ПОЛИТИКА

Карабах

МЕЖДУ АВТОМАТОМ И АВТОРУЧКОЙ
Проиграв на поле боя, мы и переговоры превратили в настоящий фарс

Не знаю, существует ли в медицине термин «комплекс проигравшей стороны», но то, что мы им страдаем – это факт. С самого начала карабахского конфликта мы больше искали оправдания нашим будущим поражениям, чем воевали. В начале 90-х годов по стране ходило столько мифов и россказней о всемогуществе армянского лобби, что исход войны уже тогда можно было спрогнозировать. «Армянское лобби» ассоциировалось у азербайджанцев с неким очень богатым и носатым бородачом по имени Вардан, который мог в любое время суток попасть на прием к Горбачеву или Бушу, а то и вызвать их обоих к себе в Ереван. Вардану ничего не стоило передислоцировать в Карабах всю американскую армию, устроить землетрясение в Азербайджане, повернуть время вспять и т.д.

Сейчас эти мифы ушли в историю, но на их место уже начали протискиваться другие. О Вардане вспоминают все меньше и меньше, зато Андрэ (армянин, принявший участие в конкурсе «Евровидение») превратился для нас в очередной кошмар. На сайте организаторов конкурса этот самый Андрэ был представлен как гражданин «НКР». Поднявшийся по этому поводу в Азербайджане шум затмил собой все остальные события вокруг Карабаха. Как черти из табакерки выскочили на свет божий всякие борцы, освободители и спасители Карабаха. Спрашивается, из-за чего, собственно, началась вакханалия? Естественно, сведения на сайте должны были быть изменены. Но зачем надо было превращать это в общенациональную проблему? Разве конкурс «Евровидение» является мероприятием, на котором решается, в каких географических границах должно существовать то или иное государство? И почему тот факт, что «под давлением наших патриотов» организаторы внесли поправки в текст, размещенный на сайте, преподносится нам как историческая победа азербайджанского народа? Это все, на что мы способны? А еще мы должны радоваться тому, что армянский клуб «Пюник» не стал играть с нашим «Нефтчи» в футбол?

Мы смирились с потерей 1/6 территории страны, зато готовы убить за то, чтобы доказать авторские права на долму. Азербайджан не может нормально развиваться, имея на своих плечах груз в несколько сотен тысяч беженцев и вынужденных переселенцев. В то же время победа нашей футбольной команды над армянами преподносится как аналог взятия Берлина в 1945 году. Это откровенно анормальное восприятие окружающего успешно навязывается нам в течение последних лет.

Кому нужны победы кавээнщиков и футболистов, когда сепаратисты откровенно глумятся над нашей землей? Мы полностью извратили понятия «лобби» и «диаспора». Наши лоббисты занимаются чем угодно, но только не лоббированием наших интересов. А соотечественники даже за рубежом умудрились разделиться на проалиевские и непроалиевские диаспоры. Проиграв на поле боя, мы и переговоры превратили в настоящий фарс. Ясно, как божий день, что территориальный конфликт между двумя государствами можно решить двумя способами – путем военных действий или за столом переговоров.

Что касается военных действий, то силовой вариант решения конфликта был и остается для нас самым приемлемым, иначе восстановление территориальной целостности страны будет еще долго оставаться под вопросом. Но вместо создания армии, в Азербайджане происходит следующее – молодых людей призывного возраста сгоняют в закрытые зоны, где у них вымогаются деньги, унижается их честь и достоинство, совершенно безосновательно подвергается риску их здоровье. Власти сделали все для того, чтобы азербайджанцы боялись не то что воевать, а и в мирное время служить своей Родине.

Остаются переговоры, а мы их практически не ведем. То есть переговоры ведутся исключительно ради переговоров. Все вокруг них покрыто завесой мистики и тайны. Переговоры по Карабаху превратились в какой-то Бермудский треугольник, в котором давно уже бесследно пропали все более или менее здравые предложения.

