САТИРА

Армия

ПРИЗЫВ РОДИНЫ

Здание военного комиссариата Насиминского района города Баку напоминало настоящий улей. Люди толпами подходили к этому «эпицентру финансовых потерь», озабоченно поднимались на третий этаж, затем радостно спускались на второй, а спустя некоторое время, также озабоченно, опять поднимались на третий. Продавцы, работающие в расположенных рядом магазинах и ларьках, понимающе кивали головой и при виде каждого военкоматского работника повторяли одну и ту же фразу: «Удачной торговли!» Но люди в военной форме особо не нуждались в подобных пожеланиях. Им нужны были удача и деньги, нужны для того, чтобы попасть на работу в военкомат. После того, как вопрос «решался» и человек попадал на работу в столь «престижное место», обо всем остальном можно было забыть. Нужно было лишь через каждые три месяца успевать «стричь» очередную партию призывников. Если «ножницы были востры и нахальства доставало», то каждый такой «постриг» приносил работнику военкомата среднего звена от 2 до 4 тысяч «зеленых». Благо, желающих откосить от армии всегда более чем достаточно. Правда, желающих за это заплатить меньше. А располагающих возможностью для этого совсем мало. Но и военкоматов у нас в стране не так много – по одному на каждый район. И в каждом военкомате работает не так уж много людей. Военный комиссар, его заместители, заместители его заместителей, помощники, секретари, секретарши, начальники 1-х, 2-х, 3-х и т.д. столов, замначальники тех же столов, посыльные да военные врачи – вот и весь коллектив. Среди всей этой компании особое место занимают врачи.

Так же, как и везде, в Насиминском военкомате военные врачи были чем-то вроде «одноруких бандитов» - так называют игровые автоматы в казино. Сколько им не заплати, они всегда выдавали взамен одну-единственную бумажку, в которой утверждалось, что получатель справки страдает кучей неизлечимых болезней и служить в армии ему категорически запрещено. Самое странное заключалось в том, что, несмотря на неизлечимость этих «болезней» и опасность их для обороноспособности нашей страны, счастливый обладатель сего документа обязан был проходить через военно-врачебную комиссию один раз каждые три года.

Азиз так же, как и многие его сверстники, с момента окончания школы только и знал, что откупался от службы отечеству. Периодически, то есть раз в три года, он представал перед строгими врачами, которые внимательно его осматривали, хмурились и говорили:

- Вы здоровы, как бык, молодой человек.

Поначалу Азиз реагировал на это замечание несколько эмоционально. Он начинал рассказывать о постоянных режущих болях в области тазобедренного сустава, о дружеских отношениях его отца с зам.начальника управления военной контрразведки, о хроническом недомогании, которое мучает его не первый год, и о том, что он вообще-то готов подтвердить свою болезнь показаниями соседей. По мере того, как он становился старше и все больше привыкал к этой процедуре, «хронический» призывник стал относиться ко всему более спокойно. Он почти не реагировал на попытки врачей сравнивать его с крупным рогатым скотом и спокойно следил за их манипуляциями. Затем Азиз направлялся к своему старому знакомому – помощнику военного комиссара Захид муаллиму. В кабинете у Захид муаллима между ними всегда происходил один и тот же разговор:

- Как дела, сынок? Как папа?

- Спасибо, дядь Захид. Папа просил передать вам привет.

- Давно я его не видел. Скажи ему, чтобы зашел ко мне на чашку чая.

- Обязательно. Как обычно, дядь Захид?

- Да сынок, как обычно - 1000 долларов.

Азиз покорно доставал деньги, пересчитывал их и передавал своему спасителю. Тот также в свою очередь их пересчитывал и говорил свою знаменитую фразу:

- Будь оно проклято, сынок. Даже сына своего друга не могу бесплатно от армии отмазать. Что это за страна такая?..

Азиз долго его благодарил за то, что дядя Захид и так очень помогает его родителям тем, что отмазывает их единственного сына за столько скромную сумму. После взаимных реверансов и благодарностей знакомые расходились, чтобы вновь встретиться через три года.

