ВЗГЛЯД

Регалии

"ЧЕЛОВЕЧЕСКОЕ, СЛИШКОЕ ЧЕЛОВЕЧЕСКОЕ"
Отмененной-замененной Сталинской премии посвящается

«…однажды, когда мне это было нужно, я изобрел для себя и "свободные умы", которым посвящена эта меланхолично-смелая книга под названием «Человеческое, слишком человеческое»; таких "свободных умов" нет и не было…»
Ф.Ницше

На фоне последних баталий на чемпионате мира по футболу и после грандиозного Бакинского джаз-фестиваля описываемая проблема и некоторые события — уже полузабытое прошлое. Но так получилось, что прологом к этой «буре в стакане» и импульсом к статье послужил именно скандал в глубинных пластах шудр от культуры — «попсовиков», где вольтаж страстей не пониже, чем в обвитых коричневой фанеркой таинственных коридорах «Домсовета». Впрочем, переход на личности — наиболее бесплодная часть дискуссии.

Постановлением от 28 июля 1928 г., в соответствии с Конституцией Союзной Республики, Президиум Верховного Совета Азербайджанской ССР установил почетные звания «Заслуженный артист» и «Народный артист» – впервые в СССР (в остальных республиках это было учреждено гораздо позже, в РСФСР в 1931-м, УССР – 1934-м, ГрССР – 1936-м, БССР и УзССР – 1940-м и т.д.) – далее, соответственно, последовали «Народный художник» (2 августа 1944 г.), «Народный поэт» (23 января 1956 г.), «Народный писатель» (26 марта 1960 г.), и т.д.

Как известно, в СССР одной из форм признания государством и обществом заслуг отличившихся граждан и коллективов были почетные звания. Культура «оскарования» работников Культурфронта в бывшем Союзе появилась одновременно с коллективизацией – это тоже было «нашим ответом Чемберлену». Как ответ «гниющему Западу» в Стране Советов было изобретено сразу несколько институтов поощрения «выдающихся представителей цеха». Для деятелей искусства (то есть работников идеологической борьбы и пропаганды) были введены звания заслуженного/народного артиста СССР/республики. Потом появились премии - Ленинская и Сталинская - показательно, что последняя была отменена во времена «оттепели», вернее, заменена на дипломы и почетные знаки лауреата Государственной премии СССР, соответственно политическому клише. (Да, для одних времена Хрущева запомнились «оттепелью», для других - кукурузой, для третьих - отменой или заменой премии.) Создание советских «нобелевских» премий — Сталинских и Ленинских, претендовавших по замыслу на мировой уровень, было задумано целенаправленно и привело к формированию псевдопатриотических настроений в среде советских артистов и ученых. Для рабочих и колхозников же появились Герои соцтруда и победители соцсоревнований.

Почетные звания для людей искусства или же громадного отдела пропаганды, что было очень характерно для того времени (и не только для СССР - этот период вообще отмечен расцветом пропаганды как новой области искусства. Не зря же в нацистской Германии – зеркальном отражении СССР – было создано целое Имперское министерство народного просвещения и пропаганды, шефом которой являлась такая колоритная и одиозная личность, как доктор Йозеф Геббельс), были как одна из форм поощрения за достижения в различных видах деятельности. В роли жюри, экспертов-специалистов, vox populi (лат. - глас народа) выступали партийные чиновники, разумеется, апеллируя при этом к самому «народу». В социальных структурах такого рода идеологических государств подобные звания есть материализованный замысел, отражающий представления данного режима о функциях данного «объекта» – работника той или иной сферы. В силу этого ментальный аспект замысла представляется как иерархически выстроенная совокупность его (то есть так называемого работника Культурфронта) сущностных характеристик. Любое творение такого рода «объекта» есть результат компромисса между взаимоисключающими требованиями. Это значит, что художник изначально оказывается в ситуации выбора, когда определяет, чем жертвовать и чему отдавать предпочтение – самый короткий путь к конъюнктуре.

