ВЗГЛЯД

Очерк

ПАМЯТИ ПАТРИОТА

Остервенелый стук в дверь солидного дома среди ночи поднял на ноги все многочисленное семейство главного хирурга военного госпиталя. Прильнув к окну, чтобы разглядеть ранг настойчивого посетителя, уважаемый врач тут же отпрянул, увидев в темноте блестящий ствол пистолета. Времена были смутные и затягивать переговоры было опасно. Он торопливо загремел открываемыми засовами. "Слава Богу, военный - не бандит!" – немного успокоился хирург за своих домочадцев, увидев запыленные погоны с тремя звездочками. Перед ним стоял заросший полевой щетиной, крепко сбитый мужчина. Возбужденный долгим открыванием, он нетерпеливо постукивал рукоятью пистолета о стальную дверь.

- Что случилось? - осторожно и вежливо спросил хозяин, понимая, что любое неправильно понятое слово может вызвать непредсказуемые последствия.

- Извини, aзиз гардаш! (дорогой брат – авт.), выручай – я привез тяжелораненых друзей из села Тоган. Им необходима немедленная хирургическая помощь, - неожиданно мягким, но в то же время решительным голосом произнес полковник. Я готов, полковник, но одному мне не справиться, – без колебаний согласился хирург.

- Я сейчас вызову коллег. А где раненые? Они уже в госпитале, но там никого из врачей, пришлось ехать за вами, - торопливо объяснял полковник, непроизвольно наблюдая за переодеванием хозяина.

- Послушай, а ты случайно не тот знаменитый Фатулла, - вдруг прозрел хирург, узнав в бородатом военном легендарного полковника - первого храбреца на этой войне.

- Да, это я, - смутился как всегда Фатулла. Он никак не мог привыкнуть к своей популярности.

- Вот что, ты спокойно возвращайся к себе - ты там нужнее, а я займусь тем, чем положено заниматься мне, - категорически высказался хирург и обнял на прощание пропахшего потом и табаком полковника.

Фатулла поспешно бросился к изрешеченному осколками джипу. Было просто удивительно, как они не добрались до пассажиров машины. Едва он сел, как джип рванул - слишком мало было времени, чтобы успеть прибыть в часть до рассвета.

Только сейчас Фатулла осмыслил внезапное нападение противника на штаб его группировки. "Опять разведка проморгала отряд сепаратистов, - с досадой подумал он. - Хорошо, что я не спал и готовил с начштаба план утренних операций группировки". Отлично оснащенный десант противника забросал гранатами здание и гараж штаба, но благодаря молниеносно организованной полковником самообороны прорваться вовнутрь им не удалось. А вскоре на помощь прибыла вызванная по рации ближайшая рота разведчиков. Ввиду выхода из строя всего парка машин и гибели водителей при обороне, командиру пришлось самому сопровождать машину с ранеными.

Петляя по дороге, Фатулла непроизвольно сравнивал ее со своей крутой военной карьерой. Неспокойный сон иллюстрировал ее виражи. В одно мгновение промелькнули выпуск из училища и первые назначения. Воспитанный в родительском доме в духе чести и моральной чистоты, юноша романтически воспринял службу в органах милиции. Он, подобно многим своим сверстникам, надеялся перевернуть отрицательно сложившееся мнение о нечестности и предвзятости органов внутренних дел. С системой "права звонка" и взяточничества сам автор столкнулся, еще когда выполнял обязанности народного заседателя в Нарсуде Шаумяновского района. Красивая и обаятельная председатель суда в перерывах между заседаниями рассказала много такого, о чем обычно умалчивалось. То ли ее прорвало от постоянного давления со стороны партийных органов, то ли она просто прониклась ко мне доверием, но рассказанное уже позже подтвердилось в зале суда, где мне приходилось видеть всю фальшь обвинений и вынесения приговоров. Молодые люди жаждали перемен и верили, что сообща они добьются их. Но они были разобщены и впоследствии по одному сломлены общей системой круговой поруки - лжи, взяточничества и клановости. Противостоять этой, хорошо законспирированной системе могли только атланты справедливости, которых во все времена было очень и очень мало. Фатулла не ставил задачу быть честным - это было бы слишком примитивно, он был таковым по своей сущности и потому не мог измениться, несмотря на многочисленные ушибы и падения на служебной лестнице. Пройдя все должностные ступени в милицейской карьере, Фатулла наконец достиг высшего поста ГАИ республики. Именно здесь настигает его слава неподкупного полковника. Конечно, это не означает, что в республике прекратилось взяточничество среди гаишников, но то, что оно превратилось в опасное мероприятие, стало фактом.

