САТИРА

Спорт

СПОРТИВНЫЙ КРУГОВОРОТ
Мохаммеду Али такое и не снилось!

Вагиф долго и упорно готовился к предстоящему поединку. Он составил расписание, по которому просыпался, питался, тренировался и ложился спать. Этот бой был очень важной ступенью в карьере боксера-профессионала. Вагиф шел к этому дню долгие 7 лет и знал, что должен показать все, что умеет. Его тренер постоянно твердил одно и то же:

- Второго такого шанса у тебя может и не быть. От этого боя зависит очень многое. В зале будет руководство Министерства по делам молодежи и спорта. Если ты выиграешь, тебе сразу предложат хорошую работу, возможно даже в правоохранительных органах. Я вложил в тебя все, что у меня есть, и если ты меня подведешь, я тебе башку оторву.

Последние слова тренер говорил как бы шутя, но Вагиф знал, что в случае проигрыша ему придется все начинать сначала. Поэтому последние три месяца перед поединком он провел в изнурительных пятичасовых тренировках. И только за три дня до боя тренер дал ему отдых.

Его противник, Расим, больше известный как «Длинный звонок», тоже готовился к предстоящему поединку. Он старательно обзванивал всех своих друзей, знакомых и родственников, способных повлиять на решения судей во время боя. За это умение побеждать своих противников при помощи телефона задолго до выхода на ринг его и прозвали «Длинным звонком». Последний его звонок адресовался двоюродному брату - заместителя министра по делам спорта и молодежи.

- Здравствуй, это Расим.

- Привет, Тайсон. Что, опять выходишь на ринг и надо словечко замолвить?

- Да нет, я просто позвонил, чтобы сказать – у меня в субботу бой во Дворце ручных игр. Приходи, если будет время.

- Прийти не смогу, а вот двоюродному братишке обязательно позвоню, чтобы тебя там ненароком никто из судей не обидел.

Последние две недели Расим провел у одной знакомой девицы на даче. После этой усиленной «тренировки» он чувствовал себя неподготовленным и сильно нервничал. А когда настал день выхода на ринг, он окончательно раскис.

Когда-то Расим был подающим надежды спортсменом. Но случилось так, что после его первой крупной победы на ринге, когда он во втором раунде нокаутировал французского боксера, Расиму тут же предложили работу в МВД. В стране существовала некая мода принимать на работу в силовые структуры (правда, на незначительные должности) спортсменов, показавших какие-то результаты на соревнованиях. Расим не стал исключением и вскоре был принят в ряды полиции. Последующие три года его жизни были больше связаны с пьянками и гулянками, нежели с профессиональным спортом. «Дыхалка» у него была уже не та, ноги и руки потеряли прежнюю быстроту, а когда он отработал полноценный бой, Расим и сам толком не помнил.

В то же время он понимал, что если Вагиф победит, то на Расиме как на боксере просто поставят жирный крест. А это чревато проблемами на работе, так как он демонстрировался в МВД только в качестве наглядного примера того, что в азербайджанской полиции работает «морально и физически сильная молодежь». Так что надо было выигрывать бой любыми способами.

В день поединка Дворец ручных игр был переполнен. Профессиональные боксерские бои были в Азербайджане редкостью и вызывали большой интерес. Расим подъехал к Дворцу на своем новом «жигуленке» седьмой модели. Вагиф приехал на автобусе. В раздевалке оба выслушали последние наставления тренеров.

- Этот парень очень хорошо работает левой, имей в виду, - наставляли Расима. – Ни в коем случае не пытайся взять нахрапом и не начинай бой с серий. Только расстрел издалека. Во втором раунде уже все будет ясно. Не дай ему гонять тебя по рингу. Он покороче тебя, поэтому не давай ему лезть снизу. Расстреливай его издалека…

В другой раздевалке также шли последние приготовления и слышался голос тренера Вагифа:

- Он уже три года не получал хорошенько по морде. Единственное место, которое он посещает с завидным постоянством, это пивная под моим домом. «Длинный звонок» выиграл все свои последние бои благодаря замминистра по делам молодежи и спорта. Так что ебя вполне могут тут засудить. У нас один выход – опрокинуть его. У него длинные руки и он повыше тебя ростом. Поэтому лезть на рожон не следует. Следи за его «расстрелом» и жди, когда он раскроется. Старайся подвести его под свою левую…

