САТИРА

Власть

ОТЕЛЬ "PARK INN"

Однажды весной, когда Баку продолжал задыхаться в не убираемом мусоре, а в землю продолжала литься вода из десятилетиями не ремонтированных монополистом "Азерсу" труб, на проспекте Азадлыг, 1 происходили интересные события. В люксе номере №50 недавно открытого отеля "PARK INN", который временно заменил собой достопамятную москвичам квартиру председателя МОССОЛИТА Берлиоза из жилищного товарищества дома № 302-бис на Садовой улице, собралась сплоченной компания Князя Тьмы.

На широкой двуспальной кровати, застланной черными шелковыми простынями и прочим постельным бельем из Поднебесной, возлежал сам Князь Тьмы. Мосье Воланд отдыхал, выставив больное колено, в которое обнаженная Гелла щедро втирала недоступный простому люду барсучий или медвежий жир. Это был не фальсифицированный, как сейчас принято на просторах СНГ, а самый натуральный экологически чистый продукт. Рядом с ними за столом сидел и бешено стучал грязными пальцами по клавишам лэптопа мерзопакостный Азазелло с угрожающе торчащим клыком. На экране ноутбука, светясь всеми цветами радуги и грохоча загробной какофонией, одни ужасные монстры убивали других и готовились к уничтожению последующих партий виртуальных уродцев.

А Фагот гаденько и похабно хихикал с иностранным акцентом, все время роняя пенсне и без конца листая многочисленные гламурные издания, на страницах которых сексапильная смуглянка Ройя и ее коллеги в одеждах Евы создавали имидж вамп-певиц у своих озабоченных поклонников. Сатана и его немногочисленная свита, впервые за последние сорок лет появились в Баку. Они с интересом изучали нынешнюю столичную жизнь Азербайджана.

- Скажи-ка мне, любезный Фагот, - осведомился Воланд у клетчатого гаера, который заинтересованно читал всю вышедшую в тот день прессу и носил еще имя Коровьев, - как, по-твоему, ведь бакинское народонаселение значительно изменилось?

- Точно так, мессир, - с подобострастием отвечал Фагот-Коровьев.

- Да уж, значит, не только мне бросилось в глаза, что горожане сильно изменились внешне. Правда, не в лучшую сторону, как и сам город. О безобразных дорогах и пробках нечего уж и говорить. Исчезли эти… как их… трамваи и…

- …троллейбусы, - почтительно подсказал Фагот.

- Но неужели, мессир, вы не найдете слов, чтобы выразить свое восхищение Баку, выросшим пусть не в техническом отношении и не в культурном плане? – тут Гелла дважды улыбнулась, сначала Воланду, а потом и остальной публике в номере.

- Естественно, разве я могу не выразить своего восхищения всеми этими приписками, хищениями, злоупотреблениями властью, казнокрадствами, тотальной коррумпированностью руководства и прочими выдающимися достижениям бакинцев, на глазах которых этот Великий Город превращается в архитектурную помойку на побережье Хазара.

- Конечно, все это так, мессир, - продолжал соглашаться с патроном Коровьев.

Публика в номере внимательно слушала весь этот разговор, полагая, что он явится прелюдией к дальнейшему монологу Князя Тьмы, но тут внезапно повисла пауза …

- А где, собственно, Кот? Кто-нибудь его видел? – вдруг тихо спросил Воланд, медленно подняв опухшие веки; нынешний фальсификат алкогольной продукции, производимой в неимоверном количестве в Баку, плохо действовал на его мочевыделительную систему и коленную чашечку.

- Он пошаливает в высших законодательных сферах, мессир, - тут же отозвался Фагот. – Если Вы пожелаете врубить телевизор, то убедитесь сами, чем занимается котяра Бегемот.

Мосье Воланд взял лежащий на кровати пульт дистанционного управления и, направив его на телевизор, прекрасно отманикюренным пальцем надавил на кнопку включения. На экране возникло оплывшее от жира лицо человека в круглых очках, очень сильно напоминающее физиономию Кота. Усы его стояли торчком. Губы масляно улыбались. На лацкане пиджака виднелся значок депутата. Он стоял за трибуной высшего законодательного органа страны и выдавал спич.

- Президент вы наш небесный, спикер вы наш лояльный, драгоценнейшие господа депутаты, - дребезжащим голосом произнес депутат, так сильно смахивающий на Кота, - хочу и я внести свой скромный вклад в продвижение нашего общего дела. Авек плезир, соратники и соратницы! One, two, three! – и щелкнул пальцами.