Его боялись и уважали. Восхищались и проклинали. Любили и ненавидели. Но органам не нужен был идол – и так среди молодежи началось брожение, а это был опасный синдром для паутины вседозволенности государственной структуры. Полковника "достойно" перемещают в пожарную службу cтолицы. "Вот здесь и экспериментируй со своей честностью", - "благородно" решает начальство.

Машина вздрогнула от взрыва разорвавшейся за 100 метров перед ней ракеты. Сон мгновенно покинул полковника. Джип неуверенно покачнулся и нехотя упал на бок. Фатулла успел выскочить первым. Следом выкарабкался весь окровавленный шофер Аскер. Автоматные очереди, сужая диаметр обстрела, уже коснулись покореженного разбитого остова не раз выручавшей командира верной машины. Но двое спасшихся уже находились на некотором расстоянии от опасной огненной черты. Спасительная темнота южной ночи благосклонно скрыла беглецов. Расстреляв весь запас боеприпасов по несчастной машине, отряд сепаратистов обнаружил исчезновение "трупов". Включив фары своих быстрых новеньких иномарок, они бросились на их поиски. Награда за Фатуллу обещала быть достойной "Черного полковника".

Фатулла имел один пистолет на двоих. Автоматы, после внезапного падения джипа, остались в машине. "У нас всего 5 патронов", - подытожил полковник. Он встретился взглядом с Аскером и невольно опустил глаза. За себя он ручался, но жизнь молодого парня, которого в Баку ждала невеста, была вне его командирства. Его тоже ждала любимая жена и детишки, и именно поэтому он не мог сдаться этим подонкам из иностранного легиона, которые составляли костяк этой дикой орды сепаратистов. Он знал, что их ждет, и абсолютно не колебался в выборе. Он бы сделал "это" сейчас, так как круг наступавших сужался, но у него в запасе еще было 5 патронов. Только пять негодяев, но не меньше, может он забрать с собой в дальнюю дорогу. В дорогу, из которой возврата нет. Он украдкой взглянул на Аскера. "Нет, не поднимется у него рука на весельчака-шофера, который был ему братом на этой войне. Нет, я отдам ему право на выстрел. На "свой" выстрел".

Начинающийся рассвет зафиксировал падение одной за другой трех фигур. Громкие проклятия и стоны подтвердили прицельность выстрелов полковника. Кривая шеренга охотников за гонораром в нерешительности остановилась. Никому не хотелось не то что расставаться с жизнью - это само собой - но и терять приличный заработок. Стрекот приближающегося вертолета подвел итог сомнениям бандитов, и они, с диким гиком ввалившись в машины, исчезли в дорожной пыли. Вскоре подтвердилась мысль, что это летела поисковая разведгруппа республиканцев.

Прибытие Фатуллы в Физулинский район не сулило ему ни славы, ни легкой победы. Необходимо было собрать разрозненные отряды республиканцев, действовавших "кто в лес, кто по дрова", в одну сильную группировку и показать сепаратистам, что хозяин здесь - Азербайджан. Район был неуправляем и правом решающего слова пользовался тот, кто имел ружье, в данном случае - автомат.

