея, цель, работа и энергия. А вы кроме Самира Багирова и «Тексуна» ничего в жизни не видели. И так вам и надо. Такие, как ты, в 80-х устроили эту свистопляску на площадях. Свободы им захотелось! Вот и получили полную свободу…

- А ты чем, собственно, недоволен? – возмутился стоматолог. – Хлеб стоит 20, а бензин – 36 копеек. Вождь у нас тоже есть. Даже два вождя – один живой, другой не очень. Молись на них, сколько тебе влезет. Была КПСС, стала ЙАП. Свято место пусто не бывает. На чай и нарды денег тебе хватает. Все как в старое доброе время.

Дядя Бекир безнадежно махнул на него рукой и не стал продолжать полемику. Рахман решил несколько разрядить напряжение своих приятелей и сказал:

- А вы чемпионат мира по футболу смотрите? Вчера такая игра была: Италия - США. Арбитр во время игры чуть ли не половину состава команд удалил.

- Видимо, и ему долю недоплатили, - задумчиво сказал Вагиф.

- Ты думаешь, там тоже берут взятки? – опять встрял Фаиг.

- А кто их не берет? Только те, кому неправильно предлагают.

- А тебе когда-нибудь предлагали?

- Конечно, предлагали.

- И ты брал?

- Нет. Я не брал. Брал мой заместитель и делился со мной. Так что мои руки чисты, так же как и совесть.

- Интересная логика. Но тогда и Гитлер ни в чем не виноват. Насколько я знаю, он лично никого не убивал.

- Ты хочешь сказать, что я хуже фашиста?

- Нет. Я хочу сказать, что ты лицемер, - уверенно подытожил Фаиг.

Повисла тягостная пауза. В этот момент к столу подошел нищий.

- Ради Аллаха, подайте на хлеб.

- Найдешь, кто тебе подаст, и нам сообщи, - раздраженно сказал дядя Бекир.

- Мы коллеги? – невозмутимо парировал нищий.

- Топай-топай отсюда, - повысил голос Вагиф. – Только тебя тут не хватало.

- Вот так всегда, - посетовал нищий. – Подойдешь по-человечески, лишнего слова не скажешь, культурно попросишь поделиться, чем не жалко, а в ответ «топай отсюда»… Это признак вашей невоспитанности, сударь.

- Вы только посмотрите на этого наглеца! – сказал Рахман и грохнул кулаком по столу. – Чего тебе от нас надо?

- Уважительного отношения. Я полноправный гражданин этой страны и требую к своей персоне уважительного отношения. Учтите, что еще одно грубое слово, и я подам на вас в суд.

Сидящие за столом после этой тирады потеряли дар речи. Дядя Бекир попытался было что-то сказать борцу за права, но затем передумал и, попрощавшись с товарищами, удалился. Тем временем нищий продолжал:

- Вообще в нашем обществе наблюдается полная деградация духовных ценностей. Люди озлоблены и находятся в состоянии постоянной депрессии. Куда девалась учтивость нашего народа? Где наши старые бакинцы, которые всегда славились своей приветливостью?

На этом месте не выдержал Фаиг и, сославшись на головную боль, тоже удалился. Но и это не возымело никакого действия на оратора.

- Наша страна находится в преддверии огромных доходов. 20% территорий Азербайджана оккупировано. У нас 1 миллион беженцев и вынужденных переселенцев. Армения не выполняет 4 резолюции ООН, в которых сказано, что эта страна является агрессором и ее вооруженные силы должны безоговорочно покинуть наши земли. Но, если будет надо, наша армия в любой момент освободит оккупированные территории…

С удивлением взирающие на него Рахман и Вагиф тоже поднялись и, расплатившись за чай, ушли. Нищий, довольный собой, подошел к владельцу чайханы и сказал:

- Ну как?

- Отлично. А теперь подойди вот к тому дальнему столику. Эти ребята тоже сидят тут около трех часов, но до сих пор заказали всего один чайник чая. Мне тут людей рассаживать негде, а они лясы точат. Давай, действуй!

Нищий послушно подошел к указанному столику и сказал:

- Ради Аллаха подайте на хлеб.

АЛИ МАМЕДХАНЛЫ

Еженедельная аналитическая газета "Бакинские Bедомости", № 23 (61), 24 июня 2006
© www.monitorjournal.com | All Rights Reserved