Итак, во времена «совка» все было гораздо проще – государство было идеологическим и существовали, соответственно, свои клише в искусстве, трактуемые сейчас как «государственный разум». Звания «заслуженных» и «народных» (а какие термины!) - одно из отражений этой незамысловатой «служебной» модели, в которой измерение заслуг артиста, писателя или художника напрямую не связано с культурной ценностью его творчества.

После обретения независимости в нашем обществе, практически обросшем безграничными люмпен-пространствами, изменилось только одно - престиж государственных премий, званий и наград стремительно пошел вниз, хотя от этого количество желающих получить официальное подтверждение своей значимости не поубавилось (как известно, количество пребывает в определенных отношениях с качеством), скорее наоборот. Одна же из последних тенденций - когда «народных» и «заслуженных» получают представители поп-культуры, чей вклад в развитие нашего искусства можно оценить как некий метаязык банальности и мещанской мелкобуржуазности, как откровенный «базар» или «толкучка». И о чем особо спорить, если «старые народные» вовсю критикуют «новых народных», говорят о кулуарных раскладах и продажности почетных званий? Достаточно вспомнить последние «баталии» на страницах прессы разочарованных «кандидатур» на «заслуженных» и «народных». Может ли эта потерявшая драматизм и даже комизм симуляция развиваться до бесконечности? Но какими бы ни были уродливыми внешние формы взаимоотношения между собой и с властью наших «деятелей культуры», с которыми мы имеем дело, на самом деле мы давно пребываем в психодраме окончательного исчезновения реальности. Удивительно, но за все эти постсоветские годы мы так и не дождались, чтобы кто-нибудь из нашей «интеллигенции» наконец-то упомянул про непристойную наготу самого «короля», то есть атавизм в виде этих званий, символизирующих скомпрометировавшую себя Традицию, которая сегодня должна либо исчезнуть, либо концептуально измениться. Просто, видимо, им самим ничто «человеческое» ни чуждо. У нас же, в единственной стране, оснащенной столь безмерным количеством званий (соотносимых только с количеством полицейских), с полной потерей ориентации соответствия этих званий достоинствам носителя, эффект регалий уже вряд ли действует на общество и особенно на зрителя. Да о чем тут говорить, если еще на заре становления советского искусства К.С.Станиславский сказал: «Начались звания – кончилось искусство!».

Сейчас же, с высоты нашего времени, когда практически все идеалистические мировоззрения и особенно государственные идеологии уже давно утратили свой «мессианский» запал, когда происходит кардинальная переоценка ценностей в историческом масштабе во всем мире, дискуссии о возможности какой-либо моральной реабилитации системы бывших государственных поощрений — лишь продолжение извечного диспута об отношениях власти и люмпенов от культуры.

P.S. В ряде отраслей народного хозяйства для поощрения работников, достигших высокого уровня мастерства, соответствующими министерствами совместно с ЦК профсоюза также присваивались почетные звания. Примерным уставом колхоза в 1969 г. предусмотрено присвоение званий «Заслуженный колхозник» и «Почетный колхозник» – как жаль, что их сейчас не существует, искренне жаль, господа!

Небольшой перечень некоторых почетных званий бывшей Азербайджанской ССР:
- мастер нефти (учреждено 19 августа 1940 г.);
- мастер хлопка (учреждено 23 мая 1940 г.);
- мастер полива, мастер табака, мастер чая (учреждены 3 февраля 1960 г.);
- мастер машинной уборки хлопка (учреждено 26 ноября 1960 г.);
- мастер-виноградарь, мастер-овощевод, мастер-кукурузовод (учреждены 14 мая 1964 г.).

ЭЛЬМИР МИРЗОЕВ

Еженедельная аналитическая газета "Бакинские Bедомости", № 24 (62), 01 июля 2006
© www.monitorjournal.com | All Rights Reserved