КУЛЬТУРА

Проблема

НАШ Enfant Terrible - КУЛЬТУРА

"...Когда я слышу слово культура, моя рука сама тянется к пистолету..." .
Доктор Йозеф Геббельс

На рубеже XX - XXI вв. мир оказался на пороге Новой Эры. Мы являемся свидетелями и участниками радикальных социально-экономических и политических процессов, в т.ч. очень смелых экспериментов в области культуры. Процессы общественного развития приобретают глобальный характер, складываются транснациональные информационные структуры, т.е. набирают силу процессы глобализации в различных сферах ее проявления.

На фоне грандиозных общемировых потрясений резко понизилось значение фактора культуры как важного аспекта в мировой политике и международных отношениях, серьезно упало ее влияние на общемировые социально-экономические процессы. Крах практически всех социальных завоеваний Запада, распад СССР и разрушение двуполярного мира привели также и к мировому культурному упадку. Сейчас все меньшее внимания уделяется культурной политике странами, поглощенными различными проблемами «ганнибалистического капитализма», становится все менее актуальным и все меньше используется термин «внешняя культурная политика», и в мировом масштабе в этой области доминирует уже такой фактор, как “американская культура” (подразумевается такая составляющая этого понятия, как современная массовая культура или поп-культура – «голливудщина», теле-видео-радиоиндустрия, средства массовой информации в целом и индустрия развлечений). Примечательно, что такое понятие, как контркультура - этакая форма выражения духовного протеста против буржуазной культуры, потребительского общества, стандартов и стереотипов массовой культуры, да и самого образа жизни, в основе которого лежит установка на респектабельность, социальный престиж и материальное благополучие, получившая распространение среди части молодежи стран Запада в 60-70-х гг., сейчас практически потерпела крах, приказала долго жить, и многие ее лидеры и адепты отказались от своих идеалов. Удивительно, но это произошло буквально как в японском театре «Но» – буквально все мировые контрсилы, кроме некоторых маргиналов, типа субкоманданте Маркоса или Ахмадинеджата, вмиг поменяли маски и, облачившись в тогу «нормальных людей», захотели в «американскую мечту», став обычными мелким буржуа и постепенно превращаясь в «юзеров».

Во времена двуполярного мира пропаганда и популяризация собственной культуры или, в обратном случае, отторжение внешней культурной экспансии были весьма действенным инструментом внешней политики и довольно эффективным средством геополитической борьбы «титанов». Безусловная заинтересованность государств и даже спецслужб, в отличие от нашего времени, делала эту область весьма высокобюджетным занятием.

Внешняя культурная политика при ее успешной реализации могла служить очень сильным вспомогательным идеологическим оружием, сопровождающим осуществление общей внешнеполитической стратегии какого-либо лагеря, создавая, таким образом, еще более прочный фундамент, позволяющий тому или иному полюсу не только отстаивать и продвигать свои интересы на «чужом поле», но и оказывать непосредственное и очень серьезное влияние на различные политические, экономические и социальные процессы в мире.

Массовая же культура является флагманом современной цивилизации, своеобразной «визитной карточкой» США и одним из столпов современной североамериканской или даже англо-саксонской цивилизации. И если высокая культура США является больше продолжением европейской культурной традиции, то современная американская поп-культура представляется истинно американским порождением, или продуктом. Именно коммерческим продуктом, т.к. массовая культура и поп-арт (не путать с художественными течениями Уорхола и Раушенберга, это тоже «американизмы», но другого порядка) представляют собой индустрию (а ее потребители являются неким рынком сбыта, где они якобы выбирают между «купить» этот продукт или «не купить», «смотреть» или «не смотреть» и т.д.), и масштабы этого рынка простираются практически на весь мир. Кроме того, видимо, между понятиями «американская культура» и «массовая культура» можно смело поставить знак равенства, т.к. очень часто они взаимозаменяются и используются как тождественные. Когда заходит речь об экспорте американской культуры, культурном империализме и других явлениях подобного рода, прежде всего имеется в виду, естественно, не высокая культура США (не творчество Джорджа Крамба или Фолкнера!), а их массовая культура, которая, благодаря развитию высоких технологий, транслируется на весь мир, воспринимается на большей его части и которая стала «достоянием» современности. В данном случае не упоминается о массовой культуре крупных европейских держав, таких, как Великобритания, Франция, Германия и Россия, т.к. в основном она является производной от современной американской поп-культуры и находится под ее влиянием. «Бороться» с космополитической и поверхностной попсой, объединившей многомиллионную массу потребителей, как когда-то китайцы с воробьями, совершенно бессмысленное занятие. Видать, современная поп-культура фактически смогла воплотить заветы Ф. Шиллера из оды «К радости» – “seid Umschlungen, Millionen!” (нем. - «обнимитесь, миллионы» - слова из стихотворения в финальной части Девятой симфонии Л.Бетховена).

