САТИРА

Органы

БЕЗ ВИНЫ ВИНОВАТЫЙ

Резкий скрип тормозов заставил Бахрама повернуть голову в сторону звука. В следующее мгновение «Мерседес» черного цвета протаранил переднее крыло его «Лады». От удара Бахрам на несколько секунд потерял координацию. Когда он пришел в себя и выбрался из машины, то увидел, что хозяин «Мерседеса», низкорослый и плотный человек средних лет, озадаченно рассматривает оба автомобиля и качает головой. Бахрам сердито спросил:

- Ты чего, слепой?

- А зачем сразу ругаться? – возмутился хозяин «Мерседеса». - Я же ведь не специально.

- А ты думаешь мне от этого легче? Я же машину купил всего неделю назад.

- Да ладно нервничать-то. Сейчас что-нибудь придумаем.

- А ты еще что-то придумывать собираешься? – возмутился Бахрам. – Тебе не придумывать надо, а думать, откуда возьмешь деньги на ремонт моей машины.

- Ну-ну, не спеши с выводами, – посоветовал владелец иномарки.

Затем он достал сотовый телефон и набрал чей-то номер.

– Здравствуйте, - сказал он. – Это я, Фархад. Да, я тут машину слегка помял. Нет, не волнуйтесь, все в порядке.

Закончив разговор, он пояснил:

- Это я начальству сообщал о своем местонахождении. Я на работу спешил…

- Значит так. Я очень спешу и у меня нет времени смотреть спектакли, которые ты тут разыгрываешь. Так что мы сейчас поедем в автосервис, и там нам скажут, во сколько тебе обошлось удовольствие стукнуть мою машину. Учти, что в течение одной недели машина должна быть готова…

В этот момент к месту происшествия подъехала вымытая до блеска полицейская машина. Из нее тут же выскочили два сержанта полиции и, радостно потирая руки, приблизились к Бахраму и Фархаду.

- Приветик, граждане нарушители и автохулиганы, - начал полный сержант карликового роста. – Предъявите документы, пожалуйста.

Водители растеряно посмотрели на полицейского и полезли в карман за документами. Передавая корочки, Бахрам заметил:

- Никакой я не автохулиган и не нарушитель. Я, между прочим, автор 3 научных книг, на основании которых педагоги преподают студентам...

- А я автор 3476 протоколов, на основании которых столько же людей было привлечено к административной и уголовной ответственности, - невозмутимо парировал полицейский. – Так что вы тут меня своими книгами не пугайте и не спекулируйте именем Гейдара Алиева.

У Бахрама глаза полезли на лоб:

- Что? Я даже имени его не произнес!

- А кто говорил о научных открытиях? Или вы станете отрицать тот факт, что все открытия, и уж тем более научные, связаны с именем общенационального лидера?

- Нет-нет, - испуганно забормотал автор научных книг. – У меня и в мыслях не было ничего такого.

- Вам должно быть стыдно, гражданин, - бушевал полицейский. – Вы же научный работник. Именно вы обязаны давать адекватную оценку деятельности нашего общенационального лидера. А вы тут антинациональной пропагандой заняты, понимаешь.

В этот момент полицейский обратил внимание на другого участника дорожно-транспортного происшествия.

- А тебя я где-то видел, - задумчиво сказал он. – Ты случайно в «Гяфяс-шоу» не снимался?

- Нет, кретин, - спокойно ответил Фархад. – В последний раз я снимался в программе «Криминал», где показывали расследование, проведенное нашей прокуратурой.

С этими словами он достал из кармана удостоверение следователя прокуратуры и сунул его под нос полицейскому. Тот внимательно прочитал документ и резюмировал:

- Как же так получилось, что этот гражданин ударил вашу машину, Фархад муаллим?

Бахрам тут же взорвался:

- Вы что, издеваетесь? Разве вы не видите по характеру повреждений, что не я, а он является виновным в том, что произошла авария.

Полицейский раздраженно посмотрел на него и сказал:

- А еще ученым себя называет?! Кто тебе дал право объявлять следователя прокуратуры виновным? Ты о презумпции невиновности слышал?