Вроде и на этот раз все должно было пройти согласно известной схеме. Но Азиза ждал неприятный сюрприз. После того, как военкоматские врачи вновь напомнили ему о сходстве с быком, тот направился к Захиду. Он постучал в дверь кабинета. Из-за двери совершенно незнакомый голос пробасил:

- Войдите!

Азиз почувствовал, что покрывается холодным потом. Он постоял несколько секунд, не решаясь войти, но, в конце концов, все-таки вошел. За столом дяди Захида сидел холеный молодой человек в фуражке. Три звезды на его погонах говорили о том, что молодой человек был в звании старшего лейтенанта.

- Слушаю, - строго сказал офицер.

- Э… знаете ли… мой папа… я… острые боли в области… контрразведка… - начал лепетать Азиз.

- Я не понял. Причем тут острые боли вашего папы? Вам чего нужно?

- Я… Раньше тут был дядя Захид. Где он сейчас?

- На пенсии. Теперь я занимаюсь теми же вопросами, что и майор Велиев.

Только через секунд двадцать Азиз понял, что «дядя Захид» и «майор Велиев» - это одно и то же лицо.

- А вы можете заняться моим вопросом?

- Конечно. Что там у вас?

- Дело в том, что я 12 лет подряд тяжело болею. У меня плоскостопие, миопия, варикозное расширение вен, хроническая мигрень и ревматизм.

- Я рад за вас. И вы, конечно же, не хотите служить в армии?

- Хочу, очень хочу, - горячо сказал Азиз. - Но не могу. Я больной.

- Вы не волнуйтесь. Наша армия лечит от всех болезней. Вот у меня до того, как я стал военнослужащим, выпадали волосы. Теперь же, после непрерывного чтения воинских уставов, регулярных занятий по строевой и огневой подготовке, они выпали полностью.

С этими словами старший лейтенант снял с головы фуражку и продемонстрировал абсолютно лысую голову.

-Как видите, - продолжил он, - армия - это панацея от всех недугов. А вы говорите «не могу». Можете! Родина нуждается в вас! Если не ты, так кто же встанет грудью на защиту родной земли? Кто будет воевать и погибать за страну?

При словах «воевать и погибать» Азиз чуть не потерял сознание.

- Но я на самом деле не могу! – вскричал он. – Я не умею воевать и вообще боюсь оружия. Послушайте, давайте договоримся. Мы люди трезвомыслящие и рассудительные. Скажите, что мне нужно сделать, чтобы… эээ… получить отсрочку, и я тут же это сделаю.

Глаза офицера метнули молнии.

-Так ты хочешь бросить наши родные земли в опасности? Ты понимаешь, что враг стоит у ворот? Ты знаешь, сколько квадратных километров нашей отчизны находится под оккупацией армян? Ты собираешься предать Родину? Ты не хочешь идти служить? Ты…

- ДА! – крикнул Азиз.

- 1500 долларов! – уже более спокойно продолжил офицер.

- Но ведь я всегда давал 1000 долларов!

- Инфляция, друг мой! Ты что думаешь, меня сюда за красивые глазки назначили? Я ведь тоже заплатил кругленькую сумму. Но несмотря на это, посмотри какая разница между мной и тобой – я дал деньги, чтобы надеть военную форму, а ты все эти годы давал деньги за то, чтобы не надевать ее.

Азиз хотел ему возразить, что за место в окопах платить не надо, и если его собеседник хотел попасть туда, ему было достаточно просто ничего не делать. А он заплатил и попал на тепленькое местечко. Но он не стал этого говорить, опасаясь за свой карман. Кто знает этого старшего лейтенанта – может, он в очередном приступе патриотизма увеличит сумму до 2000 долларов. Договорившись о времени передачи недостающей суммы, призывник направился к двери. Прямо у выхода офицер его окликнул:

- Помни! - сказал он. – Родина никогда не будет помнить таких, как ты!

На этот раз Азиз не сдержался:

- Зато она всегда будет помнить таких, как ты!

- Вот именно! – самодовольно сказал старший лейтенант. - И это главное!

АЛИ МАМЕДХАНЛЫ

Еженедельная аналитическая газета "Бакинские Bедомости", № 25 (63), 09 июля 2006
© www.monitorjournal.com | All Rights Reserved