Со второй половины прошлого столетия, т.е. в эпоху “холодной войны”, американская культурная экспансия, как некий «неофициальный» идеологический инструмент внешней политики, по нарастающей продолжает свое «вторжение», проявляясь в различных аспектах на разных уровнях, и, благодаря развитию высоких технологий, к концу 90-х гг. достигла ошеломляющих результатов. Здесь уместно упомянуть о культурном аспекте глобализации, которая зачастую отождествляется с американским культурным империализмом. С исчезновением культурной целостности советской империи в появившихся «осколках» произошли тотальные изменения в цивилизационных аспектах, и тут особо важно подчеркнуть вторжение псевдоэтничности, «фолька» и даже эффекта «туземства» в постсоветский мир культуры и искусства.

Если говорить о культурном аспекте нашего постсоветского общества, после развала грандиозной по мощи и замыслу империи оно пребывает в колоссальной дистанцированности от внешнего мира и даже в некотором противостоянии внешнему миру (так как сейчас для нас «врата» в «большой мир» затворены покрепче, чем во времена «железного сомневающимся предлагается заглянуть в визовый отдел любого посольства западной страны). Практически полностью интровертные и зацикленные культурные процессы в нашем обществе создали атмосферу, называемую «варится в собственном соку», в нашем «академическом искусстве» или же базарно-туземный эффект «опьянения собой» попсы, и не только ее. Это нестерпимо яркое, ясное опьянение является экстатическим выходом за пределы конвенционального, обыденного, превращаясь в ритауально-эротически-сакральные, антиинтеллектуальные, первобытные «процессии».

Нам необходимо определиться с тем, какой смысл мы вкладываем опять же в понятие культуры и, в частности искусства. Если рассматривать академическое искусство не как нечто традиционное и не просто транслируемое из поколения в поколение, а как нечто застывшее и аморфное, с пресловутым «синтезом национального и мирового», то в этом смысле мы, скорее всего, не сможем соотнести это понятие с современными требованиями нашего уникального времени. Касательно же инфраструктуры официозных органов от искусства и литературы, то следует сказать, что всевозможные союзы, являясь частью пропагандисткой машины величайшей империи и созданные с целью культурного влияния и доминанта сверхдержавы, сейчас совершенно нефункциональны. Бюрократы от искусства, «могучие кучки» тяжеловесов от официозной советской машины пропаганды (причем не лучших времен), застрявшие в эстетике в лучшем случае 40-х гг. прошлого века, заполонившие буквально все «творческие» союзы, - тяжелое наследие «застоя», которое буквально обволокло академическое искусство практически во всех областях, делает его неинтересным, если вообще не отвращает, особенно молодежь. Льстивость и раболепие, откровенное заискивание, а вернее, подхалимаж и низкопоклонство, которые демонстрируют касты жрецов от «искусства» с грозно позвякивающими медалями, кичащихся своими регалиями, стали сущностью нашей так называемой «интеллигенции» (которая, угождая властям, долгое время претендовала на роль «совести народной», но была занята, как правило, исключительно решением собственных текуще-бытовых проблем), даже не попытавшейся сформулировать фундаментальные принципы преодоления нынешней катастрофы. Согласитесь, что главную ответственность за такой развал несут вовсе не народные массы как таковые, а управляющие ими «элиты» (или «интеллигенция», если вам угодно), которые так и не сформировали никакой реальной альтернативы гибели нашей культуры и нашего будущего, а старательно пытаются только услужить правящей верхушке, каждый на своем уровне. Практической ценой подобного «служения», больше похожего на историю с тридцатью серебренниками, является не только фактическое нивелирование академического искусства, но и реальная перспектива его превращения в первобытно-туземную нелепость на фоне тех грандиозных событий, которые произошли за последние 20 лет, и прорыва буквально во всех сферах жизни, которая не стоит на месте.