- Какая к черту презумпция? И дураку ясно, что если у моей машины помят бок, и я ехал по главной улице, то виноватым в аварии являюсь не я.

- Так, - сказал полицейский и достал бумаги. – Так и запишем. Водитель автомобиля «Лада»… с госномерным знаком… признался, что ехал боком по главной улице.

- Прекратите это безобразие! – не выдержав, взвыл Бахрам. – Я не ехал по улице боком. Что за глупости вы пишете в протокол?

- …Оскорбил сотрудника полиции, назвав его глупцом… начал отказываться от первоначальных показаний… - продолжал писать полицейский. - …Ведет себя неадекватно… возможно, находится в состоянии алкогольного или наркотического опьянения…

Бахрам охнул и начал медленно сползать вниз.

-Да как вы себе такое позволяете? – прошептал он. - Как вам не стыдно?

- Если бы ты знал, как мне стыдно, - сказал полицейский. – Но что поделать, работа у меня такая.

- На каком основании вы мне тычете? Попрошу обращаться ко мне на «вы»!

- Слушай, дорогой. Я даже когда к господу Богу обращаюсь, я всегда говорю: «О Боже, помоги мне!» То есть, я и с ним на «ты» общаюсь. А ты кто такой, чтобы я с тобой на «вы» говорил? Ты разве выше Бога? Нет! Я только со своим начальником говорю на «вы».

Затем он закончил писать протокол и, обращаясь к прокурорскому работнику, который мирно беседовал с другим полицейским, сказал:

- Этому гражданину автохулиганство будем оформлять или как?

Следователь задумчиво посмотрел на Бахрама и сказал:

- Мы хоть и контролирующий орган, но в работу полиции вмешиваться не имеем права. Оформляйте.

Бахрам совсем потерял голову и не знал что делать. Еще полчаса назад он спокойно ехал домой. А сейчас он стоял перед разбитой машиной и плюс ко всему обвинялся в автохулиганстве. Он попытался что-то объяснить полицейскому, но тот только пробурчал в ответ:

- А еще говоришь, что ученый человек… Ничего, посидишь вот суток 10 в обезьяннике, сразу умнее станешь, ученый…

Бахрам подбежал к следователю и взмолился:

- Послушайте, у меня двое детей. Я ни разу не нарушал никаких законов. Вы ведь прекрасно знаете, что я не виноват в этой аварии.

Следователь удивленно посмотрел на Бахрама и спросил:

- А кто же в таком случае виноват?

- Как кто? Ну… - Бахрам запнулся, - … ну точно не я!

- А кто же? – выпытывал следователь. – Имейте в виду: если вы знаете, кто виноват и не делитесь с нами этой информацией, то несете ответственность за укрывательство преступника.

- Я… я не знаю… это не я…

- А кто же? – повысил голос следователь. – Кто виноват в том, что на машину сотрудника правоохранительных органов было совершено нападение? Это можно квалифицировать как теракт.

Бахрам понял, что каждое сказанное им слово лишь усложняет его и так сложное положение. Он окончательно растерялся и не знал что делать. В этот момент к нему подошел второй полицейский и, взяв за руку, отвел его в сторону.

- Я вижу, ты законопослушный человек. Ну, с кем не бывает? Давай договоримся так: ты должен оплатить ремонт машины следователя. А мне с коллегой много не надо. По сотне на брата и мы забудем про теракт, оскорбление общенационального лидера, автохулиганство, сопротивление полиции и незаконный оборот наркотиков. Согласен?

Бахрам несколько секунд хватал ртом воздух. Затем он затих и обреченно кивнул головой. - Когда нужно отдать деньги? – тихо спросил он.

- Мы подождем до завтра, - добродушно сказал сержант. – В конце концов, мы же не грабители…

АЛИ МАМЕДХАНЛЫ

Еженедельная аналитическая газета "Бакинские B>едомости", № 26 (64), 15 июля 2006   
© www.monitorjournal.com | All Rights Reserved