Когда прозвучал гонг и боксеры ринулись друг на друга, ни тот, ни другой уже не помнили ни слова из того, что им говорили тренеры. Расим с первых же минут понял, что ему придется туго. Вагиф, благодаря своему маленькому росту, начинал свои серии с его живота и заканчивал их на подбородке соперника. К концу первого раунда Расим дважды получил удары в подбородок, которые потрясли его. Второй раунд стал настоящим испытанием для «Длинного звонка». Вагиф уже почувствовал его растерянность и неуверенность. Он почти не обращал внимания на попытки Расима держать противника на расстоянии и все чаще пробивал его защиту. Когда прозвучал гонг, извещающий о конце третьего раунда, Расим еле держался на ногах. Он умоляюще посмотрел на сидящего на почетном месте заместителя министра. Тот понял его взгляд и, с усмешкой покачав головой, начал кому-то звонить по мобильному телефону. Расим с облегчением вздохнул.

Тренер понял его взгляд и с презрением сказал:

- Ты только продержись до конца боя. Только не упади, а то трудно будет объяснить, как ты выиграл поединок, не выходя из состояния нокаута…

Вагиф в этот момент ничего не видел и не слышал. У него была одна-единственная цель – послать соперника в нокаут во что бы то ни стало. Четвертый, пятый и шестой раунды больше напоминали банальное избиение. Расим получил такое количество ударов в голову, что чувствовал себя как контуженный. До конца поединка оставалось еще четыре раунда. Больше всего на свете Расиму хотелось плюнуть на все и отказаться продолжать бой. «Ну и черт с ним! Могу же я в конце концов проиграть бой. Это спорт, тут всякое бывает», - успокаивал себя он.

Гром грянул в середине восьмого раунда. Расим вдруг обнаружил, что рассматривает потолок Дворца ручных игр.

- …четыре, пять, шесть, - донеслось до него.

Расим кое-как поднялся и знаком дал понять судье, что в состоянии продолжить бой. Рефери внимательно посмотрел ему в глаза и разрешил продолжить бой. Раунд закончился, и Расим, понурив голову, поплелся в свой угол. Бой был однозначно проигран. Оставалось еще два раунда, но незадачливый боксер и по совместительству полицейский понятия не имел, чем они для него обернутся.

Девятый раунд был продолжением избиения, но Расим все же выстоял. Он уже проклинал и свою работу, и постоянные загулы, и свою лень, из-за которой он перестал регулярно тренироваться. В ожидании гонга к началу десятого раунда Вагиф чуть ли не подпрыгивал в своем углу. Он знал, что победил, но также был уверен, что если бой не закончится нокаутом противника, его просто засудят. Прозвучал гонг. Первые тридцать секунд после этого рук Вагифа было просто не видно. Все оставшееся время Расим висел на канатах, на Вагифе, а иногда и на судье. Последний, видимо, получил высочайшее указание помочь полицейскому и ежесекундно вмешивался в бой, не давая возможность Вагифу довести дело до конца. Когда прозвучал финальный гонг, Расима на ринге не было. Последний удар выбросил его куда-то в зал и потребовалась почти минута для того, чтобы вернуть его на ринг. Главный рефери посоветовался со своими коллегами и поднял руки обоих боксеров, что означало боевую ничью. По залу прокатился оглушительный свист зрителей, недовольных этим решением. Расим, судьи и организаторы поединка быстренько скрылись от них. Вагиф растерянно стоял посередине ринга. Вдруг к нему подошел человек невысокого роста и сказал:

- Здравствуй! В понедельник тебя будут ждать для собеседования в МВД. Вот моя визитная карточка…

* * *
С того дня прошло три года. Завтра Вагиф должен был выйти на ринг. Он дергался, потому что чувствовал свою неготовность к бою. Последние три года его жизни были больше связаны с полицейской работой, пьянками и гулянками. О спорте он вспоминал все реже…

АЛИ МАМЕДХАНЛЫ

Еженедельная аналитическая газета "Бакинские B>едомости", № 29 (67), 19 августа 2006   
© www.monitorjournal.com | All Rights Reserved