Получив от президента широкие полномочия, Фатулла с блеском проявил сначала свой талант организатора, а затем и воинские способности стратега. Местные бизнесмены, удовлетворенные установившейся в районе стабильностью, решили устроить сабантуй в честь командира группировки. В селении, неподалеку от штаба, зарезали барана и послали к полковнику почетную делегацию.

Когда Фатулла узнал, по какому поводу она прибыла, то разбушевался: " Как вы могли подумать, что я поеду на кябаб, когда мои ребята (он подразумевал всю группировку – авт.) уже месяц сидят на консервах из кильки. Вы соображаете, что предлагаете командиру предательство своих бойцов!". Он долго еще не мог успокоиться по поводу головотяпного приглашения местных предпринимателей.

Авторитет полковника был настолько высок, что даже слухи о его появлении в районе боевых действий повышали боеспособность республиканских войск. Причем, в отличие от многих других командиров соединений, связывавших успехи операций со своими дальнейшими политическими амбициями, "Черный полковник" служил республике как воин и гражданин, думая, прежде всего, о восстановлении закона и мира в стране. Потому-то руководство Азербайджана так часто посылало его на самые опасные участки фронта, где нужно было проявить не только смелость, но и компромиссный разум.

Окончание боевых действий вернуло Фатуллу в родной дом. Друзья из сферы бизнеса, надеясь использовать популярность полковника, делали ему предложения, одно заманчивее другого. Но Фатулла привык служить отечеству и потому решил баллотироваться в меджлис. А имел ли шансы пройти в депутаты полковник, да еще и "черный"? И почему, вообще, черный, а не розовый или зеленый?

Мы привыкли ассоциировать слово "черный" с темными сторонами жизни того или иного отрицательного героя. А тут совершенно положительный персонал, но почему-то "черный", которому бы больше соответствовало выражение "белая ворона". Однако прозвище дал ему народ, а потому и рассмотрим, в чем мудрость этого прозвища. По мнению автора, слово "черный" здесь необходимо рассматривать, как личное темное явление полковника по отношению к нечистоплотному окружению, представляющего собой властные структуры. Фатулла не мог быть "белой вороной", ибо борьба шла по принципу "кто кого" и их методы, может быть, не всегда были чистоплотны. Об этом говорит хотя бы факт попытки "замазать" полковника при строительстве штаба ГАИ. Раздутый "скандал", кстати, и стал поводом для перемещения Фатуллы.

Разумеется, последний, как и водится в большой политике, имел несметное количество врагов. Но врагов, скрытых под маской любви и доброжелательства. Лучшие сыны человечества не раз становились жертвами своего доверия подлому сословию Сатаны.

Не верьте тому, кто умно молчит,
Затая свою явную месть.
Не верьте тому, кто громко кричит,
Что своей головы Вам не снесть.
Но бойтесь того, кто всегда под рукой,
Готовый помочь Вам во всем.
Ведь в доску он свой, но он не святой,
И он внесет в дом Ваш - разлом!


Фатулла был убит по заказу милицейского чиновника из числа своего ближайшего окружения. Возможно, что и он является подставным лицом темного заговора. Подлый заказчик - подлые приемы убийства: киллер из-за угла.

Стоп! А чего он добился! Зачем он это сделал? Кому мешал человек, являвшийся надеждой и гордостью своего пробуждающегося народа! Народа, покорно приносящего взятку за любое соприкосновение с органами власти. Не за это ли зло, превратившееся в повседневный закон взаимоотношений, и был уничтожен "Черный полковник"? Так знайте же, мерзкие твари - личность Фатуллы стала народной легендой! А пример его подхватят молодые последователи, которые, рано или поздно, но очистят свою древнюю и прекрасную страну от шлака и мусора!

МАРК ВЕРХОВСКИЙ
Июль 2006 года

Еженедельная аналитическая газета "Бакинские B>едомости", № 28 (66), 12 августа 2006   
© www.monitorjournal.com | All Rights Reserved