Политики не имеют никаких вариантов решения конфликта. Остается только одно – попытаться навязать сторонам вариант урегулирования, который в первую очередь будет отвечать интересам сильных мира сего. Долгосрочные энергетические проекты, которые начали претворяться в регионе, изменили расклад сил на Южном Кавказе. В регионе значительно укрепились позиции США и Европы, но в то же время Россия и ее влияние еще не настолько ослабли, чтобы стороны могли бы попытаться решить конфликт без оглядки на Москву. Так или иначе, если карабахский конфликт будет возможно решить путем переговоров, данное соглашение должно будет отвечать интересам крупных геополитических игроков. И однозначно утверждать, что все зависит исключительно от воли азербайджанского и армянского народов, нельзя. Но в то же время воля народов - это тоже далеко не последний фактор.

Реальные переговоры, результаты которых будут иметь право на жизнь, могут иметь место исключительно между представителями гражданского общества. И если мы все-таки не собираемся воевать, так давайте же, в конце концов, начнем говорить. Не бубнить что-то себе под нос при встрече с Кочаряном, которым недовольны сами же армяне, а говорить с реальными представителями армянского гражданского общества. С вменяемыми людьми, имеющими авторитет в Армении и не тянущими за собой груз каких-либо обязательств перед Москвой, Вашингтоном или Парижем.

Никто не утверждает, что эти переговоры принесут стопроцентный результат. Но ведь переговорный процесс подразумевает под собой мирное решение конфликта и дальнейшее мирное сосуществование армян и азербайджанцев. По крайней мере, так и ни до чего не договорившись, мы с полной уверенностью сможем заявить, что вместе жить наши народы не могут. Затрудняюсь сказать, поймет ли нас мировое сообщество и какой тип ракет будет использован для убеждения армян и азербайджанцев в исторической неизбежности и необходимости нашего добрососедства.

Но зато у нас на руках будет однозначный ответ на вопрос, который мучает нас вот уже 10 лет – а стоит ли вообще вести переговоры? Возможности мирного урегулирования данного конфликта ничтожны, но мы не имеем права пренебрегать никакими вариантами.

Кстати будет отметить, что организации и люди, способные стать инициаторами реального переговорного процесса, могут сделать головокружительную политическую карьеру, добейся они хоть каких-нибудь положительных результатов. Но, к сожалению, наши политические партии давно уже сняли с повестки дня карабахский вопрос. Правящую партию интересует один-единственный вопрос – любой ценой остаться у власти. Оппозиция занята другим вопросом – любой ценой прийти к власти. В этих условиях ни те ни другие даже не хотят вспоминать о Карабахе. А когда приходится это делать, все сводится к популистской риторике в духе «если будет надо, то мы их всех того…». Это вызывает сожаление и удивление, ибо лучшей почвы для создания совершенно нового общественного движения, способного в будущем трансформироваться в политическое, чем поиск путей урегулирования карабахской проблемы, невозможно придумать. Так же невозможно придумать более глупого положения, в котором оказались стороны конфликта.

Армения принесла в жертву свое экономическое процветание и осталась в стороне от целого ряда региональных проектов. Азербайджан претендует на роль регионального лидера, но при этом не оказался способен сохранить собственную территориальную целостность. Переговоры между главами государств не имеют никаких перспектив. Между представителями гражданского общества диалог не ведется. К войне не готов ни Азербайджан, ни Армения. И что мы будем делать дальше? Слушать заявления Абиева и Саркисяна? Но на это больше нет сил. Или, может, мы все-таки сделаем выбор между автоматом и авторучкой? Или на это тоже уже нет сил?

АЛЕКПЕР МАМЕДОВ, mamedxanli@rambler.ru

Еженедельная аналитическая газета "Бакинские Bедомости", № 24 (62), 01 июля 2006
© www.monitorjournal.com | All Rights Reserved