Весьма непростые вопросы, поставленные современной жизнью перед академическим искусством, которое у нас практически превратилось в запыленный музей, остаются без ответа. Как уже отмечалось, под влиянием массового «поп-арта» нивелированию культуры и искусства подвержены практически все великие страны, не говоря уже о нас. Таким образом, сакраментальные вопросы о кризисе культуры, положении искусства и выходе из создавшегося тупика стоят не только перед нами. Итак, в каком же направлении должна развиваться наша культура в условиях деидеологизации общества и каким образом должно стимулироваться развитие искусства? Где же main stream?

Характерен в этом смысле доклад министра культуры и массовых коммуникаций России Александра Соколова (бывший ректор Московской консерватории им. Чайковского, доктор искусствоведения, автор блестящих работ по музыковедению и культурологии) "О направлениях государственной политики в области культуры и массовых коммуникаций", сделанный им на декабрьском заседании правительства в 2004 г., который привел к расколу и большим спорам в кабинете министров России. Он отметил самую главную тенденцию сегодняшнего дня: «…у нас сейчас практически нет культуры (по его словам "живой источник нашей жизни, которому нельзя дать пересохнуть"), у нас есть всего лишь досуг».

Действительно, трудно поспорить с тем, что многоканальное телевидение и Интернет, DVD и CD-ROMы, компьютерные игры и голливудщина не есть культура, это есть досуг (как известно, досуг с легкостью оплачивает себя сам). Само же академическое искусство – Чайковский и весь классический балет и опера, драматическое искусство, Пушкин и Толстой, и даже Дали и Шостакович - уже нельзя назвать искусством в полном смысле этого слова, теперь это всего лишь музей, классика, то есть утвердившееся искусство прошлых эпох. Конечно же, это культурное наследие, но искусство есть некий живой процесс, это преломление современности через души художников, живущих в нашей эпохе (согласимся, что все-таки Художник есть alter ego космического разума на земле), это именно та БЕСПРЕЦЕДЕНТНОСТЬ, которая заставляет их творить, и в этом смысле для нас особенно важно современное искусство. Именно современное, и поэтому пока еще не утвердившееся искусство больше всего нуждается в поддержке и стимулировании. Современное искусство должно перестать быть для нашей молодежи некой пугающей и противоречащей «национальным принципам» terra incognita, а для старшего поколения отождествляться всего лишь с новым дизайном покрышек или фар от BMW или Nissan Murano. Пока еще неизвестно, когда, наконец, подобные пробелы будут восполнены, и можно ли вообще ожидать создания адекватной нового времени ситуации в нашем искусстве, пока не сформируется нормальное цивилизованное общество. Но думается, что именно XXI век будет эпохой великой перестройки на путях от традиции к современности, в направлении, может быть, даже и сектантской интеллектуализации культуры.

P.S. «…сейчас концертный зал, который всегда был форумом новых идей, превратился в музей, предназначенный для сохранения музыки, уже получившей устойчивую репутацию…» Эрих Маклин

Эльмир Мирзоев

Еженедельная аналитическая газета "Бакинские Bедомости", № 25 (63), 09 июля 2006
© www.monitorjournal.com | All Rights Reserved