После этого на экране появилась уродливая толпа назначенных депутатов: все смотрели наверх, жадно следя за потолком, а оттуда как дождь из тучи, низвергались есятки, а может и сотни, синих, красных и зеленых памятников, бюстов и барельефов "Великого кормчего". "Ай да, класс! Мне! Мне сюда! Браво! Еще, еще сюда!" – как безумные кричали народные избранники, яростно хватая кувыркавшиеся в воздухе кич-произведения искусств.

- Ничего не понимаю? Зачем им так много одинаковых статуэток? – удивилась Гелла.

- Не сомневайтесь, мадам, халявы много не бывает – многозначительно отозвался Фагот.

- Айн, цвай, драй! – снова произнес сладострастно улыбающийся всем и вся человек на экране и по совместительству, как все уже поняли в номере №50, - Бегемот. При этом он приветственно замахал им с трибуны. Вмиг с потолка посыпались ассигнации нового образца, которые квазидепутаты с безумной жадностью стали запихивать во все карманы брюк, сорочек и пиджаков, барсеток, папок и в изрядно пахнущие зловонным сыром носки. Никто из них даже не слышал про роман о Мастере и Маргарите. Поэтому они не предполагали, что по прошествии короткого промежутка времени все эти банкноты превратятся в ничего не значащие кусочки бумаги или фантики. Малокультурная и столь же образованная публика в зале Национального собрания неистовствовала в экстазе умопомрачительной наживы. Каждый, работая локтями и туловищем как профессиональный регбист, стремился заграбастать по максимуму халявных банкнот.

Воланд брезгливо поморщился, лицо его исказило выражение гадливого отвращения и он резко выключил телевизор.

- Сеанс окончен! Как говорится, маэстро, урежьте марш, - пропел, фальшивя, Азазелло, чем-то подражая тембру Кота.

- А в Баку все даже хуже, чем в Москве, хотя и прошло уже более семидесяти лет. Ничего ведь практически не меняется в этих богом забытых авторитарных государствах, естественно, под чутким руководством местных диктаторов. А все отличия можно найти лишь в цветах и оттенках коррупционно-реакционных механизмов.

- Да, мессир, Вы как всегда правы, - отшвырнул последнюю прочитанную газету Фагот. – Учитывая даже самый поверхностный анализ прессы, мы в Баку совсем не нужны. Ваш порядок здесь непоколебим! Честных людей в лучшем случае сажают за решетку, а так ведь могут запросто искалечить средь бела дня даже в центре города, на глазах сотен сограждан и десятков сотрудников правоохранительных органов. Или похитить, отвезти за город, избить до полусмерти, пару раз переехать автомобилем, после чего бросить умирать с перебитыми ногами и отбитыми внутренними органами. Ну а самых достойных, сумевших подняться до уровня Мастера, которых уже нельзя не запугать, ни приручить, ни тем более купить – тех просто, от большого "ума и добродетели" тиранов, убивают на пороге их собственных квартир на глазах родителей, жен и детей. Тем более, что "граждане правового и демократического государства" одинаково равнодушны и к таким средневековым расправам, и к повсеместному установлению памятников, которые по форме и по сути идентичны примитивному идолопоклонничеству.

- Приветствую тебя, великий мессир! Соглашаюсь на все сто процентов с выводами Фагота и присоединяюсь к высокому собранию, - продребезжал Бегемот, под резкий свист и хохот влетая через окно в номер и плюхаясь рядом с Азазелло.

- Мастера на них нет! – усмехнулась контральтовым голосом, продолжая свои целебные втирания, Гелла.

Но в ее глазах и интонации можно было заметить неизвестно откуда взявшуюся затаенную грусть. Она, естественно, почувствовала скорое расставание с Баку.

- Гелла, я тебя не понимаю, с чего бы ты так печешься о последователях Мастера? – прошипел, выключая лэптоп, расстроенный окончанием очередной виртуальной битвы Азазелло.

- Ты конечно права, прекрасная Гелла! - подтвердил ее мысль мосье Воланд. - Пока столица Страны Огней остается без Мастера – я спокоен, я чертовски спокоен.

Князь Тьмы задумчиво смежил веки и продолжил:

- Буду и дальше править здесь бал, как и раньше… Вот такой интересный город, не правда ли?

На закате того же дня Воланд с компанией исчез в неизвестном направлении. Сим закончился очередной вояж Князя Тьмы в Баку.

ДЖАБРАИЛ, gdjabrail@mail.ru

Еженедельная аналитическая газета "Бакинские Bедомости", № 24 (62), 01 июля 2006
© www.monitorjournal.com | All Rights Reserved